ШАРКО ВАЛЕНТИНА НИКОЛАЕВНА, ПОЭТЕССА
БИОГРАФИЯ
СПИСОК ПРОИЗВЕДЕНИЙ
ЛИТЕРАТУРА О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ

6 мая 1943 года – родилась в селе Никольское Торбеевского района республики Мордовия в семье сельского учителя.
1959 год – окончила десять классов районной школы. Начала писать стихи.
1966 год – окончила химический факультет Мордовского государственного университета.
1966 – 1978 годы – работала в Башкирии на нефтехимическом заводе города Стерлитамак.
С 31 августа 1979 года – в городе Чайковский.
1979 – 1984 годы – работала на винзаводе заведующей лабораторией.
1985 – 2005 годы – работала на предприятиях, связанных с машиностроением, в том числе с 1998 года на предприятии «Медприбор».
1993 год – опубликовала цикл стихов во втором выпуске антологии литобъединения «Огни Камы» - «С тобою, без тебя».
1998 год – вошла с поэмой «Хатынь» в девятый выпуск альманаха газеты «Огни Камы» – «Дикий мёд».
2000 год – выпустила первый авторский сборник «Постижение дороги». Опубликовала цикл стихов в двадцатом выпуске альманаха приложение к газете «Огни Камы» – «Вперёд, славяне!».
2003 год – вошла со стихами в тридцать третий выпуск альманаха газеты «Огни Камы» – «Чайка».
2006 год – выпустила второй авторский сборник «Моё наследство».
2007 год – вошла со стихами в поэтический сборник «Этюды с Чайковским».
Печаталась в саранских, стерлитамакских многотиражках, в газете «Огни Камы», «Чайковский машиностроитель».
Замужем с 1968 года. Двое детей – Марина и Леонид, трое внуков.

