Крестьянская война на территории Удмуртии

Крестьянская война 1773-1775 годов – восстание яицких казаков против центральной власти Российской империи, которое со временем переросло в крупномасштабную крестьянскую войну под предводительством Емельяна Пугачева, затронувшую, в том числе, и территорию Удмуртии.

Историческая справка о пребывании Пугачёва в Удмуртии 

После смерти Шувалова Воткинский завод перешел в казну. На заводе теперь вводились «казенные» порядки. Все приписные крестьяне были разделены на сотни во главе с сотником, который обязан был выводить крестьян на работу и следить за выполнением урочных заданий. Сотня была связана круговой порукой. Если раньше крестьянину удавалось еще как-то скрываться от заводского начальства, то теперь своих товарищей по сотне подводить он уже не мог. И в административном отношении, указом от 1 октября 1764 года, крестьяне, приписанные к Камским заводам, были переданы в полное подчинение заводскому начальству. Гражданские власти не могли поныне ими распоряжаться. Тем самым крестьяне окончательно закреплялись за заводами.

В среде мастеровых и приписных крестьян все больше нарастала злоба против существовавших крепостных порядков. Волнения не прекращались и приняли характер открытого восстания во время крестьянской войны под предводительством Пугачева. Около 1770 года в народе стали распространяться слухи о скором избавлении от «неволи египетской». Слухи эти то ослабевали, то усиливались. Так продолжалось два-три года. В сентябре 1773 года Пугачев появился на реке Яик, а уже в начале октября его отряды осадили хорошо укрепленную крепость Оренбург.

Не было тогда еще ни телеграфа, ни радио, однако молва быстро разнесла весть о «царе-батюшке», который «бар да немцев не любит». Дошла она и до Прикамья. Народ всполошился. По деревням рассказывали о Пугачеве: «До крестьян-де он добр, мироволит им, только попам да господам спуску не дает. А теперь он на Москву отправляется, хочет извести всех бар и царицу, и с ним войска видимо-невидимо». Читали бумагу — манифест «от царя», в которой обещались крестьянам большие льготы, если они покорятся «своему законному государю». Слухи эти и распространение манифестов встревожили местные власти. От губернатора был послан крестьянам строгий приказ, чтобы «от всех собравшихся злодеев с Емелькой-вором иметь надлежащую осторожность, и коли, паче чаяния, они будут делать какие воровские и изменнические размышления, с обнадеживанием каких-либо льгот, то отнюдь тому не верить и никаковых их рассказов не слушать». Этот губернаторский приказ зачитывали по церквам. Однако народ не верил священникам, не слушал попа: «Врет-де косматый, он тоже за бар, одной кости с ними». Пугачевские манифесты о даровании вольностей, об уничтожении дворян, искоренении заводов, избавлении от каторжного труда — отвечали надеждам и чаяниям мастеровых и крестьян. Крестьяне верили манифестам и не считались с предупреждением властей. Угнетенные народности Прикамья: татары, башкиры, марийцы и удмурты создавали свои отряды и присоединялись к Пугачеву. Восстание захватило и горнозаводских рабочих. Видным руководителем пугачевского движения в Удмуртии стал Ю. Кудашев. Он отправил три небольших отряда на Рождественские, Камбарский и другие заводы. 18 декабря 1773 года Камбарский завод был уже в руках восставших, 24 декабря остановились Рождественские заводы, а 25-го повстанцы захватили Сарапул. К этому времени в Ижевск по служебным делам приехал начальник Гороблагодатских и Камских заводов Ф. Венцель. Он поручил организовать охрану Ижевского и Воткинского заводов управителям Алымову и Клепикову, сам же бежал в Казань. Мастеровые и приписные крестьяне бросили работу. Из Сарапула были получены известия, что пугачевские войска намерены идти на Камские заводы. 1 января 1774 года на Ижевский завод прибыл полутысячный отряд пугачевцев во главе с Ю. Кудашевым и другими старшинами. Бывшие при заводе работные люди были распущены. Производство остановилось. Получение свободы мастеровыми и приписными крестьянами соседних заводов сильно действовало на настроения воткинцев. Они ждали освобождения, ждали прибытия самого «батюшки-царя». Заводское начальство перепугалось. Не раз собирали мастеровых и приписных крестьян у заводской конторы. Читали царицыны манифесты, убеждали не примыкать к «самозванцу», обещали большие награды, лишь бы сохранен был казенный царский завод. Однако люди не верили ни начальству, ни священникам. Управитель завода Клепиков не смог собрать достаточных сил для отпора пугачевцам. Народ был «ненадежен». Поэтому, оставив вместо себя плотинного мастера Митюкова, Клепиков бежал в село Большая Сосновка и оттуда обратился за помощью в строгановские вотчины. Строгановскому приказчику Волегову он писал: «Крайнюю имею опасность от села Сарапула, где превеликий скоп. Прошу еще, государь мой, снабдить более не можно, то хотя со сто человек, только вооруженных, да пожаловать присылкой не замедлить. Весьма худые здесь обстоятельства и опасные». Опасался Клепиков не без основания. Атаман Иван Власьев из Сарапула направил отряд пугачевцев на Воткинск. Командовал этим отрядом А. Носков, крестьянин села Ильинского. 27 января воткинцы радостно встретили пришедших. Плотинный мастер Сергей Митюков перешел на сторону восставших. Пробыв в Воткинске несколько дней, Носков оставил управителю Митюкову «наставление», в котором обращал его внимание на необходимость защиты завода от сторонников царицы, поддержания порядка, обеспечения мастеровых продовольствием и недопущения никаких обид населению. Носков был осведомлен о том, что Клепиков собирает силы для нападения на Воткинский завод, и решил его не допустить туда. Надеясь соединиться с другим отрядом восставших, под руководством Ф. Шмоты, находившимся в районе села Дебессы, Носков дошел до деревни Полозовой и остановился там на ночлег. Клепиков же, учтя, что Шмота с отрядом еще далеко, внезапно напал на отряд Носкова и разбил его. Носков вынужден был отступить.

