"Сибирское взятие" и Прикамье

Tuesday, November 25, 2014 6:31:00 PM

Глава из книги: Страницы истории земли Пермской / Н. Н. Агафонова, А. М. Белавин, Н. Б. Крылосова ; под ред. А. М. Белавина. - Пермь : Кн. мир, 1995. - С. 107-117.

 

Глава шестая. Именитые люди Строгановы

2. "Сибирское взятие" и Прикамье

«СИБИРСКОЕ ВЗЯТИЕ» И ПРИКАМЬЕ

Из многих народных героев, которыми гордится уральская земля, один из самых любимых и популярных — казацкий атаман Ермак Тимофеевич. О подвигах и деяниях Ермака «со товарищи» сложены песни, сказания и легенды. Имя Ермака связывают с золотыми кладами, различными скалами — «камнями» — по Сылве и Чусовой, с древними городищами, где он якобы стоял лагерем. В Пермской и Свердловской областях-множество речек, урочищ, скал, населенных пунктов носит имя Ермака и его друзей, сотников Ивана Кольца, Богдана Брязги, Микиты Пана. Имя Ермака было популярно в народе как символ свободы и независимости, в нем видели пример бескорыстного радетеля нужд народных, искреннего служения Родине. Среди прочих подвигов, которые Ермаку приписывает народная молва, выделяется его главное свершение—открытие торной дороги в Сибирь, ее присоединение к Российскому государству.
Биография и личность Ермака по сию пору остаются загадочными для историков. Его происхождение и его деяния до похода в Сибирь окутаны множеством легенд. Некоторые из таких легенд родились в народе, который по-своему осмысливал эту личность, другие были созданы разными историками, монахами, да и самими Строгановыми или по их заказу.
Самые приблизительные подсчеты, основанные на «сказках» и «челобитьях» ермаковцев, написанных, когда они уже дослуживали в сибирских гарнизонах, подсказывают, что ко времени «сибирского взятия» атаману Ермаку исполнилось не менее 40 лет. Значит, он родился в конце 30-х—начале 40-х гг. XVI в. За право считаться родиной Ермака спорили многие городки, волости и станицы. По одной версии, он происходит из строгановских вотчин на Каме, по другой—из Борок на Северной Двине, по третьей он родился в Вологодском уезде; по четвертой — в одной из донских станиц. Однако ни одна из этих версий не является правдивой. Так, версия о пермском происхождении Ермака была, вероятно, сочинена Строгановыми и от них попала в «Сказание о Сибирской земле» XVIII в. Пермский историк А. Дмитриев в конце прошлого века не сомневался в истинности этого «Сказания». Многие историки пытались отыскать документы о происхождении казачьего атамана, составить его родословие. Даже среди природных российских дворян не все имели свою письменную родословную, тем более не было ее у простого казака, ему такое родословие просто не было нужным. Так что любые Ермаковы «родословия» — не более чем наивная выдумка.
Историк Р. Г. Скрынников из множества версий и легенд о происхождении Ермака сумел составить более доказательную, чем все остальные. Он отметил, что во многих «челобитьях» бывшие ермаковцы указывали, что они «полевали с Ермаком в диком поле по двадцать лет». Таким образом,
Ермак — один из участников освоения Дикого поля в конце XVI в., где «гуляли» многие ватаги вольных казаков, которых царское правительство постепенно «прибирало в службу». Так, вольное казачество было в составе русских войск, принимавших участие во взятии Казани в 1552 г. Фольклор сохранил упоминания о том, что Ермак среди прочих отважных казаков бился под Казанью. По преданию, царь много лет стоял под Казанью, пока на помощь ему не пришел Ермак во главе донских казаков.
В конце 60-х начале 70-х гг. XVI в. вольные донские и волжские казаки участвовали в войне с крымским ханом и турками под Москвой. В этих боях принимал участие отряд в тысячу казаков, нанятых Строгановыми. Многие вольные казаки воевали в рядах российских войск во время Ливонской войны, сражаясь с войсками польского короля Стефана Батория. В июне 1581 г. русские отряды под командованием воеводы Дмитрия Хворостина начали наступление на Могилев. Позже командир польского гарнизона комендант Стравинский послал сообщение королю Баторию, в котором тщательно перечислил имена всех русских командиров. В этом списке значатся «Василий Янов — воевода казаков донских и Ермак Тимофеевич — атаман казацкий». Пленные, которых допрашивал в Могилеве Стравинский, показали, что Янов привел отряд казаков с