ПРОЙТИ СВОЕЙ ТРОПОЙ
В начале 80-х годов прошлого века Чайковским авторам стало тесно. Выход в свет их произведений редакция газеты «Огни Камы» строго регламентировала: одна литературная страница в месяц в объёме половины последней полосы. В подавляющем большинстве это были коллективные подборки стихотворений. В жёстких рамках допускался и одиночный поэтический «выстрел», если стихотворение посвящалось советской «красной» дате или воспевало достижения «развитого социализма», или отражало борьбу прогрессивного человечества за мир. Иными словами, если лирический монолог как языковое воплощение душевных процессов в поэте протекал в русле так называемого «социалистического реализма».
Характерно, тему борьбы за мир чайковские поэты в те времена раскрывали в духе «воинствующего исторического материализма»: хочешь мира – готовься к войне! «Тревога! Тревога! Тревога! Гудит под ногами броня», - будил читателя Рудольф Перегудов в стихотворении «Ночная тревога». Но в «Пропагандисте» он предупреждал: «В бою незримом нет сейчас пощады: // Две философии в бою сошлись». Тем не менее, в «Походе» - «маршруты на карте ясны, // Команды отрывисто сжаты». Апофеозом вожделенной победы марксизма-ленинизма торжественно, во вселенском масштабе, звучали строки Сергея Попова: «Встаёт над Родиной заря // Стеной полотен красных». С кровавым цветом равенства и братства на земле выходил явный перебор! «Но в душе простого человека», - успокаивал чайковского читателя Леонид Зашихин, - «там доброта – не злобы жало». Хотя некоторыми поэтами предлагались и радикальные методы борьбы за мир: «Хребет сломаем ворогам любым, // Загоним в клетку бешеного зверя» (А. Бузмаков «Марш»).
Казалось, на столь монументальном поэтическом полотне чайковских поэтов-мироборцев места для нового свежего мазка не осталось! Появись новая «звёздочка» на птичьем дворе-литстранице «Огней Камы», и все «пернатые», словно в сказке Андерсена «Гадкий утёнок», подняли бы такой шум и гам:
– Ну вот, ещё целая орава! Точно нас мало было!
И вдруг 8 мая 1982 года, в канун 37-й годовщины Победы советского народа над фашистской Германией в Великой Отечественной войне со страницы газеты «Огни Камы» зазвучали строки стихотворения «Говорите!» - молитвенно, заветно:
Ни к чему разговоры
Об уюте, богатстве! –
Говорите о дружбе,
Говорите о братстве,
Чтобы дети о войнах
Знали только по книжкам.
- В мир и дружбу играйте! –
Говорю я мальчишкам.
Заговорили… О появлении на Чайковском литературном небосклоне ещё одного поэта – Валентины Николаевны Шарко. В её стихотворении «Говорите!» не было проповеди тусклых материалистических азов политграмоты, набившей оскомину плакатной декларативности и, самое важное – напускной угрюмости. Исток же фабулы стихотворения прост. Однажды Валентина Николаевна заметила, что её сын Леонид «днём играет в сраженья, // Ночью спит с автоматом». В относительно мирное время?..
«Я слово живое несу // В натруженных жарких ладонях», - эту суть поэтического творчества Валентины Шарко, его мерило в разные годы почувствовали оба руководителя литературного объединения при редакции газеты «Огни Камы»: и замечательный уральский прозаик, член Союза писателей СССР Геннадий Солодников, и Чайковский поэт и журналист Виктор Дворник. И поняли: чисты помыслы автора поэмы «Хатынь» (1991), стихотворений «В Саласпилском мемориале» (1988), «В дороге» (1989), «Постижение» (1989), «Капельки» (1988) и других. Не стремление приобрести широкую полиграфическую известность являлось «движущей силой» Валентины Шарко, а искреннее желание рассказать возможно большему количеству людей о том, что её волнует. И она старалась с возможно большей силой уверить нас в правильности своих убеждений, увлечь нас за собой.
Её кормило – предельно ясный и проникновенный поэтический голос, которым она воспевает и пропагандирует духовное богатство своего поколения. Но если прислушаться к стихам Валентины Шарко, то через общечеловеческие ценности связь времён легко восстанавливается! Разве и нас не привлекает дом друзей, где «встретят искренним радушьем, // Не хлебосольством показным» («Люди и вещи»)? Не мы ли бережём товарищей от своего дурного настроения? – Ведь «это неприлично, в самом деле, // Выносить на люди хмурый вид»! Вместе с лирической героиней цикла «Замкнутый круг» мы несём «размолвки тягостное бремя», которая и в наших душах «печалью радость запорошит». Наконец, и у нас бывает «житейской задетое стужей» мгновение, когда надо взять себя в руки: «Взвешу без досады всё, что есть…».
Эта строка человека с неженской силой духа, с высокой степенью оптимизма мироощущения! В подавляющем большинстве стихотворений Валентины Шарко её лирическая героиня верит в лучшее будущее, в возможность торжества добра над злом, справедливости над несправедливостью. Даже «на фоне террора и бедности массы людей» ей «в каждом рассвете ясном // Хочется видеть хорошее». В миниатюре «Напрасно» она мысленно подбадривает возлюбленного, находящегося с ней в разлуке:
Напрасно иронией горькой
Встречаешь рассвет голубой…
Я тоже не меньше нисколько
Грущу от разлуки с тобой.
И пьёт «с надеждой прозрачный настой // Холодеющей дали небес» («Речники»). У Валентины Шарко грусть носит оттенок светлой, звенящей, животворящей печали. В стихотворении, посвящённом этому эмоциональному состоянию человека, она утверждает: «Быть может, оптимизм полезней для здоровья, // Но душу очищает грусть». И призывает: «Грусти, моя душа, и горестно, и звонко…». «Тёмные» тональности грусти – тоску, кручину, хандру и боль – поэтесса неприемлет. Свидетельство тому – дружеский шарж на подборку стихотворений Евгения Мезрина «Девятый вал»:
Любовь к Отчизне, долг и труд
Хандрить Вам долго не дадут.
Вчитайтесь в эти строки! В них не только предлагается панацея от хандры; в них – кредо автора, его программа, стержень его поэтического творчества. Родина – великая и малая, дочерний долг перед ней и самоотверженный труд – центральные темы поэзии Валентины Шарко. При раскрытии этих тем она обнаруживает самые высокие вершины своего поэтического дарования, которые измеряются гражданственностью и хорошей публицистичностью. Здесь всё объяснимо. Расцвет творчества поэтессы совпал с самым драматичным периодом истории нашего государства, с её переломным моментом…
II.
Существует три яда, отравляющие в стихе любовь читателя к родине: прямолинейная назидательность, лозунговая декларативность и расплывчатая жизненная позиция. Большинство чайковских авторов ими непроизвольно пользуется, причём, не ведая, что творит. Напротив, бальзам для души гражданина – поэтическая символика. У каждого поэта она индивидуальна, неповторима. В «краю лазоревом» за «околицей преясной» Марк Колегов поёт свою славу «невесте-дали». Стройный «радар мирозданий» Виктора Дворника – острошеломный тополь, привольно шумящий на берегу Днепра, Ангары или Камы. Только в лирическом блокноте журналиста «Акварели Прикамья» этот «в осеннем закате пылающий бредень» встречается в одиннадцати стихотворениях! «Без любви к драгоценным приметам «малой родины», - убеждал Александр Твардовский, - не может быть истинного патриотизма». Как, впрочем, и без господствующего чувства поэта в исключительной обстановке. Так, лирические герои поэта-фронтовика Евгения Орловского способны удивляться и слышать голос любви даже сквозь грохот и скрежет металла! Первое «видéние» приходящего в сознание тяжелораненого – высокая, голубоглазая медсестра. И первое его чувство и мысль – «до удивления красивая!» («Моя славянка»). Уставший от боёв и многовёрстного похода солдат вдруг замечает: Плывёт до удивленья тонок // По лужам месяц молодой» («Эпизод»). «А кто-то последним тоскующим взглядом // Увидит седую луну в облаках», - это последнее удивление, которое навечно застынет в глазах убитого («Седая тишина»)…
«Постижение дороги» (2000 г.) – название первого поэтического сборника Валентины Шарко также глубоко символично. В духе эстетики раннего Максима Горького через «дороги вечное движение» автор испытывает себя на прочность, ведёт активный поиск своего пути в жизни (не места!) и, наконец, заслуживает своё наследство – высокое чувство Родины. Это тоже символ, который бережно принимает эстафету от «дороги» - во второй книжице стихов «Моё наследство» (2006 г.).
Автобиографичный по сути, тернистым оказался путь лирической героини. Это на старте «нам юность как поле, как поезд // В сиянии ярких огней!» («Формула века»). А дальше – «лишь серая лента дороги // Цепляется за горизонт» («В дороге»). И всё-таки вынужденные остановки претят энергичному характеру героини, - паузу в движении поэтесса «награждает» далеко нелестными эпитетами! «На сером неровном перроне // Привычно прощальная жизнь», - замечает она, выстаивая у кассы очередь за билетом на поезд «Солотвино - Львов».
Чувствуете, как во всех трёх случаях точно передан «говор колёс непрестанный» (И. Тургенев)? – Мерностью трёхстопного амфибрахия? В поэзии Валентины Шарко – это лейтритм движения поезда. Экспрессивным ореолом размеров имитируются и иные способы путешествия лирической героини. Так, в «Моих стихах» она ходко меряет трудные вёрсты под маршевую ритмику четырёхстопного ямба: «В метель и дождь иду упрямо, // Не отступая средь стихий». Траурной поступью чеканит четырёхстопный дактиль «В Саласпилском мемориале»: «Здесь проходила дорога страданий, // Здесь проходила дорога смерти». Зато насколько поэтичен тон и широко дыхание в бесцезурном пятистопном ямбе стихотворения «В самолёте!»:
Над нами облака как на параде:
Сугробы снега в солнечном бреду.
Ещё одна посадка в Волгограде –
И я на древний Каспий попаду!
Примечательно, именно вокруг обожаемого Валентиной Шарко символа дороги в стихах концентрируются одни из самых ярких метафор и сравнений. По крайней мере, этим её строкам позавидовал бы любой хороший поэт: «Грузовик на дороге узкой // Режет темень ножами фар» («Постижение»). Именно дорога продлит литературную жизнь её стихотворениям. И ёще. Подобно тому, как Александру Блоку открыл Россию русский ветер, так и Валентине Шарко – серая дорога.
