Отрывки из книги Р. Г. Скрынникова

Friday, July 4, 2014 5:39:00 PM

СКРЫННИКОВ, Р. Г. ЕРМАК : КНИГА ДЛЯ УЧАЩИХСЯ. – М. : ПРОСВЕЩЕНИЕ, 1986. – С. 36–75, 148–152; СКРЫННИКОВ, РУСЛАН. ЕРМАК. – М. : МОЛ. ГВАРДИЯ, 2008. – (ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. ЖЗЛ).

скачать книгу можно здесь

При дворе господ Строгановых

В годы Смуты Строгановы оказали большую финансовую помощь царю Василию Шуйскому, казна которого вечно пустовала. Незадолго до своего падения Шуйский пожаловал своим заимодавцам звание «гостей». Это звание носили немногие лица — самые богатые купцы России. В качестве особой привилегии Строгановы получили право впредь именоваться «с вичем». Это право уравняло солепромышленников с благородным дворянством. Даже гости никогда не претендовали на отчество. Андрей Семенович стал первым «именитым человеком» в семье Строгановых. За ним это звание распространилось на всех членов торгового дома.

Именитые люди старались устроить свою жизнь сообразно своему новому положению. Они воздвигли себе подлинные чертоги в родовом гнезде — Соли Вычегодской. Сюда же свезли они старые архивы со всех своих дворов и торговых контор.

Строгановы не забыли о том, что их предки помогли казакам взять Сибирь. Теперь они решили использовать предания старины, чтобы прославить свой род. Заслышав о том, что в Сибири местный архиепископ велел составить «Повесть о сибирском взятии», Строгановы постарались заполучить ее копию. На службе «именитых людей» было немало грамотеев, бойко владевших пером. Они продолжили работу над летописью.

В Соли Вычегодской люди Строгановых не имели возможности беседовать с ермаковцами. Поэтому они старательнее, чем Есипов, следовали тексту ранней Тобольской летописи. Например, они дословно списали из сибирской летописи заголовок. Этот заголовок выглядел весьма внушительно: «О взятии Сибирския земли како благочестивому государю царю и великому князю Ивану Васильевичу всеа Русии подарова Бог Сибирское государство обладати… и како просвети Бог Сибирскую землю святым крещением и утверди в ней святительский престол архиепископию». Приведенный заголовок был вполне уместен в тобольском, но никак не в строгановском сочинении. В этом заголовке не упоминалось ни имя Ермака, ни имя его покровителей Строгановых.

Ранняя Тобольская летопись была составлена в момент основания сибирского архиепископства. Она прославляла не Строгановых, а местного владыку. Для Строгановых в концепции летописца попросту не оставалось места. Сам Бог призвал Ермака для очищения Сибирской земли от язычества. Основание архиепископства увенчало дело, начатое казаками.

Строгановский придворный летописец взялся за перо, чтобы возвеличить своих хозяев. Отдавая должное Господу, он старался доказать, что Ермак попал в Сибирь по воле Строгановых. Они снабдили казаков всем необходимым и послали с ними вотчинное войско и артиллерию.

Летописец принял дату экспедиции, найденную в тобольской повести, но взялся уточнить ее. По его словам, Ермак с товарищами прожили в строгановских владениях «два лета и месяца два», начиная с 28 июня 1579 года и по 29 августа 1581 года, после чего ушли в Сибирь.

Своим рассказом летописец старался доказать, будто вольные казаки долгое время жили у солепромышленников как нахлебники и успели превратиться в их слуг. Была ли то фантазия нанятого Строгановыми писателя или их историограф использовал какие-то неизвестные нам документы, хранившиеся в архиве у именитых людей? Ответить на этот вопрос не так-то просто.

Можно установить достоверно лишь одно. Как раз в период составления летописи Строгановы взялись за упорядочение своих архивов. Они свезли в Соль Вычегодскую документы, хранившиеся на их пермских, московских, калужских дворах и в факториях. Их подьячие аккуратно пересмотрели столбцы и грамоты и снабдили их ярлычками. Летописец не раз обращался к архивным грамотам и цитировал их. Некоторые из грамот сохранились до наших дней, и исследователь получает редкую возможность проследить за работой летописца и проникнуть в тайну рождения его текстов.

Макнув перо в чернила, летописец старательно вывел слова «в лето 7090 (1581) году сентября в 1 день». Именно в этот день, по его мнению, и началась сибирская экспедиция. Подлинность своей даты он подтвердил подробным рассказом о том, что Ермак ушел в поход в тот самый день, когда «князь Пелымский, собра 700 человек, подозва… уланов и мурз Сибирские ж земли… прииде на Чердынь… под Канкор и под Кергедан городки, а оттоле поидоша под Чюсовские городки…».