Беспрепятственно заняв Воткинский завод, Клепиков не отослал воинскую силу в строгановские вотчины, а наоборот, запросил у Волегова еще триста человек и «артиллерию со снарядом», готовясь идти на Ижевский завод. Вскоре и Ижевский завод был занят Клепиковым и Алымовым. Они немедленно приступили к наведению порядка. Митюков и поставленный пугачевцами над Ижевским заводом Губанов были арестованы и отправлены в Казань в следственную комиссию. Заводы были пущены, но положение на них оставалось весьма напряженным. Мастеровые и крестьяне не подчинялись заводскому начальству. Движение готово было вспыхнуть вновь. Новая борьба началась в мае—июне 1774 года, когда Пугачев с Южного Урала двинулся в Башкирию, на Красноуфимск, Кунгур и Осу. Взятием этих крепостей он обеспечил себе тыл и получил открытую дорогу на Казань. Венцель приступил к формированию ополчения для обороны Ижевского и Воткинского заводов. Ему удалось собрать около 1300 мастеровых и крестьян. Во главе этого войска были поставлены управители заводов Алымов и Клепиков. Предполагалось, что Пугачев по левому берегу Камы пойдет прямо на Ижевский завод. Венцель распорядился поставить на дорогах рогатки и пикеты, на ненужных дорогах, ведущих к заводам, устроить завалы, мастеровых привести «к полной присяге». Войско же сосредоточил под Ижевском. Между тем в Воткинске среди приказчиков, шихтмейстеров и других служащих началась паника. Зная за собой немало грехов, они поспешно бежали кто куда, лишь бы ускользнуть от неизбежной расправы. Ни просьбы, ни угрозы, ни приказания Венцеля не могли их удержать. Сам Венцель на этот раз не решился оставить заводы. События развернулись не так, как предполагалось. Пугачев из Осы спустился по левому берегу Камы к пристани Рождественских заводов и на барках-коломенках переправил свое войско на правый берег. Население Рождественских заводов перешло на сторону Пугачева, снабдило его оружием и порохом, часть людей влилась в крестьянскую армию. Повстанцы взяли здесь 3 пушки, 67 кремневых ружей-фузей, 6 заводских лошадей и более двух тысяч рублей денег. Воткинские мастеровые направили к Пугачеву своих выборных — Ивана Лисина, Ивана Минеева и Григория Сибирякова. Прибыв в Рождественский завод, посланцы передали Пугачеву просьбу рабочих идти в Воткинск. Венцель, узнав о том, что Пугачев двинулся на Воткинский завод, направил туда свои силы. Но было уже поздно. Инициатива находилась в руках восставших. Алымов и Клепиков, разведав силы противника, не решились вступить с ним в бой и отошли к Ижевску. Большая часть их ополчения разбежалась, видя «несметную силу» пугачевцев. 24 июня рабочий люд Воткинска ожидал Пугачева. Завод не работал. Начальство попряталось. Народ собрался на площади перед церковью. Наконец послышалось: «Едет, едет!» Толпа заволновалась. Священник с причтом при колокольном звоне вышел из церкви и направился навстречу Пугачеву, Войско повстанцев вел сюда А. Носков. Поднявшись на гору в конце заводского поселка, Пугачев остановился, а на завод послал одного «полковника» с казаками разведать, что там творится. Полковник подъехал к заводу тихим шагом, боясь скрытой засады. На улицах беспорядочно толпились рабочие, они не были вооружены и совсем не имели намерения защищаться. — Покоряетесь ли законному своему государю Петру Федоровичу? — крикнул им полковник еще издали. Толпа молчала. Все как будто были ошеломлены, озадачены этим. Полковник принужден был повторить свой вопрос. — Мы что, — заговорили рабочие,— разве мы против нашего государя пойдем. Чать, не немцы какие, православные тоже... супротивничать не станем... — Ну, так сейчас присягать чтобы всем! — крикнул опять полковник. — А ты погоди, — сказал ему кто-то из толпы.