А покататься по России Валентине Николаевне пришлось немало! Исток её дорог – село Никольское Торбеевского района Мордовии, где 6 мая 1943 года она родилась. Профессию химика-органика она получила в 1966 году в Саранске, окончив Мордовский государственный университет. Работала в Башкирии на нефтехимическом заводе Стерлитамака. В сентябре 1979 года дорога привела её в город Чайковский, – заведовала лабораторией на винзаводе, трудилась на «Точмаше». Абрисы дорог Шарко – реальных и воображаемых – легко узнаются в маршрутах её лирической героини. Она смотрит на «кубик бетонный на лобном месте» Саласпилского мемориала в Латвии и слышит «сто сорок девять криков» в пылающей Хатыни, переправляется на пароме «среди разгула камских вод» под Сарапулом. Она гостит у друзей в Свердловске, в Ялте оказывается «в плену обманов и утрат». А в пушкинском Болдино ей мерещится «Муза в белом платье». Обе – и поэтесса, и лирическая героиня по-гоголевски видят в дороге и езде «что-то восторженно-чудное». Обе – предельно наблюдательны. К Валентине Шарко никак не отнесёшь знаменитое пушкинское «мы ленивы и не любопытны»!
Конечно, бóльшую часть жизни она провела в городе. Однако корни эстетики поэтессы глубоко лежат в здоровой общинной психологии российского крестьянина: быть причастным ко всему, что происходит в его родном селе. Из этих же корней вырос легендарный тезис Ярослава Смелякова: «Самой значительной и высокой мерой таланта поэта является мера его гражданственности, хорошей публицистичности». В таком контексте творческий потенциал Валентины Шарко довольно объёмистый. Из чайковских авторов она единственная, которая не прошла мимо многих незамеченных другими бед и потерь в нашей стране. Так было в течение двух последних десятилетий прошлого века, так есть и сейчас.
«Весь ужас смерти, боли крик // В безжизненной тонули груде», - в 1978-м Валентина Шарко пьёт горькую чашу землетрясения до дна вместе с жителями Спитака («Армения»). «Не с тебя ль начались все раздоры // И пошли гулять по стране? - в гневе спрашивает она зачинщиков карабахского конфликта. – Сколько новых теперь «карабахов» // Стало, маленьких и больших?». Вопросы, вопросы… «В мирное время опять Освенцим?! В мирное время опять Хатынь?!» – это уже благородная ярость поэтессы по поводу трагедии в Беслане 1 сентября 2004 года («Захват»)! Далёкие дороги скорби метят сердце поэтессы всё новыми и новыми ранами…
У Валентины Шарко есть и эффектные стихотворения, и бабочки-однодневки. Но её лучшие стихи носят черты поэтических репортажей с места событий, из самых горячих точек ХХ века. Они публицистичны и страстны.
III.
Творчество автора «Постижения дороги» привлекло внимание чайковцев уже давно. О мартовском литературном вечере 1987 года в СПТУ-56 педагог-словесник Е. Н. Новикова писала: «Хорошее впечатление произвела гражданская лирика Валентины Шарко. Тематика её стихов – раздумья о времени, о месте человека в бурной, кипучей жизни. Она наводит на размышления». «Всегда волнует и трогает лирика В. Шарко», - признаётся поэтесса Алевтина Сергеева в корреспонденции «Чувства души» (Огни Камы, 1989, 3 июня). В статье «Простое рабочее слово» ей вторит поэт Рудольф Перегудов: «Поток раздумий и чувств поэтессы проникновенен, лиричен. И, как солнечный луч в ненастную погоду, прорвавшийся сквозь тучи, заставляет нас радоваться…» (Огни Камы, 1991, 9 мая). «…В каждом стихотворении есть чёткая авторская позиция, мысли и чувства, понятный мне максимализм доброты. Особенно он ярок в пейзажной лирике», - рецензирует поэтический сборник «Моё наследство» Виктор Дворник.
Примечательно, подчёркивая гражданственность поэзии Валентины Шарко, литераторы неизменно обращают внимание на её пейзажную лирику. На первый взгляд это кажется странным. Удельный вес пейзажей в её творчестве небольшой. Чаще всего картина природы, преимущественно летняя или зимняя, вводится в стихотворение как эпизод. Новых тематических областей поэтесса открывать не пытается, лишь ограничивается разработкой эстетических канонов идеальных, бурных и мрачных («оссиановских») этюдов. Как правило, пейзаж вторит настроению лирической героини, поддерживает её в трудную минуту. Поэтому для Шарко характерен пейзаж пустынный, человек остаётся «за кадром». А сама природа обычно представлена в самых чистых, беспримесных своих сочетаниях.
В идиллиях предпочитаются сочные, летние этюды. Так, в стихотворении «В дороге» «зелёные платья» полей «сшиты» в русском сентиментально-романтическом вкусе:
По ним разбежались ромашки,
Не портя зелёный атлас.
И веет родным и домашним
От жёлтых ромашковых глаз.
В более редком бурном пейзаже основным элементом восприятия и изображения природы у Шарко выступает не сам пейзаж, а стихия, чистые природные «начала», отвлечённые от конкретного места: «Стылым ветром дохнут облака, // Вспенит волны осенний прибой» («Речники»). Мрачный пейзаж соответствует эстетической категории «ужасного»; поэтесса «пишет» его только в исключительных случаях: «Лишь ночи мрак да крови пятна, // И сто вопросов у стены» («Памяти Владислава Листьева»).
Не трудно заметить, конкретные предметные единицы и группы пейзажа у Шарко довольно экономно мотивированы, обобщённо-персонифицированы. Вот типичное в её стихах воплощение пейзажных сюжетов: деревня – «Овраги да поля окрест, // Четыре улицы, деревья»; ночь – «Уснуло поле, лес молчит, // Земля и пахарь отдыхают»; горизонт – «Он гребнями елей отстрочен, // То редкой грядой тополей»; зима – «И пышным снеговым покровом // Укроет крыши, поле, лес» и т. п. Таких безликих образов в чайковской поэзии великое множество! Однако в пейзажной лирике Валентины Шарко есть такие радужные грани, ludus tonalis, которыми мы, читатели, любуемся.
…Эти грани наполнены светом и цветом с символическим содержанием. Они несут черты самостоятельной эстетической системы. В «Постижении дороги» и «Моём богатстве» тема «дня и ночи», «света и тени» звучит в конкретном сопоставлении ахроматических цветов и знаменует собой биполярность бытия. Чёрный цвет («ночь», «мрак», «темень») и вся градация серого («полумрак», «тень») у Валентины Шарко символизируют смерть («Лишь ночи мрак да крови пятна»), зло и траур («решётки чёрные», «серый пепел» в «Саласпилском мемориале»), грусть и печаль («серая лента дороги», «От серости в природе // Мир звуков словно вымер», «На сером неровном перроне // Привычно-прощальная жизнь», «Ляжет тень печали» и др.).
Семантика белого цвета также традиционна; это символ чистоты, доброты, целомудрия и высшего подъёма духовных сил человека. У Валентины Шарко рядом с Пушкиным в Болдино – «Муза в белом платье». Лирическая героиня мечтает «в ослепительно белом // Посещать Колизей или Лувр», или попасть в «царство белое берёз». Ей слышится Чайковский вальс – «это песня о городе // Белой чайкой летит». «Добрая и чистая светлая душа» со «светлой памятью», она мечтает накрыть «белый стол» для семьи ли, друзей?.. «Белизну» в значении максимальной «яркости», «светлости» поэтесса использует осторожно, крайне редко, как сакральный цвет Абсолюта. Если на ристалище пейзажной лирики Шарко сопоставить силы армий «чёрного и белого», «тени и света», то эта пропорция выразится числами 22:23. Такое равновесие поэтессу явно не устраивает и она самоотверженно сражается на стороне «ордена добра», «режет темень ножами фар». И мазком…
В своей пейзажной лирике Шарко отдаёт предпочтение двум чистым холодным цветам спектра: синему («сини», «синеве», «лазури»), зелёному («изумрудному») или их сочетанию – бирюзовому (лазурно-зелёному). Они несут значительную символическую нагрузку. Чаще всего синий – это цвет неба или моря: «Яблонь цветенье и синь небосвода», «В лазури моря тонет небо» и др. Зелёный цвет олицетворяет землю, благоухающую природу и плодородие. В «Чайковском вальсе» лирическая героиня возвращается из странствий «в зелень сосен и ив», где «елей зелёные блузы // В берёзок вплелись хоровод» («Фермер»).
У белого, синего и зелёного цветов то и дело возникают прочные «союзы». «Изумрудный июнь, Бирюзовое небо – Вот он, праздник души, - восторгается лирическая героиня. – Он в июне и солнце!». Знаменательно, в христианской символике изумруд – это камень веры и надежды, а бирюза, небесно-голубая бирюза олицетворяет единство небесного и земного, равновесие чувств и преемственность.
Преемственность? Не потому ли святая цветовая символика «Андреевского» флага – синий крест на белом полотнище – ненароком «окрасила» и строки Валентины Шарко о зимнем поле – российском, бескрайнем? -
Но к лицу синеглазой России
Этот празднично-белый убор.
Равновесие (читайте – умеренность) чувств? По утверждению стиховедов М. Н. Эпштейна и В. Ф. Саводника, у пейзажной лирики и любовной – истоки одной эстетической системы. «Любовь всегда немножко тайна, - полемизирует Шарко с рядом Чайковских авторов. – Не выставляя на показ, // От прочих берегите глаз». И ей чужда откровенная эротика – такая, как у Валентины Пустоваловой: «И от страсти земной // Были мы полупьяны». Или как у Светланы Маричевой: «Вместе с нательной сорочкой // Выброшу стыд под кровать». Вот почему в поэзии Шарко даже не пытайтесь искать тёплые тональности красного со всей его градацией – их просто нет! Ведь для поэтессы красный цвет – это символ крови, губительного огня и страсти, символ гнева и мести. Оппонент возразит, мол, есть же у неё и мазки тёплых тонов: «оранжевый круг солнца», лицо спортсменки – «Два розовые яблочка // Под бирюзой небес» и даже дочкина куртка – «аленький цветочек»! Есть. Но эти одиночные «всполохи» лишь усиливают звучание любимых красок – белой, синей и зелёной.
Какое же послание потомкам «зашифровала» чайковская поэтесса Валентина Шарко в своей триаде? Если смотреть на её поэзию сквозь призму христианства, то символика зрима. Триединства веры, надежды и любви можно добиться лишь постижением душой человеческой дороги к гармонии небесного и земного. В этом – твоё богатство, человек!
Вадим БЕДЕРМАН
20.03.2009.