Нетрудно обнаружить, откуда заимствовал летописец сведения о семистах пелымцах, напавших на пермские городки. Царь Иван IV упомянул эту цифру в своем письме, написанном в конце 1581 года. В том же письме значилось, что пелымцы совершили набег в Семенов день, или 1 сентября 1581 (7090) года.

В строгановском архиве летописец нашел еще одну грамоту, присланную в Пермь в конце 1582 года. В ней упоминался пелымский князь и сообщались подробности о его нападении в Семенов день. Бегло прочтя царские архивные грамоты, книжник решил, что они описывают одно и то же нападение, которое и послужило прологом к походу Ермака.

Попробуем проверить летописца и прочтем заново подлинные грамоты Ивана IV. Одна из них была составлена в конце 1581 года в связи с жалобой Семена и Максима Строгановых. Купцы донесли царю, что «о Семен день» их слободы и деревни разорил пелымский князь, а Никита Строганов, сидевший в укрепленном городке Орле, не выручил их из беды. Иван IV сделал выговор Никите и велел действовать заодно с родственниками.

Другая грамота (от 16 ноября 1582 года) явилась ответом на жалобу воеводы Пелепелицына из Чердыни. Воевода донес, что 1 сентября его крепость подверглась атаке сибирских людей и пелымского князя, а Строгановы не помогли ему в беде, но в самый день штурма послали Ермака «воевать сибирские места».

Не остается сомнения в том, что в царских грамотах описаны разновременные и разномасштабные нападения. В первом участвовал пелымский (мансийский) князек с небольшими силами, во втором — еще и сибирские люди, то есть войска Кучума. В первом случае мансийцы сожгли незащищенные деревни и слободки Строгановых, но не посмели штурмовать их городки. Год спустя воины Кучума вместе с манси нанесли удар по Чердыни — главному опорному пункту русских в Пермском крае.

В дни первого нападения в 1581 году Ермака явно не было во владениях Строгановых, иначе он не позволил бы мансийцам разорять русские поселения. О Ермаке говорит лишь грамота конца 1582 года. Обрисованная в этой грамоте ситуация не допускает двух толкований. Кучумляне напали на государеву крепость в 1582 году в самый день выступления Ермака в поход. Получив донос Пелепелицына, царь пригрозил Строгановым опалой и велел немедленно вернуть казаков из похода.

Итак, летописец объединил сведения царских грамот по недоразумению. Его рассказ об одновременном нападении пелымцев на Чердынь и строгановские городки в 1581 году недостоверен от начала и до конца. В действительности такого нападения не было.

Савва Есипов, беседовавший с ермаковцами, не знал в точности, когда началась экспедиция. И лишь строгановский летописец впервые назвал день и месяц выступления казаков в поход.

И все же верить строгановскому летописцу нет оснований. Книжник невнимательно прочел и превратно истолковал попавшие к нему в руки архивные документы. Он допустил вопиющую ошибку при определении времени сибирской экспедиции. Его ошибка ввела в заблуждение многие поколения историков.

Искусство исследователя состоит в том, чтобы среди противоречивых и разновременных свидетельств выбрать самые ранние и достоверные. Для того, кто взялся составить биографию Ермака, путеводной нитью могут служить грамоты, составленные при его жизни. В царской опальной грамоте 1582 года каждое слово — на вес золота. Грамота непосредственно отразила событие, положившее начало одиссее Ермака. Казаки ушли в Сибирь на глазах у чердынского воеводы Василия Пелепелицына 1 сентября 1582 года, о чем он тут же и донес царю. Не верить воеводе нет оснований.

 

«Архив» Ермака

 

«АРХИВ» ЕРМАКА

 

Историки затратили много усилий и труда, чтобы разыскать архив сибирской экспедиции или хотя бы его следы. Но их старания не увенчались успехом.

Кто из ученых не мечтал о такой находке! Бесценные документы находят не только на запыленных полках архива. На них наталкиваются в самых неожиданных местах: в недоступных горных пещерах, на морском дне, в трюмах затонувших кораблей, на чердаках старых домов. Случаются и более прозаические случаи. Следы архива удается обнаружить в давно известных науке летописных сочинениях.

…Среди летописных сочинений о Сибири наибольшей популярностью пользовалась Есиповская летопись. Ее читали и переписывали в разных концах страны.