Дона, а Ермак Тимофеевич—с Волги. Естественно, что атаман Ермак, еще в июне 1581 г. бывший на службе под Могилевым, не мог оказаться 1 сентября 1581 г. на Чусовой, откуда он ушел походом на Сибирь. Интересно, что еще в конце лета — начале осени 1581 г. некоторые из ермаковых атаманов — Иван Кольдо, Савва Волдыря и Микита Пан — воюют с ногайскими татарами на Волге. Здесь в августе 1581 г. они разгромили ногайское посольство, где представителем русской стороны был Василий Пелепелицин, будущий воевода Чердынский, посланный в Пермь Великую именно за то, что не помешал казакам волжским разгромить это посольство с «дары многие». Иван IV потребовал-поимки этих казаков, которые помешали мирным переговорам с недавними врагами. Казаки были объявлены «ворами», за их головы назначили крупные суммы денег.
В начале 1582 г. с Речью Посполитой было заключено перемирие. Казаки вернулись кто на Дон, а кто на Волгу. Но на Волге вспыхнуло очередное восстание черемисов (мордвы), и сюда были направлены царевы войска. Чтобы не оказаться под ударом царских войск, волжские казаки во главе с Ермаком уходят на Урал в вотчины Строгановых, которые имели право на наем казаков для своих городков и уже были знакомы волжской вольнице по найму на Ливонскую войну.
Интересно, что Скрынников отыскал у одного из голландских путешественников в Россию географа Николаев Витсена в XVII в. записанное со слов москвичей место рождения Ермака — город Мермиц. К несчастью, голландец не сумел точно записать услышанное им русское название. Какой населенный пункт России XVI в. скрывается под загадочным именем Мермиц, узнать невозможно.
В так называемой Погодинской летописи, составленной на основе разных подлинных, но не дошедших до нас документов XVI в., имеется подробная подорожная роспись похода Ермака, имевшая, видимо, большое значение для последующих походов русских войск в Сибирь. Здесь же указано, что Ермак с казаками прибыл с Волги на р. Чусовую как раз в тот момент, когда на Пермские земли напал сибирский царевич Алей с татарами, а за год до того времени пелымский князь Аблыгерим «воевал... Пермь Великую». Эти сведения, а также сравнение целого ряда документов: челобитных Строгановых, ябедного письма В. Пелепелицина, опальной грамоты, выписанной на Строгановых Иваном IV, доказывают, по мнению Р. Г. Скрынникова, что поход в Сибирь начался 1 сентября 1582 г., а не 1581-го, как это принято считать исходя из Строгановской и Сибирской летописей.
В земли Строгановых прибывают 540 казаков с Волги во главе с Ермаком. Прибыли они вероятно, на небольших казачьих стругах, на тех же самых, на которых плавали по Волге. К камским просторам, да и к Чусовой, которая в XVI столетии была более полноводной, они вполне подходили.
Струги эти были вместительными, по сведениям француза Боплана, в начале XVII в. на один струг вмещалось 4—6 фальконетов, от 50 до 70 казаков, <из которых каждый имеет саблю, две пищали, 6 фунтов пороха, достаточное количество пуль и квадрант, туда же кладут ядра для фальконетов и достаточное количество жизненных припасов». Строили такой струг те же казаки, которые потом на нем плыли, за 12—15 дней.
Вскоре после прибытия отряда Ермака, что, вероятно, произошло летом 1582 г., на Чусовские городки вотчины Строгановых нападает сын Кучума царевич Алей с большим отрядом сибирских татар и вогуличей. Однако на Чусовой его нападение было отбито казаками. Легенды указывают и на место этого боя — на притоке Чусовой р. Усьве в урочище Побоище. Интересно, что там в 1968 г. найден наконечник копья русского типа. Другие предания указывают на устье Чусовой.
Отбитый на Чусовой Алей ушел со своим войском к Соликамску, где произвел страшное опустошение. Он сжег почти все деревни и починки в сельских волостях, захватил Соликамск, невзирая на новые укрепления, окружавшие город, и сжег его дотла, так что немногие уцелевшие жители, вернувшись туда, застали только пепелище. В с. Городище, находящемся в 7 км от Соликамска на той же р. Усолке, до сих пор бытует легенда о том, что на расположенном у села древнем укрепленном городище жил тогда русский князь Городовой и там был сильный бой с татарами. Жители Соликамска и окрестных деревень были похоронены в братских могилах, и с 1584 г. вплоть до XVIII столетия соликамцы совершали поминальный крестный ход к этим могилам.