Соломенникова Ольга

Поэтическое творчество Валентины Шарко

аттестационная работа по литературе

Введение

     Впервые я узнала, что моя бабушка – поэт, когда она прочитала мне цикл стихотворений «Наша Оля», вошедший в сборник «Постижение дороги». Тогда я была еще маленькая и не воспринимала ее творчество всерьез, но смогла взглянуть на себя со стороны глазами родного человека. И позднее, когда я подрастала, мне было приятно их перечитывать и анализировать – так ли я живу. Я читала не только стихи Валентины Николаевны, но и ее статьи в газете «Огни Камы» о людях интересной судьбы, например: статья «Мужество» - о поэте-инвалиде В.В.Иванове; о некоторых творческих мероприятиях. На данном этапе жизни я хочу узнать ее как человека творческой профессии.                  

Тема войны и борьбы добра со злом в сборнике стихов В. Шарко «Моё наследство»

  1. Биографические данные автора

Валентина Николаевна Шарко родилась 6 мая 1943 года в селе Никольском Торбеевского района республики Мордовия в семье сельского учителя. Вскоре после её рождения, отца взяли на войну. После войны отца перевели на работу в деревню Самбур, где прошли её детские и школьные годы. Мама, формально числясь домохозяйкой, всю жизнь проработала в колхозе.

В 1959 году окончила 10 классов районной школы. В1960 году поступила на вечернее отделение химико-биологического факультета Мордовского госуниверситета. По окончании  Университета, в 1966 году переехала в Башкирию, где работала на опытно- промышленном нефтехимическом заводе в городе Стерлитамаке. С 1979 года живет в городе Чайковском. Работала заведующей лабораторией на винодельческом заводе. С 1985 по 2005 год работала на предприятиях, связанных с машиностроением. В настоящее время не работает. Замужем. Имеет двух детей, трёх внуков.

Первые два стихотворения написала в 16 лет, сразу после выпускного вечера, чем удивила и себя, и одноклассников. Стихи назывались – «Другу» и «Прощание со школой». В ранние школьные годы сочиняла частушки для деревенских девчат. Вечером, когда ненадолго затихала деревня от хлопот по хозяйству, вскоре оживлялись улицы звуками гармошки, задорными частушками, задушевными песнями девушек и парней.

У залётки глаза сини
И дугою чёрна бровь.
Не любите синеглазого-
Замучает любовь-

вспоминает одну из частушек, сочиненных ею, Валентина Николаевна.

Наверное в это время и закладывалась в романтической душе автора поэтическое начало, поддержанное ранним знакомством с поэтическими сборниками А.С.Пушкина и М.Ю.Лермонтова, случайно найденными в чулане среди старых книг.

Немало этому способствовала и окружающая природа. Недалеко от деревни стояла роща, куда весной ходили за цветами: колокольчиками, незабудками, ландышами; летом и осенью – за ягодами и грибами.

После двух стихотворений, сочиненных при расставании  со школой, вновь «пошли» стихи только почти через два года. С тех пор это стало постоянным способом самовыражения, потребностью души. Стихи стали лучшими друзьями автора, о нем она пишет в стихотворении «Мои стихи»: 

 …Когда в дороге жжёт усталость,
    Когда  дела мои плохи,
    Мне одолеть поможет слабость
    Моя любовь, мои стихи.
    Когда в обиде негодую,
    То всем сомненьям вопреки,
    Откроют истину святую
    Мои друзья - мои стихи.
  1. История создания сборника стихов «Мое наследство».

Сборник «Мое наследство» составлен из стихов, написанных в разные годы творческого пути автора. Многие стихи печатались в городской газете «Огни Камы»; стихи военной тематики вошли в коллективные сборники Чайковских  поэтов «Дикий мед» (Хатынь); «Вперед, славяне!» (Шрамы, Сестра, Моё наследство); «Постижение дороги»  (Саласпилс). Необходимо было собрать в один сборник наиболее значительные и интересные произведения, особенно стихи на военную тему. Редактированием и корректировкой стихов, вёрсткой сборника занималась, в основном, сама Валентина Николаевна.

Стихи близкой тематики были объединены в пять разделов: «Шрамы», «Под милый сердцу шум», «Неровности», «Здесь невозможно злое совершить». В пятый раздел вошли три стихотворения- небольшие исторические новеллы: «Выгодный район», написано к 80-летию микрорайона «Заря»; «Большое Болдино»- к 200- летию  А.С.Пушкина и «Хатынь». В целом на создание сборника от замысла до издания ушло около года.

  1. «Сестра», «Саласпилс», «Хатынь»- три вехи ”хождения” автора к памятным местам.
Ходите к памятным местам
И пусть места те будут святы.
Иду и я, как шли когда-то
Паломники к святым мощам. 

Так написала Валентина Николаевна в одном из своих произведений.

Возможно, тот факт, что родилась она в военное время, а ранние детские годы её прошли в обстановке, где так много было связано с военной с войной- предметы, люди, с восстановлением каждого уголка страны, возрождением мирной жизни- все это оставило незримый след в душе и сформировало чувство долга перед павшими, а также вызвало желание написать об этом.

Первым стихотворением, где автор впервые соприкасается с военной темой, было стихотворение «Мое наследство», давшее название сборнику: 

Когда отец с войны пришел-
Я это знаю по рассказам,
С сестрой мы спрятались под стол,
Его признали мы не сразу.
 
На нас сердилась долго мать-
Отца мы дядей называли.
И брали тайно поиграть
Его победные медали.
………………………..
И эта память детских лет,
Мое нехитрое наследство,
Мне дорога, как светлый след,
Которым  возвращаюсь в детство.

 

В следующем стихотворении - «Шрамы» тема войны и послевоенной жизни раскрывается уже более широко. Конечно, автор не была на войне (по возрасту) поэтому она пишет:

Война, Война, что к нам пришла с экрана ,
На огневом осталась рубеже.
Идут года, но не проходят шрамы,
Что до сих пор на теле и в душе.
 