Сам Савва Есипов едва ли дожил до того времени, когда некий любознательный книжник старательно скопировал его летопись, пополнив ее многими удивительными подробностями. Так возникла Погодинская летопись, которая хранится ныне в Публичной библиотеке имени М. Е. Салтыкова-Щедрина (Российская национальная библиотека) в Петербурге.

Погодинская рукопись ставит перед исследователем множество трудных проблем. Судя по филиграням, она относится чуть ли не к петровскому времени. Но в этой поздней рукописи заключена масса сведений по истории сибирской экспедиции. Степень их достоверности неясна и поныне. Два-три промаха, допущенные летописцем, ставят под сомнение достоверность памятника в целом. Современные методы исследования текстов столь совершенны, что позволяют воскресить историю составления летописи в мельчайших деталях. Можно себе представить, как неведомый автор Погодинской рукописи, обмакнув перо, старательно списал из летописи Есипова фразу: «Ермак с товарыщи послаша к государю царю и великому князю Ивану Васильевичу всеа Русии с сеунчем (вестью о победе. — Р. С.) атамана и казаков». На этом месте книжник остановился и, переведя дух, вставил фразу от себя: «Тут же послан был казак Черкас Александров потому… немалой, всего 25 человек».

Фраза сохранилась не в полном виде. Это объясняется просто. Когда рукопись переплетали, лист был обрезан по краям и несколько слов оказались утраченными. Однако то, что уцелело, дает исследователю важный материал. Погодинский летописец знал одного из гонцов Ермака по имени, а кроме того, ему известна была, по-видимому, и общая численность казачьей станицы, прибывшей в Москву. Его запись интересна не только своими фактическими данными.

Конструкция фразы («Ермак послаша атамана и казаков, тут же послан был казак Черкас Александров») была неудачна и выдавала неуверенность автора. Он явно не знал, какое место занимал казак Черкас в станице. По Есиповской летописи, эту станицу возглавлял некий безымянный атаман.

Погодинский летописец не нашел в своих источниках никаких сведений о главе посольства — атамане, но зато о простом казаке Черкасе Александрове он почерпнул там и переписал в свое сочинение немало сведений.

Прежде всего он упомянул о казаке при описании пути из Сибири на Русь через Пустоозеро. Этим путем ушли на родину остатки отряда после гибели Ермака. Они уплыли по «Иртышу реке вниз и по великой Оби вниз же и через Камень (так называли в древности Уральские горы. — Р. С.) прошли Собью же рекою в Пустоозеро, тута же (шел) казак Черкас Александров».

Ниже составитель Погодинской летописи переписал известие Есиповской летописи о посылке в Сибирь Сукина и других воевод и включил в текст дополнительную подробность: с воеводами вернулись в Сибирь «многие русские люди и ермаковцы казаки Черкас Александров с товарыщи».

Откуда почерпнул все эти сведения автор Погодинской рукописи? Почему ранние сибирские летописи ни словом не упоминали о Черкасе Александрове? Не выдумка ли это досужего книжника, писавшего в позднее время?

Одна архивная находка позволила дать весьма точный ответ на поставленный вопрос. В Российском государственном архиве древних актов в Москве хранится подлинная приходно-расходная книга кремлевского Чудова монастыря за 1586 год. Историки не раз обращались к ней, но никто не искал там сведений о Ермаке. Истинное значение чудовских записей обнаружилось лишь после сопоставления их с данными Погодинской летописи.

Монахи Чудова монастыря пометили в своей книге, что в феврале 1586 года «сибирский атаман» и «сибирские казаки» принесли в обитель и дали на помин души драгоценных соболей. Благочестивый жест ермаковцев легко объяснить. Как раз в феврале 1586 года воевода Сукин завершил приготовления к походу. Вместе с ним должны были покинуть Москву Ермаковы казаки. Они уже знали о гибели Ермака и готовились к худшему. Самое время было подумать о спасении души, и казаки отправились в Чудов монастырь. Чудовские монахи прилежно записали имена своих вкладчиков — «сибирских казаков», но только двух из них (Александрова и Болдырю) они назвали атаманами. «Сибирский атаман Иван Александров сын, а прозвище Черкас» принес старцам самые богатые дары.

Черкас возглавлял сибирское посольство, а потому и казаки, и монахи именовали его атаманом. Но он был совсем молодым человеком и не успел заслужить чин на государевой службе. Потому источник, которым пользовался погодинский летописец, упорно называл его не атаманом, а казаком. Это обстоятельство и ввело летописца в заблуждение.