— Ты покажи нам сначала батюшку-то нашего, а там успеем. Неча турить-то! Тогда Пугачев сам поехал на завод, за ним тронулось и все его войско. У околицы их встретил священник с крестом и иконами. Пугачев, приблизившись к священнику, соскочил с лошади и после благословения спросил: «Довольны ли, детки, своим батькою?» — Довольны, батюшка, довольны, обиды не видывали,— отвечали из толпы. — Ну, ин и живите ладом,— сказал Пугачев. Затем все двинулись к центру поселка и остановились у церкви. Здесь мастеровые поднесли Пугачеву хлеб-соль. Священник стал приводить к присяге мастеровых, которые шли к ней охотно. Пугачев предложил им вступить в его войско. — Заморили, чай, вас проклятые-то,— говорил он,— подите ко мне, у меня лучше, свободнее будет. Многие согласились на его предложение, и он приказал выдать им по рублю «на шапку». Так описывает пребывание крестьянского вождя в Воткинске Н. Добротворский в очерках «Пугачев на Каме», опубликованных в журнале «Исторический вестник» в 1884 году. Тем временем была произведена расправа над несколькими лицами из ненавистной народу заводской администрации. Прибывшие в Воткинск вместе с местными мастеровыми разрушали водопроводные лари, кричную фабрику и другие заводские строения. Из Воткинска Пугачев двинулся к селу Завьялову. Здесь 26 июня он разбил отряды Клепикова и Алымова и на следующий день вступил в Ижевск. Венцель был пойман и убит, Алымов повешен. Расправе подверглись и другие заводские чиновники. 28 июня 1774 года через село Юськи Пугачев двинулся на Казань, где был разбит правительственными войсками. Поражение Пугачева было поражением и трудового люда прикамских заводов. Вновь сюда возвратились царские чиновники. Начались суд и расправа над участниками движения. Но народ продолжал волноваться. Он ждал нового вождя и не мог примириться с тем, что борьба проиграна и что вновь будет прежняя кабала. То там, то тут волнения вспыхивали до 1780-х годов. Но это были уже разрозненные выступления. Их легко и быстро подавляли. Буря крестьянской войны пронеслась над молодыми Камскими заводами. Однако она не смогла смести всего того зла, от которого страдали десятки тысяч приписных крестьян и мастеровых. Воткинский и Ижевский заводы пострадали неодинаково. Ижевский завод был «вызжен до пошвы», уцелело только 150 домов. Общий убыток (не считая сожженного) составил около 30 тысяч рублей. В Воткинске сгорели лишь церковь, дом управителя, заводская контора и была разрушена кричная фабрика. Общие убытки не выяснены. Завод начали восстанавливать в сентябре 1774 года, а 7 мая 1775 года он был пущен вновь, простояв в бездействии всего около одиннадцати месяцев. Жестоко подавив крестьянское восстание, правительство все же вынуждено было заняться заводскими делами. 21 мая 1779 года дан был манифест горнозаводскому населению. Приписные крестьяне несколько разгружались от прежних обязанностей. Их освободили от углежжения и перевозки некоторых грузов, установили сроки лесорубных работ, а вывозку угля предписали производить не раньше начала зимнего пути. Вместе с тем были повышены и расценки — вдвое против прежнего, то есть конному работнику летом — 20, зимой — 12 копеек, пешему — соответственно 10 и 8 копеек. Запрещено было также задерживать крестьян на заводе дольше, чем требовалось для отработки подушного налога. Новый порядок, казалось бы, должен был значительно облегчить положение земледельцев. В действительности же, увеличив поденную плату вдвое, правительство повысило и размер подушного налога с 1 р. 70 к. до 2 р. 70 к. Таким образом, реальное значение закона 1779 года для крестьян было невелико. Показательно, что этим же законом предоставлялись значительные льготы заводовладельцам, которых правительство освободило от поставок по казенным нарядам. Но закон совершенно не отразил интересы мастеровых. С ними как с опасной для государства социальной силой правительство еще мало считалось. Правовое и экономическое положение их осталось таким, каким было и прежде.