И с каждым годом меньше тех героев,
Отчизну спасших мужеством сердец.
В деревне нашей всё их было трое,
Да вот недавно умер мой отец.
 
Придя с войны, они не пали духом-
Пилотки в звездах, груди в орденах.
И поднимали землю из разрухи
Кто без руки, а кто на костылях.

 

Стихотворение «Шрамы» не только об участника войны. Оно и о тех, кто не дождался с войны близких и дорогих людей, погибших, пропавших без вести. Шрамы не только от ран, но и от боли потерь, боли от неизвестности. Это стихотворение и о жертвах последующих - в Афганистане, Чечне, других локальных войн: 

Взяв в сорок пятом землю на поруки
Мечтали - будем в вечном мире жить!
Теперь лежат в сырой земле их внуки,
Что за родные пали рубежи.

Автор призывает бережно и чутко относиться к ветеранам войны, к истории свой Родины:

И всё же берегите их как Знамя
Хранят в сердцах солдаты той войны,
Уж потому, что эти люди знают
О жизни то, чего не знаем мы.

Автору не раз доводилось побывать в местах, где война проявила себя в наиболее концентрированно-жестоком виде. Своеобразные репортажи из этих мест в стихотворениях «Сестра», «Саласпилс» и «Хатынь». Первый пункт этого маршрута- памятник погибшим солдатам у реки Сестра. Когда-то Петр 1 задумал построить военный завод на берегу этой реки. Так возник город Сестрорецк. В годы войны войны по реке Сестра проходила линия обороны Ленинграда. Оборона Ленинграда длилась 900 дней и ночей и задача у солдат была одна - держать линию обороны! Вот как пишет об этом автор:

Теперь не видима граница,
А много лет тому назад
Здесь довелось солдатам биться
Обороняя Ленинград.
 
И всю войну держались твердо
За каждый сантиметр земли…
Здесь на могилах братских звезды
Цепочкой плотной пролегли.
 
Как будто бы к реке напиться
Шли братья страдною порой
И из реки попив водицы,
На землю падали звездой.

 

Трудно выразить словами впечатление, говорит Валентина Николаевна. Это нужно видеть: бетонное покрытие берега реки сплошь покрыто цепочками звезд на братских могилах погибших солдат. И снова вспоминаются строчки:

Ходите к памятным местам…

Следующая остановка автора- мемориальный комплекс, созданный на месте бывшего концлагеря «Саласпилс» в Латвии и открытый в 1967 году, тогда же была посажена первая сосна  оставшимися в живых. Немцы начали строить концлагерь в октябре 1941 года. Узниками концлагеря были военнопленные и просто жители, в том числе матери с детьми от двух до семи лет. Всего здесь было 12 тысяч детей, пять тысяч детей погибло. Последняя зарубка на стене памяти была нанесена 12 октября 1944 года, когда солдаты Красной армии освободили заключенных. Всего в концлагере «Саласпилс» погибло сто тысяч человек.

Поле широкое, травы высокие,
Сосны, пока ещё не вековые
Все вы свидетели, бывшие около.
Сюда поклониться приходят живые.
 
Этого озера раньше не было
Ладонями узников озеро выкопано.
Что в нем вода ли от снега белого
Или слёзы, матерями выплаканные?

 

И дальше ведет свой репортаж Валентина Николаевна:

Решетки черные, как символы зданий.
Кубик бетонный на лобном месте.
Здесь проходила дорога страданий.
Здесь проходила дорога смерти.

 

В книге «Мое наследство» помещено фото, где автор снята на фоне шести гигантских скульптур: «Женщина мать», заслонившая собой детей, «Униженная»- девушка на коленях, заслонившаяся рукой, и за ней рядышком береза- символ чистоты (на фото не видно), три мужские фигуры – «Солидарность», «Клятва», «Рот-фронт»… В концлагере было создано сопротивление- организация, которая боролась, чтобы люди стояли, вселяла дух мужества, так как многие хотели покончить жизнь самоубийством. 

Но страхом и пытками люди не сломлены
Протест нарастал и борьба продолжалась.
Плечо подставляли совсем истощенному,
Рот-фронт! - рука  в кулаке сжималась.
 
Так и стояли, друг друга поддерживая,
Взаимной помощью время меряли
Чтобы хоть кто-то дожил до победы,
Которую ждали, в которую верили.

 

Шестая скульптура передает поднимающуюся от земли на руках мужскую фигуру. Это - «Непокоренный». 

Из горьких мучений, страданий и ужаса
Из серого пепла восстав, из времени,
Встали здесь семеро символом мужества
Напоминаньем другим поколениям.
 
Ни днем, ни ночью покоя не зная
Стоят в дозоре на страже жизни,
Сто тысяч героев в себе воплощая,
Непокоренных  и не униженных!

 

Ежегодно 17 июля в мемориале «Саласпилс» проходит митинг памяти. Раньше на каждом митинге присутствовало от 80 до 90 человек бывших узников…

Конечный пункт следования автора дорогами войны – мемориальный комплекс «Хатынь», который расположен в Белоруссии, недалеко от Минска.
Она в числе нескольких десятков миллионов людей, посетивших этот, возможно, самый трагичный и крупномасштабный из памятников, созданных одним поколением в навечное назидание другим.

Ведь «Хатынь»- это памятник не только 149 сожженным заживо жителям деревни Хатынь. Это памятник и 186 белорусским деревня, сожженным гитлеровцами вместе с жителями, 209 городам и 9200 селам и деревням, которые фашисты разрушили и сравняли с землей.

Это памятник и 2 миллионам 230 тысячам уничтоженных сыновей и дочерей Белоруссии – погиб каждый четвертый житель Белоруссии. Стихотворение было написано в середине 90-х годов. Впервые было опубликовано в газете «Огни Камы», а в 1998 году в альманахе Чайковских поэтов «Дикий мед».

Стихотворение состоит из пяти частей, каждая из которых написана своим размером и повествует об определенном этапе трагедии небольшой деревеньки Хатынь.

В первой части автор показывает довоенную жизнь деревни. Спокойный, почти напевный размер стиха повествует о мирной жизни хатынцев:

Здесь шли дожди, гремели грозы,
Хранили мудрость старики.
Весной кудрявились березы,
Сплетали девушки венки,
 
Играли свадьбы, хоронили,
Как древний требовал обряд.
Гнездиться  аисты любили
На крышах деревенских хат.
 
И доброй радуясь примете,
Мягчал крестьянин, в ласке скуп.
Дымили мирно на рассвете
Все двадцать шесть кирпичных труб.

 

Часть вторая. Война. Всеобщая, почти вселенская беда. Соответственно меняется и размер повествования. Теперь это тревожный, набатный стих: 

«Вставай страна огромная!»-
Разносится окрест.
Затмила сила черная,
Разрушен город Брест.
 
Кругом огни, пожарища,
Куда глаза ни вскинь.
Своих сынов товарищей
Шлет на войну Хатынь.
 
Лютуют злее вороги,
Разносчики обид.
И все что сердцу дорого,
Горит, горит, горит…

 

Кульминация трагедии - в третьей части стихотворения. 