Запись чудовских монахов подтверждает известие Погодинской летописи о том, что царь задержал гонцов Ермака в Москве и те вернулись в Сибирь лишь через три года.

Погодинская летопись сохранила любопытнейшие подробности насчет переписки Ермака и Грозного.

Черкас Александров привез в Москву послание Ермака к Ивану IV. Савва Есипов пересказал это послание в сокращенном виде. Ермак извещал Ивана IV, что казаки «царя Кучюма и с вои его победиша». Автор Погодинской летописи привел куда более полный текст казачьей отписки. Согласно летописи, Ермак писал царю, что он «сибирского царя Кучюма и с его детми с Алеем да с Алтынаем да с Ышимом и с вои его победиша; и брата царя Кучюма царевича Маметкула разбиша ж».

Насколько достоверна эта подробная версия письма Ермака? Не сочинена ли она самим автором Погодинской летописи? Ответить на этот вопрос помогает отчет о «сибирском взятии», составленный дьяками Посольского приказа в 1585 году и сохранившийся в подлиннике. Под руками у дьяков были отписки из Сибири. Воспользовавшись ими, приказные пометили: «государевы» казаки «Сибирское царство взяли, а сибирский царь Кучюм убежал в поле», после чего «племянник Кучюмов Маметкул царевич, собрався с людми, приходил в Сибирь на государевы люди», но те и его «побили».

Данные посольского отчета рассеивают сомнения в достоверности погодинской версии.

Погодинским сведениям чужды летописные штампы. Они мало походят также и на запись воспоминаний очевидцев. В большей мере они напоминают цитаты из приказных документов. Вот один из примеров: «Государь послал (в Сибирь. — Р. С.) воевод своих князя Болховского, да голов Ивана Киреева да Ивана Васильева Глухова, а с ним казанских и свияжских стрельцов сто человек, да пермич и вятчан сто человек и иных ратных людей сто человек». Именно таким слогом составлялись записи Разрядного приказа. Это, бесспорно, самый полный разряд, относящийся к сибирской экспедиции. Иной вопрос: можно ли считать его подлинным? Некоторые детали в нем вызывают сомнение. Почему сибирские летописи и разрядные книги XVII века упоминают о походе только двух воевод — Болховского и Глухова? Почему в них отсутствуют какие бы то ни было указания на Киреева? С. Ремезов утверждал, что с Болховским было 500 человек. В погодинском же разряде названа цифра в 300 человек.

Для проверки разряда можно привлечь подлинную царскую грамоту от 7 января 1584 года. Иван IV направил Строгановым письменный приказ выстроить «под рать» Болховского, Киреева и Глухова пятнадцать стругов, каждый из которых мог поднять по двадцать ратников. Если Болховский рассчитывал разместить воинов на пятнадцати стругах по двадцать человек на каждом, значит, отряд насчитывал до 300 человек. Из грамоты следует, что Киреев был главным помощником Болховского в сибирском походе. Дополнительные сведения Погодинской летописи объясняют причины молчания сибирских источников о Кирееве. Этот воевода пробыл в Сибири очень недолго. Ермак тотчас отослал его в Москву. Киреев увез из Сибири пленного царевича Маметкула.

Итак, погодинский летописец располагал более точной информацией, чем тобольские летописцы! Очевидно, он держал в руках подлинный разряд о походе Болховского в Сибирь.

Составитель Погодинской летописи нашел у Саввы Есипова упоминание о том, что ермаковцы шли в Сибирь «Чусовою рекою и приидоша на реку Тагил». Не удовлетворенный столь неточным описанием, он включил в текст подробнейшую роспись пути Ермака в Сибирскую землю. В ней указывались не только названия рек, пройденных флотилией Ермака, но и много других сведений: где и куда (направо или налево) сворачивали суда, где они плыли по течению, где — против. Очевидно, такая роспись имела не столько литературное, сколько практическое назначение. Воеводы, назначенные в сибирский поход, нуждались в подробной дорожной росписи.

Погодинский автор включил в текст своей рукописи сведения об обстоятельствах, непосредственно предшествовавших походу казаков за Урал. Ермак Тимофеев, записал он, прибыл с Волги на Чусовую в тот самый момент, когда на пермские места напал сибирский царевич Алей с татарами, «а за год до того времени… пелымский князь Аблыгерим воевал… Пермь Великую».