Из книги: Воткинские были : (исторические очерки) : 1759-1959 / [науч. ред. А. А. Александров ; авт. кол.: В. Н. Ступишин и др.]. - Ижевск : Удмурт. кн. изд-во, 1959. - 246, [2] с. : ил. ; 21 см. - Библиогр.: с. 246-247. - 5000 экз. - (В пер.) С. 21-27.

Крестьянская война на территории Удмуртии

Указом Сената 20 октября 1757 года Елизавета Петровна пожаловала графу П. И. Шувалову право построить железоделательные заводы. В 1758-м специалист горного дела А. С. Москвин выбрал место на реке Иж и приступил к строительству завода. Граф обанкротился, умер, завод в 1764 году перешел в казну (государству).

Крестьяне дальних селений от 110 до 350 верст от Ижевска были переданы (приписаны) в полное распоряжение завода, то есть стали крепостными. В Завьялове по-прежнему крестьяне исполняли государственные повинности, но завод привлекал их к работе по договору (подряду). Они работали на перевозке грузов с пристани и на пристань в село Гольяны, при выгрузке и погрузке чугуна и железа на судна по договору, где указывалась фамилия подрядчика, количество груза и плата.

Удмуртские крестьяне не могли мириться со своим бесправным положением. Их борьба была направлена против жестокой эксплуатации, как со стороны местной знати, так и со стороны дворянства, чиновников и духовенства. Эта борьба особенно широко развернулась во время восстания Е. Пугачева, быстро охватившего Урал и Поволжье.

В октябре 1773 года пришли на заводы вести о том, что на реке Яике народ поднялся против дворянской царицы Екатерины. Дошли до этих мест и манифесты Пугачева, в которых он, выдавая себя за Петра III, объявлял о даровании вольности, жаловал народ «реками с вершин и до устья, и землею, и травами, и денежным жалованьем», призывал уничтожать дворян и заводчиков. Эти призывы находили живой отклик среди крестьян и мастеровых.

Когда Пугачев находился ещё под Оренбургом, началось восстание удмуртов и других народов Казанской губернии. В декабре 1773 года все Прикамье пришло в движение. В разных местах создаются повстанческие отряды русских и удмуртских крестьян. Удмурты вливались в отряды, которые возглавляли А. Носков, Ф. Шмота, Г. Артемьев. Они захватили Камбарский и Рождественский заводы, заняли дворцовую слободу Сарапул с помощью конницы Салавата Юлаева.

Началось движение на Ижевском и Воткинском заводах. Мастеровые и работные люди ожидали прихода отрядов Пугачева. На Ижевском заводе прекратилась работа.

Находившийся в это время по служебным делам на Ижевском заводе командир Гороблагодатских и Камских заводов полковник Федор Венцель доносил в сенат, что под влиянием слухов о Пугачеве рабочие и приписные крестьяне вышли из повиновения начальству, не слушают никаких увещеваний, не страшатся наказаний и открыто выражают свои симпатии к «мужицкому царю». Когда он, Венцель, приказал схватить и привести в караульную избу молотового подмастерья Лариона Жукова, восхвалявшего Пугачева, рабочие помогли «оному Жукову» скрыться. Боясь народной расправы, Венцель бежал в Казань. Оттуда доносил в Сенат, что удмурты «чинят большое вспоможение бунтарским партиям, несмотря на полученные от заводской конторы задатки, отказывались возить чугун и железо   с завода на пристань и перестали продавать приписным крестьянам Ижевского завода фураж для лошадей, чем поставили их в полную невозможность продолжатьзаводские работы» (УдНИИ. Папка № 49, материал А. Калюжного). За ним вскоре последовал и управитель Ижевского завода Алексей Алымов.

К Ижевскому заводу двигался отряд Пугачева под командованием Юски Кудашева. Отряд расположился в деревне Агрыз. Отсюда Юска Кудашев разослал в окружающие удмуртские и татарские деревни гонцов с манифестом Пугачева. Манифест объявлял свободу и вольность всем ранее угнетенным людям, давал в их пользование земли, леса, сенокосные угодья, места для ловли рыбы. Манифест отражал чаяния всех угнетенных людей.

1 января 1774 года на завод пришел большой отряд пугачевцев во главе со старшиной Юской Кудашевым. Молотовые фабрики были остановлены, контора и хранившиеся в ней списки штрафных работных людей и недоимщиков сожжены, разгромлены квартира Венцеля и дом Алымова. Пугачевцы раздали рабочим продовольствие из разбитого склада, а деньги из заводской денежной кладовой в сумме 8223 рубля были сочтены и под охраной отправлены в штаб пугачевского «енарала» Чики-Зарубина, находившийся возле Уфы, в деревне Чесноковке. Приписным крестьянам Кудашев выдал увольнительные билеты ираспустил их по домам, поручив вести в своих деревнях агитацию за вступление в войско «государя Петра Федоровича». По окрестным деревням было направлено несколько человек из числа заводских мастеровых. Мастеровой С. Толмачев показывал потом на следствии, что удмурты с большим вниманием слушали манифест, «сами тому были весьма рады и его за то очень ласково принимали». 170 ижевских работных людей образовали отряд, присоединившийся к Кудашеву.

Из Ижевска отряд пугачевцев 27 января 1774 года отправился на Воткинск. Командовал им Андрей Носков, крестьянин из села Ильинского. Воткинский завод был занят без боя.

Воткинские мастеровые с радостью встретили повстанцев и значительно пополнили отряд. Однако, в марте-апреле 1774 года, в связи с временным поражением главных сил Пугачева под крепостью Татищевой и разгромом Чики-Зарубина под Уфой, последовал ряд неудач повстанцев и на территории Прикамья. Воткинский и Ижевский заводы были оставлены. Сюда вернулись Алымов и полковник Венцель. Крутыми мерами стали они приводить к повиновению работных людей, заставляя их присягать на верность Екатерине. Одновременно составляли списки для предстоящей расправы с теми, кто примкнул к «злодейским шайкам». После некоторого ремонта Камские заводы были снова пущены в действие.