Хмурая и суровая
Серого марта стынь.
Злою фашисткой сворою
Окружена Хатынь.
……………………………
Вот занялся над лесом
Жаркий костер – живым.
Бурой густой завесой
Едкий и горький дым.
 
В огненной пляске дикой
Жизни последний миг
Сто сорок девять криков
Слились в единый крик.

 

Четвертая и пятая части стиха чисто психологические. В четвертой части - оценка увиденного и услышанного. И снова особый размер, горестный, почти плач:

Этот последний март,
Горький из прошлого взгляд.
День что последним стал,
Мрамором белым лег
Последнюю из дорог,
Той, что с родной земли,
Люди в вечность ушли.
Но не смыла пепел вода.
Встал здесь старик навсегда
Ближних покоить прах
С сыном своим на руках.
Здесь где щемящая звень
Кладбище деревень.
На траурной перекличке
Полные слез кринички.
И, словно вечный набат,
Колокола звонят.

 

И далее - боль сердца, скорбь, призыв ко всем людям земли:

Памятники,
                 Памятники,
                                  Памятники…
Хожу, как слепая,
Сердце от ужаса стынет.
Памяти,
           Памяти,
                      Памяти
Сожженных заживо,
В концлагерях замученных.
Живые будьте верны
Не забывайте Хатыни!

 

Уничтожив деревню и её жителей, фашисты, что они уни уничтожили саму память о Хатыни.

Но история расставила по местам нелюдей - фашистов и простых селян, сожженных заживо, чьи имена, вылитые в бронзе, сегодня знают миллионы людей.

 

Приложение

  Удивительное дело, но факт остается фактом: девять десятых стихотворений слушал раньше, многие ставил на страницы «Огни Камы», машинописную рукопись читал «маленькими глотками» (стихи нельзя читать «взахлеб»- отупеешь), - а книгу Валентины Шарко «Мое наследство» просматриваю на протяжении месяца. Стихи удачно расположены по разделам, и это расположение, в котором мне видится больше чутья, чем авторской нарочитости, придает пьесам неожиданное значение.

Возьмем последний в книге раздел «Новеллы». В него вошли «Выгодный район. К80-летию Зари», «Большое  Болдино», «Хатынь» и «Армения». Видите, какой размах поэтической тревоги лирического героя названных новелл?! И завершается он достойно: «Все распри на слом, Все оружье -в обломки! И пусть нам добром Вспоминают потомки».

В «Моем наследстве» пять разделов: «Шрамы», «Под милый сердцу шум», «Неровности», «Здесь невозможно злое совершить», «Новеллы». В каждом стихотворении четкая авторская позиция, ее мысли и чувства, ее, понятный мне, максимализм доброты. Особенно он ярок в пейзажной лирике. Дай Боже, чтоб утвердилось повсеместно убеждение автора, что среди природы «невозможно злое совершить». Природа сама соткана из противоречий, правда, человек выпал из разумной эволюции мироздания.

Жемчужная роспись сборника - стихи посвящения. Валентина Шарко щедро дарит их людям, с которыми встречалась и общалась, которые взволновали ее своей непохожестью на других, колоритом своей занятости и общественного резонанса. Хотите убедиться? Читайте книгу. А я тем временем перепишу в анонс стихотворение «Фермер». 

Где елей зеленые блузы
В березок вплелись хоровод,
Живет Юрий Павлович Лузин,   
Большое хозяйство ведет.
 
Серьезный мужчина. Я знаю,
Он ценит смекалку и труд.
Просторы Урала, без края,
Хозяйство его стерегут.
 
В деревне встают с петухами,
Ему петухи не указ:
Он связан по жизни с полями,
А с миром - по рации связь.
 
Бездельникам многим укором.
В помощниках – зять, сын и дочь.
С делами управятся споро,
Другим успевают помочь.
 
Зачем ему это хозяйство?
Полегче чего-то спроси.
Он, видно, закваски крестьянской,
Побольше б таких на Руси.

Валентина Шарко богата людьми, которых воспела в стихах. Она в праве заявить: «Мои стихи – мое богатство».

 

СПИСОК ПРОИЗВЕДЕНИЙ

    Земля - имя женское : стихи, рассказы / Валентина Шарко. - Чайковский : [б. и.], 2013. - 128 с. : ил., портр.

  Моё наследство : стихи / В. Н. Шарко ; предисл. автора ; сост. и ред. В. Н. Дворник ; худож. З. Соломенникова. – Чайковский, 2006. – 96 с.
 Постижение дороги : стихи : прил. к газ. «Огни Камы» : вып. 15 / В. Н. Шарко ; худож. З. Соломенникова ; ред. О. П. Лубнин. – Чайковский : ИД «Регион», 2000. – 64 с.
 Чайковский вальс ; В дороге ; К Джоконде ; Счастье ; Не оставляй меня ; Быть любимой : [посвящ. А. Л. Сергеевой] : стихи / В. Н. Шарко // Этюды с Чайковским : сборник стихов и прозы / ред.-сост. В. В. Сергеев, А. Ш. Абдулаев. – Ижевск : ООО Информационно-издательский центр «Бон Анца», 2007. – С. 79-82.
 Выгодный район : [посвящение 80-летию поселка Заря] : стихи / В. Н. Шарко // О времени и о себе : сборник стихов / ред. Д. Ф. Волк. – Чайковский : ЦИТ ЧПГК, 2006. – С. 50-51.
 Мои песни о городе : стихотворный триптих / В. Н. Шарко // Чайка : альманах : прил. к газ. «Огни Камы» : вып. 33 / сост. и авт. вступ. ст. В. Н. Дворник ; послесл. Е. С. Глазыриной ; ред. О. П. Лубнин. – Ижевск : ИД «Принт-Экспресс, 2003. – С. 7.
 Моё наследство : стихотворный триптих : Великая Отечественная ; Моё наследство ; Сестра / В. Н. Шарко // Вперёд, славяне! : альманах : прил. к газ. «Огни Камы» : вып. 20. / под ред. О. П. Лубнина ; сост. В. Н. Дворник. – Чайковский : ИД «Регион», 2000. – С. 48-49.
 Хатынь : поэма / В. Н. Шарко // Дикий мёд : альманах : прил. к газ. «Огни Камы» : вып. 9. / под ред. О. П. Лубнина. – Чайковский : ИД «Регион», 1998. – С. 10-12.
 Чайковский вальс : стихи / В. Н. Шарко // Чайковский –´95 : путеводитель-справ. / сост. В. И. Якунцов. – Ижевск : Дом печати, 1995. – С. 18 ; Огни Камы. – 1997. – 5 июля (№ 78). – С. 1 ; Огни Камы. – 2001. – 12 июня (№№ 84-89). – С. 1 ; ЧелоВек. – 2001. - № 4. – С. 33. – (Поэты – городу : «Ты для сердца самый дорогой»).
 Капельки : цикл из 7 стихотворений / В. Н. Шарко // С тобою без тебя : антология литературного объединения газ. «Огни Камы» : вып. 2. / сост. В. Г. Бедерман ; под ред. и с вступ. ст. О. П. Лубнина. – Чайковский : Чайковская типография, 1993. – С. 14-15 ; Огни Камы. – 1988. – 2 апр. (№ 40). – С. 4.