В двух решающих пунктах приведенные сведения полностью совпадают с данными царских грамот 1581–1582 годов. Они вновь подтверждают, что два нападения произошли с интервалом в год и что поход Ермака начался в дни второго набега.

Ни Строгановы, ни чердынский воевода не знали имен «пелымского князя» и предводителя «сибирских людей», громивших Пермский край. Составитель Погодинской летописи располагал лучшей информацией. Он знал, что первое вторжение возглавлял пелымский князек Аблыгерим, а второе — сын и наследник Кучума царевич Алей.

Как можно объяснить редкую осведомленность погодинского автора? Откуда черпал он свои удивительные сведения? Текст рукописи позволяет установить источник его информации. «Три сына у Кучюма… — записал летописец, — а как оне взяты, тому письмо есть в Посольском приказе». Значит, летописец имел доступ к сибирским документам Посольского приказа.

Замечательно, что именно этот приказ на протяжении XVI века ведал делами, относящимися к Сибири. В него, как в резервуар, стекались все отписки из вновь присоединенного края. В Посольский приказ попало и письмо Ермака. По-видимому, приказные допросили гонцов Ермака, с их слов составили роспись пути в Сибирь и записали «сказку» о причинах похода казаков против Кучума.

Дополняя Есиповскую летопись, погодинский автор отметил, что татарский царевич Алей подверг жестокому разгрому Соль-Камскую и «много дурно над православными христианы починил». Соликамские источники подтверждают приведенную подробность. Местные жители помнили об этом погроме вплоть до XVIII века. В память о жертвах набега с 1584 года и до петровского времени население совершало крестный ход к братским могилам.

При чтении Погодинской летописи невольно возникает вопрос: почему осведомленный автор, упомянув о разгроме Соли-Камской, умолчал о последующем нападении Алея на Чердынь?

Это объясняется просто. В день штурма Чердыни Ермак увел свой отряд из Чусовских городков за Урал. Значит, ермаковцы ничего не знали о событиях, разыгравшихся в тот момент на расстоянии сотен верст к северу. Эта небольшая и на первый взгляд несущественная деталь подтверждает предположение о том, что «сказку» о начале сибирской экспедиции, найденную погодинским автором в Посольском приказе, составили скорее всего гонцы Ермака.

Можно ли считать, что автор Погодинской летописи сам записал «речи» ермаковцев или что его следует отождествить с Черкасом Александровым? Можно ли согласиться с теми историками, которые называют Александрова «официальным историографом дружины Ермака»? Ошибки, допущенные погодинским летописцем, опровергают подобные гипотезы.

По данным Саввы Есипова, Ермак послал в Москву сеунщика-атамана и тот якобы вернулся в Сибирь вместе с воеводой Болховским. Из приказных же документов следовало, что сеунщик-казак Александров смог вернуться в Сибирь с воеводой Сукиным уже после смерти Ермака. Не заметив противоречия, погодинский летописец соединил обе версии. В результате в его рукописи появились следующие пометы: «И Ермак в тое пору убит, пока сеунщики ездили к Москве»; «князь Семен Болховский пришел в старую Сибирь… а Ермак уже убит до князь Семенова приходу».

В конце жизни Александров и другие тобольские ветераны составили «речи», которые легли в основу ранних сибирских летописей. Хотя они и не помнили точных дат, зато ясно представляли себе последовательность основных событий. Они знали, что Болховский прибыл в Сибирь при жизни Ермака, что воевода умер в дни зимнего голода, а затем погиб Иван Кольцо. Еще позже Ермак предпринял свой последний поход на Вагай, где был убит. Лишившись вожда, казаки немедленно бежали из Сибири.

Есиповская летопись воспроизвела все эти события в их естественном порядке. Совершив ошибку в определении времени гибели Ермака, погодинский автор разрушил канву повествования. Ему предстояло заново описать экспедицию. Но, как видно, он был человеком не слишком опытным в сочинении летописей. Если бы Ермак погиб до прихода Болховского, то последний не застал бы в столице Кучума Кашлыке ни одного казака, потому что все они покинули Сибирь сразу после боя на Вагае.

Будучи неспособным переписать историю Ермака заново, автор ограничился тем, что кстати и некстати вставил в списанный им текст Есиповской летописи несколько упоминаний о смерти атамана, которые могли лишь запутать читателя. В главе о послах он сделал первую помету о смерти Ермака. В следующей главе пометил: «О убиении Ермакове речется после сих». В главе о Болховском вновь повторил: «А Ермак уж убит». В последующем разделе сделал оговорку: «Как еще Ермак жив бысть». Рассказывая о бое на Вагае, автор вынужден был повторить все сведения о Болховском.