После того как Алей был отбит, «...учали оне, Ермак с товарищи, мыслить и вбираться, как бы им дойти до Сибирские земли и того царя Кучюма». Таким образом, наиболее вероятно, что идея похода в Сибирь, точнее, набега в отместку за татарский набег, возникла у казаков. Волжская вольница мыслила привычными категориями «око за око, зуб за зуб» и на набег собиралась ответить тем же. По другой версии, Строгановы давно вынашивали планы о вооруженном походе в Сибирь для захвата своих земель по Тоболу и Тахчеям, которые принадлежали им по жалованной грамоте 1574 г.
Надо полагать, что напуганные столь грозными событиями 1581—1582 гг. солепромышленники вовсе не хотели отпускать казаков. Поэтому следует считать, что в поход Ермак выступил все же против воли Строгановых. Много позже, доказывая свои заслуги в «сибирском взятии», Строгановы сообщали, что дали Ермаку «запасы многие, пушечки, скорострельные семипядные пищали, дали вожей (проводников), знающих сибирский путь, и предобрых воинов триста человек литвы и немец и татар и русских». Все это нелогично, так как Строгановым нельзя было ослаблять свои гарнизоны.
Вероятно, что и Ермака Строгановы не хотели отпускать в Сибирь, так как была опасность, что Алей, возвращаясь от Чердыни, вновь пройдет через земли Строгановых.
Максим Строганов — хозяин чусовской вотчины — соглашался выдать казакам припасы только на условиях возвращения под проценты. «Егда возвратитеся, на ком те припасы по цене взять, и кто отдаст, точно или с лихвой?» — спрашивал он у казаков. Возмущенные казаки едва не убили Максима. Иван Кольцо пригрозил Максиму, что расстреляет его. Испугавшись угроз и уступая силе, Строганов открыл амбары и отпустил припасы на струги по «запросу».
1 сентября 1582 г. отряд Ермака и «повольники» из числа строгановских людей отправились из Чусовского городка вверх по реке в Сибирь и Тахчеи — отвечать силой на силу.
Путь казачьего отряда описан в книгах Посольского приказа со слов самих ермаковцев: «Из Камы реки поворотил направо в Чусовую реку и Чусовою вверх же; а из Чусовой реки в Серебряную реку, а Серебряная река пришла от Сибирской страны в Чусовскую реку с правой стороны и Серебряной рекою вверх же; а с Серебряной реки шел до реки Баранчука волоком и суды на себе волочили, а рекою Баранчуком вниз в реку Тагил, а Тагилом рекою на низ же в Туру реку».
Проходя по горному Уралу, отряд оставил после себя зримые следы. При составлении чертежной книги Сибири и Урала Семен Ульянович Ремезов в XVII в. написал подле названия реки Серебрянки: «Лежат суда ермаковы». Их видели еще в XVIII—XIX вв. «И те старые суда. где они лежат, сквозь их дна деревья проросли». Вероятно, у переволоки ермаковцы бросили тяжелые суда, а в Баранчу перетащили более легкие лодки. По мнению современных историков, эти переволоки были у ручья Кокуй, где археологи нашли и обследовали окоп для «огненного бою».
По мнению О. Н. Бадера, на р. Тагил у Медведь-камня на так называемом Ермаковом мысу казаки устроили временный лагерь, где за несколько дней артельно построили недостающие струги для плавания по сибирским рекам. Здесь собраны монеты XVI в., исследованы укрепления.
Путь в Сибирь занял у казаков несколько недель. По дороге они вступали в мелкие стычки с вогулами и сибирскими татарами, такие бои были в урочище Бабасан, на острове Карачине. 26 октября 1582 г. на берегу Иртыша на Подчувашевом мысу неподалеку от сибирской столицы Кашлыка состоялся «бой велик».
Кучум пытался собрать здесь все свое войско, но вряд ли у сибирского «салтана» могло быть много воинов. Основную ударную силу составляли опытные профессионалы, пришедшие с ним из Ногайской орды. Коренное население тогдашней Сибири было невелико, но, тем не менее, Кучум
мог собрать отряд, в несколько раз превышающий силы Ермака. Кучумово войско по сравнению с казаками было плохо вооружено: в основном холодным оружием, луками и стрелами. Правда, в распоряжении Кучума были две пушки, но порох у сибирцев отсырел, и пушки эти ни разу не выпалили с Подчувашего мыса. Казаки наивно полагали, что им удалось «заговорить» вражеские орудия.