Отойдя с остатками своих сил на Средний Урал, Пугачев пополнил отряды горнозаводскими рабочими и приписными крестьянами, получил на заводе пушки и в мае-июне 1774 года, взяв Красноуфимск, Кунгур и Осу, открыл себе дорогу на Казань. Наивысший подъем повстанческого движения пришелся на лето 1774 года. Чтобы обеспечить свой тыл, Пугачеву необходимо было овладеть Воткинским и Ижевским заводами. Зная об этом, командир Камских заводов Ф. Венцель принимал спешные меры к обороне. На подступах к Ижевскому заводу он приказал «сделать рогатки и расставить пикеты, ненужные дороги к заводу завалить, мастеровых... привести к верной присяге».

23 июня Пугачев переправился на правый берег Камы и, опередив высланный Венцелем отряд под командой Алымова и Клепикова, 24 июня без боя овладел Воткинским заводом. Не решившись вступить в бой с превосходящими силами, Алымов и Клепиков отступили. Высланная Пугачевым погоня догнала их у деревни Перевозной. За исключением командиров, которым удалось бежать, отряд перешел на сторону пугачевцев. Посланная Венцелем новая команда во главе с отставным секунд-майором Николаем Алымовым (братом управителя Ижевского завода) была разбита 26 июня около деревни Завъялово, остатки ее бежали, «преследуемые мятежниками».

На следующий день, 27 июня, Пугачев, радостно приветствуемый народом, вступил в Ижевский завод, где пробыл два дня, принимая жалобы рабочих и приписных крестьян. Он казнил 42 человек из заводской администрации, в том числе Ф. Венцеля и А. и Н. Алымовых. По преданию, труп полковника Венцеля был зарыт на берегу пруда возле ключа, который получил у населения название Полковницкого ключа. Мастеровые и приписные крестьяне разгромили дома начальства и заводских богатеев. Пугачев объявил приписным, что освобождает их на семь лет от уплаты подушной подати и ликвидирует недоимки по ней за все прошлые годы. Из денег, оставшихся в заводской казне, он выдал рабочим по два, а тем, кто пожелал вступить в его войско, — по три рубля.

Часть работных людей и приписных крестьян влилась в армию Пугачева. 29 июня Пугачев выступил из Ижевского завода. Путь его лежал в сторону Казани. В его отрядах шло много новых бойцов из числа воткинских и ижевских мастеровых... Под Казанью они самоотверженно сражались в рядах пугачевцев и вместе с ними пережили горечь поражения и ужасы царской расправы.

Большинство же, расправившись с ненавистными им лицами заводской администрации, получив заработанные деньги, разошлись по домам. Они несли весть о полученной свободе, о крестьянском «царе-батюшке». Даже в отдаленных местах, лежавших в стороне от движения основных сил Пугачева, крестьяне ждали его, готовили ему встречу. Они расправлялись с местными богатеями и купцами. Именно в это время начальник следственной комиссии доносил главнокомандующему: «Не можно представить, до какой крайности весь народ в здешнем крае бунтует».

Значение Крестьянской войны

Крестьянское движение в Удмуртии продолжалось длительное время и после ухода Пугачева на Казань. Упорную борьбу за свою свободу от заводской кабалы вели приписные крестьяне. В сентябре 1774 года администрация Ижевского завода с помощью команд, составленных из служителей его, начала приводить «в послушание» мастеровых людей и приписных крестьян. По всем волостям для усмирения были разосланы карательные отряды. Участников восстания ловили, заковывали в кандалы и под конвоем доставляли на завод.

В ответ на это крестьяне ряда волостей вновь поднялись на борьбу. Вожаками крестьян Рождественской волости стали молотобоец Ижевского завода Егор Слотин, мастеровые Петр Бадьин и Семен Чепелев. Егор Слотин создал отряд из крестьян, вооружил их кольями, дубинами и саблями. Вся Рождественская волость перестала подчиняться заводской администрации.

Новый управитель Ижевского завода Василий Раздеришин палаческими мерами пытался усмирить приписных крестьян и разбежавшихся мастеровых и вернуть их на заводские работы. В 1775 году посланная им вооруженная команда разбила отряд Слотина. Егора приговорили к смертной казни, которая была «милостиво» заменена ему пятьюдесятью ударами кнута, отсечением уха и пожизненной ссылкой на тяжелые работы при Ижевском заводе. Восемь его товарищей также были «биты нещадно и отправлены на работу под крепким караулом». Для устрашения народа на всех больших дорогах, ведущих к Ижевскому заводу, были установлены виселицы. Одновременно с карательными действиями Раздеришин старался как можно скорее восстановить завод, сильно пострадавший во время восстания. К концу 1775 года завод вновь стал действовать. Восстановились и старые порядки.