 Говорите! : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1982. – 8 мая (№ 55). – С. 4.
 Моё наследство : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1983. – 8 марта (№ 29). – С. 3.
 Звёзды : [маме] : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1983. – 22 марта (№ 35). – С. 3.
 Формула века : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1983. – 5 мая (№ 54). – С. 4.
 Зима в лесу : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1983. – 26 нояб. (№ 142). – С. 4.
 Почерк подруги : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1983. – 31 дек. (№ 156). – С. 4.
 Женщинам Гринэм-Коммон : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1984. – 8 марта (№ 29). – С. 4.
 Мутнушка : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1985. – 19 янв. (№ 8). – С. 3.
 Молодым избирателям : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1985. – 23 фев. (№ 23). – С. 1.
 Сорок лет без войны : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1985. – 23 фев. (№ 23). – С. 2.
 Говори со мной… : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1985. – 7 марта (№ 28). – С. 3.
 Приближение весны : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1985. – 23 марта (№ 35). – С. 3.
 Перемены : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1986. – 1 янв. (№ 1). – С. 4.
 Точка опоры ; Ускорение : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1986. – 9 мая (№ 56). – С. 4.
 Перестройка ; Ускорение ; Человек… : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1986. – 25 нояб. (№ 141). – С. 4.
 «Есть большие и малые на земле города…» : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1987. – 6 окт. (№ 120). – С. 3.
 Особые слова : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1987. – 7 нояб. (№ 134). – С. 4.
 Следы : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1988. – 23 фев. (№ 23). – С. 3.
 В Саласпилском мемориале : стихи / В. Н. Шарко // Чайковский машиностроитель. – 1988. – 6 мая (№ 18). – С. 2.
 Армения : цикл из 4 стихотворений : [отклик на землетрясения в Спитаке и Ленинакане] / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1988. – 29 дек. (№ 156). – С. 3.
 «Как во владеньях сказочной земли…» : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1989. – 14 янв. (№ 7). – С. 4.
 Рабочие руки : [бригаде отделочниц Л. Ф. Дуевой] ; «Опять зима уходит в небыль» ; Счастливые заботы : стихи / В. Н. Шарко // Чайковский машиностроитель. – 1989. – 8 марта (№ 10). – С. 1, 2.
 Ворон : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1989. – 9 мая (№ 56). – С. 4.
 Постижение : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1989. – 12 дек. (№ 150). – С. 4.
 В дороге : цикл из 5 стихотворений / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1989. – 23 дек. (№ 154). – С. 4.
 «Правдиво, порой сурово…» : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1990. – 23 янв. (№ 12). – С. 4. – (Дневник литобъединения : «Точка зрения»).
 Примета ; Цветок : подборка из 2 стихотворений / В. Н. Шарко // Чайковский машиностроитель. – 1990. – 7 фев. (№ 11). – С. 2.
 Певица : [посвящение Н. Авдеевой] : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1990. – 8 марта (№ 32). – С. 4.
 Деревня : стихи / В. Н. Шарко // Чайковский машиностроитель. – 1990. – 12 сент. (№ 38). – С. 2.
 Цветок : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1990. – 20 сент. (№ 114). – С. 4. – (Дневник литобъединения : «Ласки, покоя и лада…»).
 Признание : цикл из 5 стихотворений / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1990. – 1 дек. (№№ 144-145). – С. 1.
 Девчатам отдела ОМА : [посвящения Гале Яичниковой ; Алсу Файзуллиной, ОГТ ; Л. А. Шевниной, партком ; Р. Ф. Хатиповой, ОГЭ ; Гуле Балабановой, ОГЭ ; Тане Чупиной, цех 9 ; Ирине Логиновой, цех 7] : подборка из 8 стихотворений / В. Н. Шарко // Чайковский машиностроитель. – 1991. – 7 марта (№ 11). – С. 4.
 Хатынь : цикл из 5 стихотворений / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1991. – 9 мая (№ 53). – С. 8.
 Осень ; «Стоят на опушке девчонки-подружки…» ; Телефоны молчат ; Паденье ; Забыть ; Дождь : подборка из 6 стихотворений / В. Н. Шарко // Чайковский машиностроитель. – 1991. – 31 окт. (№ 40). – С. 3.
 Новогоднее : стихи / В. Н. Шарко // Чайковский машиностроитель. – 1991. – 26 дек. (№ 48). – С. 1.
 Капельки ; И это всё о ней ; Как жаль! ; Пусть будет, как будет : подборка из 4 стихотворений / В. Н. Шарко // Чайковский машиностроитель. – 1992. – 5 марта (№ 8). – С. 4.
 Наш праздник : [к 10-летию завода «Точмаш»] : стихи / В. Н. Шарко // Чайковский машиностроитель. – 1992. – 24 апр. (№ 15). – С. 4.
 «Богатые тоже плачут» : стихи-сатира на одноимённый телесериал / В. Н. Шарко // Чайковский машиностроитель. – 1992. – 28 мая (№ 19). – С. 4 ; Огни Камы. – 1992. – 6 июня (№ 64). – С. 4 ;
 Вырастает вместе с нами этот ангел – милое дитя : о внучке Оле : цикл из 5 стихотворений / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1992. – 21 июля (№ 82). – С. 4.
 «Покровом тайны занавешена…» : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1992. – 31 дек. (№ 151). – С. 4.
 «Не нужно фанфаров шумных…» : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1993. – 7 дек. (№ 139). – С. 4. – (Дневник литобъединения : «О Боге, Душе, об Отечестве»).
 Наши юбилеи : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1995. – 24 янв. (№ 9). – С. 4.
 Поле : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1996. – 14 мая (№ 55). – С. 4. – (Дневник литобъединения : «Майские мотивы»).
 Цари : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1996. – 23 июля (№ 84). – С. 4. – (Дневник литобъединения : «Всё тот же свет…»).
 Одиночество : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1997. – 16 янв. (№ 6). – С. 4.
 Грусть : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1997. – 28 янв. (№ 11). – С. 2.
 Антипод : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1997. – 20 марта (№ 32). – С. 4.
 Портрет войны : стихотворный триптих / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1998. – 24 фев. (№ 29). – С. 4. – (Дневник литобъединения : «Юбиляру посвящается»: к 80-летию Е. П. Орловского).
 Просьба («Только о любви не говорите…») : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1998. – 7 марта (№№ 35-36). – С. 8. – (Дневник литобъединения : «Диалог»).
 «Цветком хотела бы я стать…» : цикл из 6 стихотворений / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1998. – 30 апр. (№№ 65-66). – С. 8.
 Сирень под Ленинградом : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1998. – 16 июня (№ 88). – С. 4.
 Переправы : цикл из 6 стихотворений / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1998. – 22 дек. (№ 192). – С. 4.
 Быть любимой : [посвящается поэтессе А. Сергеевой] : стихотворный диптих / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1999. – 6 марта (№№ 35-36). – С. 8.
 Большое Болдино : [к 200-летию со дня рождения А. С. Пушкина] : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 1999. – 5 июня (№№ 82-83). – С. 1.
 8 Марта : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2001. – 6 марта (№ 35). – С. 1.
 И жизнь, и ВИА, и любовь : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2001. – 31 марта (№№ 47-48). – С. 4.
 «Уходят хорошие люди…» : [памяти Ф. Гавшина] : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2001. – 16 июня (№№ 91-92). – С. 4.
 Связь («Где елей зелёные блузы…») : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2001. – 25 окт. (№ 166). – С. 2.
 Гражданка ; Город Чайковский ; Гималайские горы : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2002. – 9 июля (№ 102). – С. 4.
 Я против войны! : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2003. – 3 апр. (№ 48). – С. 1.
 Хороший городок : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2003. – 15 апр. (№ 55). – С. 4.
 Хорошее имя : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2004. – 6 марта (№№ 36-39). – С. 13. – (Дневник литобъединения : «Овалы и углы любви»).
 «Всё ощутимей нам приход весны…» : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2004. – 27 марта (№№ 48-50). – С. 9.
 Защитникам Отечества : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2004. – 7 мая (№№ 71-73). – С. 9.
 Я верю в незыблемость Чисел… : подборка из 5 стихотворений / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2004. – 6 июля (№ 107). – С. 4.
 Захват ; Россия поёт : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2004. – 15 окт. (№№ 164-167). – С. 14.
 Под звуки Гимна стройные : новогодние зарисовки от Валентины Шарко : цикл из 7 стихотворных миниатюр / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2005. – 15 янв. (№№ 8-11). – С. 14.
 Стихи юбиляру : [А. Бузмакову] : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2005. – 26 марта (№№ 58-61). – С. 14.
 Газеты пульс : [к 40-летию газеты «Огни Камы»] : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2005. – 23 апр. (№№ 78-81). – С. 15.
 Оазис : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2005. – 18 окт. (№ 209). – С. 3.
 «Его стихи, как праздники…» ; «Ушёл он, но звонкое имя его…» : [посвящения Д. Соловьёву] : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2006. – 6 мая (№№ 89-93). – С. 15.
 «Под ласками солнышка вешнего…» : [посвящение В. Дворнику] : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2007. – 13 янв. (№№ 4-6). – С. 3.
 Романсы : 2 стихотворения / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2007. – 8 марта (№№ 50-53). – С. 14.
 Близкий человек : [художнику В. Злобину] : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2007. – 7 апр. (№№ 77-81). – С. 19.
 «Поэтов всё ж не как опят на пне..» : [к 70-летию М. Мухаметкулова] : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2007. – 29 дек. (№№ 309-313). – С. 18.
 «Ушёл из жизни рано…» : [в одноимённой корреспонденции] : стихи / В. Н. Шарко // Частный Интерес. – 2008. – 7 фев. (№ 6). – С. 29.
 Акварели Прикамья : [памяти В. Н. Дворника] : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2008. – 29 фев. (№№ 46-51). – С. 22.
 Екатерине Юрьевой : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2008. – 8 марта (№№ 53-57). – С. 17.
 С прошлым не порвётся нить… : подборка из 6 стихотворений / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2008. – 8 нояб. (№№ 271-275). – С. 18.
 «Несёт хорошее день каждый» : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. – 2008. – 15 нояб. (№№ 277-282). – С. 20. – (Дневник литобъединения : «Пою Зарю и Осень»).
 Шрамы : стихотворение / В. Н. Шарко // Огни Камы. - 2009. - 9 мая (№№ 99-103). - С. 19.
 Защитникам Отечества ; Королева и паж : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. - 2010. - 20 февр. (№ 35-39). - С. 18.
 Восьмое марта : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. - 2010. - 9 марта (№ 51). - С. 1.
 Посвящение А. В. Бузмакову : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. - 2010. - 23 марта (№ 63). - С. 3.
 Алла; Встреча; Распутья; Стрессы; Поэзия : стихи / В. Н. Шарко // Огни Камы. - 2010. - 22 мая (№ 114-118). - С. 19.