Казаки Ермака, напротив, были прекрасно вооружены, и все они были профессиональными и закаленными в многолетних боях воинами. Используя собственные умения и преимущества огнестрельного оружия, казакам удалось быстро преодолеть сопротивление и разбить сибирское войско. Его предводитель царевич Маметкул едва не попал в плен раненым. По сообщениям ермаковцев, из числа казаков в этом бою убитых не было.
После боя Ермак беспрепятственно вступил в ханскую столицу. Там казаков ждала добыча, которую они, по обычаям вольных казаков, должны были разделить поровну между всеми.
Лихой набег удался. Можно было возвращаться обратно. Однако сибирская осень была на исходе, в конце октября — начале ноября грянули морозы, сибирские реки покрылись льдом. Такого волжские казаки, привыкшие к другому климатическому режиму, не могли предположить. Но пути в
земли Пермские оказались замерзшими, казакам пришлось зимовать в Сибири. Так короткий набег превратился в многолетнюю экспедицию.
А тем временем в Перми Великой — Чердыни воевода Пелепелицин узнал о том, что в тот день, когда сибирцы осаждали русские грады, из строгановских вотчин ушел в Сибирь отряд казаков — самый боеспособный отряд русских в Прикамье. Он направил на Строгановых, которые не подлежали воеводскому суду, ябеду (донос) Ивану IV. В ответ на ябеду воеводы Иван Грозный прислал Строгановым опальную грамоту, где помимо всяческих наказаний предписывал Строгановым казаков вернуть и отправить их в Чердынь и Соль Камскую в качестве гарнизонов.
Зимовать казакам в Сибири было туго. Запасов на зиму у ермаковцев практически не было, кроме того, Кучум всю зиму устраивал против Ермака военные вылазки. Первой зимой в Сибири погиб один из воевод казачьих — Богдан Брязга.
Летом 1583 г. из Кашлыка Ермак отправляет казачью станицу в 25 человек во главе с Черкасом Александровым. Станица везла ясак—пушнину на двух стругах. Кроме того, своим доношением о «сибирском взятии» вольные волжские казаки хотели заслужить прощение своих разбоев.
Известия о сибирском походе были с удовольствием приняты смертельно больным царем. В Разрядном приказе было решено направить в Сибирь отряд стрельцов—в помощь Ермаку и для закрепления государственного успеха. Во главу отряда были назначены князь Семен Волховский
и два стрелецких головы — Иван Киреев и Иван Глухов.
Однако отряд Волховского оказался очень плохо подготовлен к походу. Двигались стрельцы гораздо медленнее казаков, провианта с собой они почти не взяли. Когда стрельцы поздней осенью 1583 г. прибыли в Кашлык, казаки встретили их с ликованием, которое сменилось унынием, как только стало известно, что припасов стрельцы не привезли. В результате голодной зимовки на лютых сибирских холодах почти все стрельцы и сам воевода Волховский умерли.
Во время ночного боя. 5 августа 1585 г. на р. Вагай погибает Ермак. «...Для помощи своих товарищев он, Ермак похотел перескочить на другую свою коломенку и ступил на переходню, правою ногою поскользнулся он, и та переходня с конца верхнева подымалась и на его опушалась расшибла ему буйну голову и бросила ево в тое быстру реку. Тут Ермаку такова смерть случилась».
Смерть предводителя означала конец экспедиции. На круге казаки, выбрав атаманом Матвея Мещеряка, решили возвращаться обратно в Россию. Всего около сотни человек ермаковцев вернулись обратно. А в это время московские власти уже направили в Сибирь отряд из семисот стрельцов во главе с дозорным стрелецким головой Иваном Мансуровым. Этот отряд в отличие от отряда Волховского был прекрасно снабжен и подготовлен к жизни в Сибири. Близ устья Иртыша его стрельцы срубили Обский городок, который стал первым опорным пунктом русских в Зауралье.
В 1587 г. за Урал был отправлен отряд под командованием Данилы Чулкова, который выстроил в 15 верстах от Кашлыка острог Тобольский, ставший русской столицей Сибири, а в XVIII в. превратившийся в главный губернский центр этого края. Тобольск XVIII в. называли «сибирским Петербургом».
Так завершилось «сибирское взятие», но окончательно Сибирь была включена в состав Русского государства Московского только в XVII в., когда была основана Тюмень, когда между Соликамском и сибирским городом Верхотурьем было налажено бесперебойное сообщение по дороге, проложенной соликамским посадским человеком Артемием Бабиновым (Бабиновская дорога).
Пермь Великая и строгановская вотчина на протяжении многих десятилетий оставались опорной базой для русского освоения сибирских просторов.


ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

<Где Ермаку пути искати?
Путя ему искать по Серебряной реке.
...По Серебряной пошли, до Журавля дошли.
Оставили они тут лодки-коломенки.
На той Баранчукской переволоке,
Одну тащили, да надселись,
Там ее и покинули.
И в то время увидели Баранчук-реку,
Обрадовались, понаделали баты сосновые
И лодки набойницы».

Это фрагмент песни о Ермаке Кирши Данилова — небольшой образец большого пласта песенного фольклора, который сложился у русских и других народов Урала и Сибири о Ермаке. В этом фрагменте достаточно точно описан путь Ермака с Урала в Сибирь.

1. Используя текст главы и фрагмент песни Кирши Данилова, нанеси на контурные карты из школьного комплекта путь Ермака в Сибирь. Где, по-твоему, казаки испытали наибольшие затруднения?

2. Нанеси на контурную карту границы строгановских вотчин—какие районы современной Пермской области занимала эта крупнейшая в России XVI в. вотчина?

3. Если твой населенный пункт входил в состав строгановских вотчин, узнай у старожилов, были ли в XVIII—XIX вв. здесь какие-нибудь постройки и службы, связанные с деятельностью Строгановых и их управителей. Так, например, в с. Рождественск Карагайского района имеется сельская больница, построенная Строгановыми еще в конце XVIII в.

4. Узнай, нет ли в окрестностях того селения, где ты живешь, мест, названных в память о Ермаке.


ПРОЧТИ, ЭТО ИНТЕРЕСНО

Скрынников Р.Г. Ермак.— М.,1986.

Кривощекова-Гантман А. С. Географические названия Верхнего Прикамья.— Пермь, 1983.

Заварихин С. П. В древнем центре Сибири.— М., 1987.


ЗАПОМНИ ЭТИ ДАТЫ

1558 г. — первая жалованная Строгановым грамота на земли по р. Каме.

1560 г. — основание Строгановского родового монастыря у с. Пыскор.

1564 г. — строительство Орла-городка (Каргедан).

1568 г. — жалованная Строгановым грамота на земли по р. Чусовой и р. Каме, строительство Нижнего Чусовского городка.

1570 г. — строительство Строгановыми Сылвенского и Яйвенского острожков.

1597 г. — жалованная грамота на земли по р. Каме до р. Ашап и по р. Очер.

1 сентября 1582 г. — начало сибирской экспедиции Ермака, поход казаков из Нижнего Чуковского городка.

5 августа 1585 г. — гибель Ермака.

1587 г. — строительство воеводой Д. Чулковым г. Тобольска — русской столицы Сибири.

Comments

Comments are closed on this post.
ßíäåêñ.Ìåòðèêà Ðåéòèíã chaiknet.ru