Удмуртские крестьяне не только сражались в боевых отрядах. Они снабжали их лошадьми, сбруей, телегами, фуражом, продовольствием, одеждой. Удмурты расправлялись с ненавистным духовенством, отказывались выполнять христианские обряды. 

Крестьянская война в селе Завьялово (Удмуртия)

О том, что произошло в Завьялове 27 июня 1774 года, узнаем из рапорта Гороблагодатского горного начальства в государственную Берг-коллегию. Навстречу Пугачеву в Завьялово Венцель послал отставного майора Николая Алымова, дав ему в команду приказных и военных служителей, также мастеровых и крестьян более 150 человек с 3 пушками. «Злодейская толпа приближалась... было по примеру с тысяч 13... сражение продолжалось часов до 8. Многие сдались злодею... Противиться стало нечем. Иван Алымов с командою до 1,5 тысяч человек на помощь не пришел. ... Злодеи майора Николая Алымова с командою и солдата Дерягина взяли в полон. А солдат Дерягин, убежав в село Завьялово, скрылся в погреб. Там его нашли. Василий Калмык, житель села, и мастеровой Ижевского завода... вытаща его, увели к прочим злодеям» (Крестьянская война под предводительством Пугачева в Удмуртии//Сборник документов. Ижевск, 1974).

Такие показания дают в Казанской секретной комиссии канцелярист М. Комаров и копеист М. Липатников в июле 1774 года. «...С 3 пушками командированы были к Завьялову... Происходило немалое сражение, команду разбили, майора Алымова, командира Брянцева ранили, сержанта Даниила Шмелева с солдатами (кроме Степана Киприянова) ...побили ...иных побрали в полон... человек 10 укрылись в леса ... пробрались в Сентек (от Завьялова более 30 верст)». (Там же.)

О пребывании в Завьялове Пугачева сохранился рапорт священника Стефана Андреева и дьячка Лариона Федорова в Сарапульское духовное правление. (Полный документ извлечен М. В. Гришкиной при переиздании трудов П. Н. Луппова о христианизации удмуртов.) В делах Вятской духовной консистории говорится об убийстве пугачевцами священника Елисея Козьмина («сколот»), что в церкви разграбили священные покрывала, ризы, книги, увели скот и лошадей церковнослужителей, ушли к Ижевскому заводу на луга. На следующий день, 28 июня рано утром, собрались представители прихода церкви новокрещены села Завьялово, Новой и Старой Казмаски, Динтем-Бодьи, Сизевой, Динтем-Чабьи всего до 60 человек (поименно названы не все). Связали служителей церкви и повели к Пугачеву. Пугачев приказал казнить диакона Даниила Яковлева, дьячка Дмитрия Елисеева, пономарей Матвея Елисеева и Егора Шкляева. «Не спрося ничего ...повесил, а нас отпустил». 29 июня явились другие новокрещены из селений Завьялово, Сизево, Чуньыгурт, Кены, Динтем и Н. Чультем (более 18 человек), нашли священника С. Андреева «в доме новокрещена Кондратья Васильева Калины» и «связав, повели в Агрыз». Андреев вспоминал: «Просили все, чтоб меня предать смерти... Пугачев намерялся меня повесить, ...но взял с собою насильно в команду, приказав остричь сзади волосы ...определил под караулом быть в обозе проводником». Далее под Казанью через день сбежал. В его отсутствие, 29 июня, в с. Завьялово новокрещен Павел Еме'льянов с бежавшими от Пугачева татарами пришли в дом Андреева, требовали церковной казны. Взяв топор, ушли к церкви, разбили замок и «ограбя, унесли» 46 рублей 64 копейки церковной казны. Из Завьялова названы во всем документе новокрещены Василий Герасимов Шартияров, Павел Емельянов Попов, Иван Герасимов, князь Филипп Гаврилов Баймисев, Максим Андреев Земеть, Таврило Савельев Гаврилов, Емельян Федотов.

Новокрещены «христианскую веру оставя, находятся в прежнем вотяцком заблуждении, от коих имеем крайнее опасение», так закончили рапорт С. Андреев и Л. Федоров 1 сентября 1774 года.

После поражения восставших без всякого послабления власти взыскали все долги с крестьян, восстановили завод, без пощады наказали участников восстания. Но привести в полное «послушание» мастеровых и крестьян не удавалось, но помогали ни указы царские, ни репрессии. Необходимы были другие меры. 

Краткие сведения о войне и её причинах

Пугачев выдавал себя за царя Петра III, якобы, избежавшего смерти от рук свергшей его супруги, Екатерины II. До своего убийства в 1762 году Петр III объявил о далеко идущих реформах в Российской империи, в том числе об отмене крепостного права, и поэтому пользовался в народе огромной славой и любовью даже спустя целое десятилетие после своей смерти. Именно этим обстоятельством и воспользовался Пугачев.