ЛИТЕРАТУРА О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ

 Валентина Шарко : биобиблиографический очерк / МУК «Чайковская ЦБС» ; сост., авт. эссе В. Г. Бедерман. – Чайковский : Регион, 2008. - 20 с.
 Бриг, Н. Чайковские писатели : [буклет из серии "Чайковские писатели" (7-й вып.) – «Валентина Шарко»] / Надежда Бриг // Огни Камы. - 2009. - 16 июня (№ 134). - С. 3.
 Бедерман, В. Пройти своей тропой : [творчество поэта Валентины Николаевны Шарко] / В, Г. Бедерман // Огни Камы. - 2009. - 5 мая (№ 98). - С. 3.
 Дворник, В. Её богатство / В. Н. Дворник // Огни Камы. – 2006. – 25 нояб. (№№ 237-242). – С. 21. – Рец. на кн.: Шарко, В. Моё наследство : стихи / В. Н. Шарко ; предисл. автора ; сост. и ред. В. Н. Дворник ; худож. З. Соломенникова. – Чайковский, 2006. – 96 с.
 Дубрава, В. Награждены медалями : [«100 лет со дня рождения М. Джалиля» чайковские литераторы В. Шарко, С. Дерюшев и В. Дворник] / В. Н. Дворник // Огни Камы. – 2006. – 18 апр. (№ 78). – С. 1.
 Дворник, В. Традиция : [стихи чайковских поэтов, в том числе Шарко, в книге «Чайковский – город нашей мечты»] / В. Н. Дворник // Огни Камы. – 2006. – 18 марта (№№ 54-57). – С. 13.
 Дубрава, В. Думы у огня : [В. Шарко - составитель поэтического сборника В. Иванова] / В. Н. Дворник // Огни Камы. – 2004. – 15 июня (№ 95). – С. 3.
 Устькачкинцева, В. Планета Валентины Шарко: [творческий вечер поэтессы в Марковской средней школе] / В. Устькачкинцева // Огни Камы. – 2003. – 8 мая (№№ 66-67). – С. 4.
 Даутов, В. Добрый вклад: [о втором поэтическом сборнике чайковских авторов «С тобою без тебя»; отмечены стихи 7 поэтов, в том числе цикл В. Шарко «Капельки»] / В. Даутов // Огни Камы. – 1994. – 8 фев. (№ 15). – С. 4.
 Перегудов, Р. Простое рабочее слово : [о поэтическом цикле В. Шарко «Хатынь»] / Р. А. Перегудов // Огни Камы. – 1991. – 9 мая (№№ 53-54). – С. 8.
 Я.Натин. Синоптические страдания : пародия на стихи В. Шарко «Сугроб взволнованный осел» / Р. П. Гуревич // Огни Камы. – 1986. – 1 апр. (№ 39). – С. 4.
 Бедерман, В. Вечер поэзии : [В. Н. Шарко и А. В. Бузмаков – члены жюри конкурса чтецов в музучилище] / В. Г. Бедерман // Огни Камы. – 1984. – 25 фев. (№ 24). – С. 4.
 Дворник, В. Творческий вечер : [песня «Чайковский вальс» - стихи В. Шарко, музыка Т. Паешковой – победитель конкурса на лучшую песню о городе Чайковском] / В. Н. Дворник // Огни Камы. – 1983. – 26 марта (№ 37). – С. 4.

ßíäåêñ.Ìåòðèêà Ðåéòèíã chaiknet.ru