Если сравнить области, охваченные восстаниями Кондратия Булавина (1707-1708 годы) и Емельяна Пугачева, то можно обнаружить явное смещение поля боевых действий в юго-восточном направлении. Это наводит на предположение о том, что очаги социального напряжения, возникавшие с усилением крепостного права, совпадали с областями территориального расширения императорской власти.

И действительно, при Екатерине II права дворян, в том числе крепостное право, были значительно расширены. Теперь крепостных можно было продавать как рабов. Царица позволила знати по собственному желанию разлучать крестьян с их семьями и отдавать их в залог или вовсе продавать с молотка. Крепостная девушка стоила 10 рублей, в то же время за борзых отдавали сотни и тысячи рублей. В газетах объявления о продаже крепостных размещались рядом с предложениями купить лошадей, свиней и овец.

Именно поэтому в течение всей второй половины 18-го века в России постоянно происходили крестьянские волнения.

Вместе с неуемными аппетитами дворян росла и их потребность в крепостных крестьянах, поэтому по царскому указу они овладевали всё большим числом земельных угодий вдоль Волги и по другую сторону от неё. Царское правительство особенно посягало на свободу яицких казаков. Жившие там вольные крестьяне должны были быть обращены в крепостных. Для этого были приняты следующие меры: перепись населения; межевание; увеличение новыми хозяевами денежного или натурального оброка; принудительный рекрутский набор в царскую армию, начиная с 1769 года.

Однако с началом своего самого крупного бунта крестьяне тянули до 1773 года. Дело в том, что после свержения Петра III (в 1762 году) не утихали слухи о грядущем освобождении крестьян. Этот молодой и безвольный император, правивший всего несколько месяцев, вполне намеренно питал их надежды и издал несколько указов, весьма примечательных следующими намеченными в них мерами:

- конфискация государством церковного и монастырского имущества и поднятие крепостных до статуса государственных крестьян;

- запрет на продажу крепостных лицам недворянского происхождения;

- запрет на продажу крепостных на горные предприятия и фабрики;

- помилование старообрядцев и раскольников,

- освобождение дворянства от государственной службы и т.д.

Позже эти меры сыграли решающую роль в немедленном признании Пугачева крестьянами, когда он заявил, что является свергнутым царем Петром III.

По одним данным, по своему происхождению Емельян Пугачев был донским казаком и принимал участие в Семилетней войне 1756-1763 годов. Согласно другим сведениям, он был простым крестьянином, который выдавал себя за царя Петра III. Такое уже случалось в ходе многих крестьянских восстаний, и с каждым новым указом Пугачева возрастала вера крепостных и вольных крестьян в его царскую сущность.

Особенно интересным является то, как он дополнил изданный в столице половинчатый указ 1761-1762 годов: он объявил о фактическом освобождении всех крепостных, отмене воинской повинности, отмене оброка и, наконец, самое главное – о раздаче земли крестьянам!

31 июля 1774 года Емельян Пугачев издал манифест, в котором он, назвавшись царем Петром III, признал всех крестьян и крепостных, которые прежде принадлежали землевладельцам, верными слугами царского трона и пожаловал им права и свободу, отменил принудительный рекрутский набор и подушную подать, а также другие виды денежного оброка, наделил их бесплатным правом собственности на землю, леса, сенокосные луга и рыбные угодья, и освободил крестьян и всех людей от всех налогов, которыми их обложили дворяне и городские судьи.

Это был тот самый указ, на который уже давно надеялись крестьяне, казаки, крепостные и городская беднота. При этом нельзя забывать, что многие из свиты самозванца сами были если не беглыми крепостными, то по меньшей мере их потомками, которые пошли на бой за свою личную свободу. Кроме того, они горели жаждой мести. К восставшим крестьянам примыкали рабочие оружейных заводов. 40 % его свиты составляли некрещеные татары и башкиры, которые надеялись скинуть с себя российское и христианское ярмо.

Лишь за счет всего этого восстание могло распространиться по всей Волге, Уралу и некоторым частям Сибири.

Пугачеву удалось сыграть на простой логике крестьян: «если из столицы проводится плохая политика, то, значит, не может быть, чтобы у власти там находился настоящий царь. Кроме того, нынешняя царица родом из Германии и, конечно, не может быть причислена к русской православной церкви! Так что большего доверия как царь заслуживает Пугачев. Настоящий царь издает правильные указы, такие, которые приносят человеку пользу». Пропаганда самозванца пошла ещё дальше, заявляя о том, что «бюрократическое и иноземное влияние извратило простое по своему устройству государство, некогда созданное Петром Великим». Это звучало весьма достоверно, тем более что не было полной неправдой. Так что, в конце концов, Емельян Пугачев создал для себя своего рода военную коллегию по образцу Петра I.

Благодаря своей политике он добился большого влияния. Уже при приближении его войска вспыхивали новые местные восстания. Деревни встречали его соратников «хлебом-солью». Часто одного появления его посланников было достаточно, чтобы обратить в бегство местных землевладельцев, чиновников и сборщиков оброка. После захвата нового населенного пункта конфисковалось и отдавалось на разграбление только их имущество.

Пугачев захватил Казань и Саратов. При осаде Оренбурга в его распоряжении было свыше 10 тысяч человек. Его людям хотелось пойти на Москву. Но шансов справиться с надвигавшимся войском Екатерины II у них почти не было. Это были уже не крестьяне, которых можно было переманить на свою сторону. В конце концов, войска императрицы погнали армию повстанцев вниз по Волге. И здесь расчет Пугачева оправдался не полностью. Поддержка донских казаков, на которую он надеялся, не пришла. Дело в том, что их силы иссякли еще в ходе предыдущих восстаний.

После поражения в сражении у Солениковой ватаги самозванец с остатками своего войска бежал вдоль Волги в юго-восточном направлении. 8 сентября 1774 года он был схвачен предавшими его казацкими полковниками и 15 сентября близ Яицкого городка передан представителям власти. Позже его заковали в цепи и доставили в Москву в деревянной клетке. 10 [21] января 1775 года Емельян Пугачев был публично четвертован на Болотной площади в Москве.

 

Список литературы:

Берс, Александр Андреевич. Пугачевщина на Урале [Текст] : крат. очерк с портр. Е. Пугачева, тремя ил. и картой воен. действий на Урале 1773-1775 гг. / А. Берс. - Екатеринбург : Уралкнига, 1924. - 48 с. - (Уральская историко-революционная библиотека ; вып. 1). - Б. ц.

Пушкин, А. С. История Пугачева [Текст] / А. С. Пушкин // Полн. собр. соч. Т.6. - М., 1954. - С. 189-332.

Севрюков О. В. Ижевск : краеведческий очерк. - 2-е изд., ипр. и доп. - Ижевск : Удмуртия, 1972. - С. 13-19.

Соколов, Б. В гостях у "Пугаченка" [Текст] : [о пребывании Пугачева в селе Завьялово] / Б. Соколов // Край мой Завьяловский : история и современность. - Ижевск, 1997. - С. 208-211.

Добротворский, А. Г. О пребывании Е.Пугачева в Ижевске [Текст] / А. Г. Добротворский, А. Глухов // Металлург. - 2000. - 27 окт. - С. 10.

Кобзев, Игорь Иванович. "Капитанская дочка" [Текст] : [об отце и дочери И. Я. и Г. И. Алымовых, жителях Ижев. з-да в 18 в. как прототипах повести А. С. Пушкина "Капитанская дочка", о пугачёв. восстании на территории Удмуртии] / И. И. Кобзев // Изв. Удмурт. Респ. - 2001. - 28 сент.

http://igis.ru/blog/vid-igis_tip-history

Пугачёв Емельян в Кунгуре, Осе, Ижевске, Воткинске

Крестьянская война в Удмуртии 

Wednesday, December 3, 2014 10:59:00 PM

Главы из книги: Крестьянская война под предводительством Емельяна Пугачёва в Удмуртии : сборник документов и материалов.             

скачать книгу можно в разделе СКАЧАТЬ КНИГИ БЕСПЛАТНО здесь

ПУГАЧЕВ    И    УДМУРТЫ   Множество разных событий напоминает о борьбе удмуртов с царизмом. Особенно незабываемыми для них остались волне­ния, происшедшие с этих краях во время пребывания Пугачева. Восстал Пугачев при правлении Екатерины II: народу тог­да жилось особенно трудно. Под руководством Пугачева каза­ки поднялись в 1773 году.

... подробнее
 

Пушкин А. С. История Пугачева 

Thursday, August 28, 2014 2:39:00 PM

пугачев книга

Глава шестая (отрывок).

Новые успехи Пугачева. - Башкирец Салават. - Взятие Сибирских крепостей. - Сражение под Троицкою. - Отступление Пугачева. - Первая встреча его с Михельсоном. - Преследование Пугачева. - Бездействие войск. - Взятие Осы. - Пугачев под Казанью.

Пугачев, отраженный от Кунгура майором Поповым, двинулся было к Екатеринбургу; но узнав о войсках, там находящихся, обратился к Красно-Уфимску.

... подробнее
 

Отрывки из книги Х. И. Муратова 

Friday, July 4, 2014 3:57:00 PM

пугачев емельян в удмуртии и пермском краеМуратов, Х.И. Крестьянская война под предводительством Е.И. Пугачева (1773-1775) : пособие для уч. – 2-е изд., дораб. и доп. – М. : Просвещение, 1980. – С. 63–65, 74–80, 85–91, 132–136. Скачать книгу можно в нашей электронной библиотеке см. здесь 

Глава 4. Осада Оренбурга. ...Восставшие, занимая волости и уезды, создавали в них свои органы власти, которые подчинялись Военной коллегии и руководили деятельностью повстанческих отрядов, набирали для них рекрутов и провиант, рассылали по деревням указы Пугачева, вели торговлю, следили за порядком. 

 

... подробнее
 
ßíäåêñ.Ìåòðèêà Ðåéòèíã chaiknet.ru