Приведенные факты разрушают гипотезу, согласно которой Погодинскую летопись составил «официальный историограф дружины» Черкас Александров.

Текст Погодинской рукописи помогает уточнить вопрос о ее авторе. Рассказывая о Чингисхане, погодинский автор назвал его второе имя (Темир Аксак). При этом он сослался на некую Московскую летопись: «Пишет про то инде в московских летописцах». Такая ссылка была вполне уместна в устах московского книжника, но никак не вольного казака.

Документы Посольского приказа были доступны лишь очень узкому кругу лиц. Если составитель Погодинской летописи мог воспользоваться ими, то отсюда следует, что сам он принадлежал скорее всего к миру приказных людей.

Погодинский летописец делал выписки из посольских документов и иногда сопровождал их своими комментариями. «Алей (сын Кучума), — записал он, — пришел войной на Чусовую, и в тое же поры прибежал с Волги атаман Ермак Тимофеев с товарыщи (пограбили на Волге государеву казну и погромили ногайских татар) и Чюсовой сибирским повоевать не дали». Фраза о грабеже государевой казны нарушала временную и логическую последовательность рассказа. Ее приказной заимствовал, очевидно, не из отчета Черкаса Александрова о начале похода. Комментарий выдает в авторе человека, хорошо знакомого с ходячими рассказами XVII века о грабежах Ермака.

К счастью, автор Погодинской летописи лишь в редких случаях пускался в самостоятельные рассуждения. По общему правилу, он не мудрствуя делал выписки из документов. Историк не может желать лучшего.

Выписки Погодинского летописца могут служить своего рода лакмусовой бумажкой. Они помогают исследователю определить достоверность других летописных свидетельств.

Строгановский летописец проявил особую осведомленность насчет отписок Ермака из Сибири. Тотчас возникло предположение, что именитые люди сохранили их в своем архиве. Согласно отчету строгановского историографа, Ермак и его помощники писали к «честным людям» в их городки, что «Господь в Троицы славимый Бог изволи убо одолети им Кучюма салтана и град его стольный взяти в Сибирской его земле и сына его царевича Маметкула жива взяше».

Сведения Строгановского летописца решительно расходились с показаниями Саввы Есипова. Тобольский дьяк определенно утверждал, что казаки послали на Русь весть о победе задолго до пленения Маметкула.

Кто же из летописцев был прав? Погодинские сведения не оставляют никаких сомнений на этот счет. В самой первой отписке царю казаки сообщали, что они победили Кучума и брата его «царевича Маметкула разбиша ж». О пленении Маметкула не было и речи: царевич попал в руки к ермаковцам гораздо позже. Таким образом, сведения Строгановского летописца о том, что Ермак уже в самых первых донесениях о сибирском взятии упомянул о пленении Маметкула, были сплошным вымыслом.

Подлинные документы об экспедиции Ермака погибли. Поэтому судить о них можно лишь на основании тех выписок, которые сделал из них автор Погодинской летописи. Названные выписки позволяют составить довольно точное представление об «архиве» сибирской экспедиции, сформировавшемся в стенах Посольского приказа.

«Архив» Ермака начал складываться после того, как в Москву прибыл Черкас Александров с письмом Ермака. Приказные тщательно записали «речи» казаков о их походе, составили роспись их пути. Эти документы составили основу фонда. К ним были присоединены разрядные росписи о посылке в Сибирь трех отрядов, донесение о гибели первого отряда и документы о доставлении в Москву пленного Маметкула, «письмо» о взятии на службу других сибирских царевичей.

Обнаружение выписок из «архива» Ермака позволило расширить крайне ограниченный фонд достоверных источников о сибирской экспедиции и тем самым заново исследовать историю похода Ермака.

 

Сборы в поход

 

Наконец на круг был приглашен посланец богатых пермских солепромышленников Строгановых. От имени своих хозяев он обещал казакам хлебное жалованье, свинец и порох в случае, если они отправятся в Пермский край на службу к Строгановым.

Ермак держал речь последним, и его слова положили конец колебаниям. Атаман умел безошибочно уловить общее настроение и повести за собой буйное «товарищество».

Если Ермак первенствовал на казачьем круге, то не из-за «породы» и не из-за атаманского чина, признанного царем. Он завоевал себе авторитет своей храбростью, многолетней службой и непоколебимой верностью товариществу вольных казаков.

 

Россия и Сибирь

 

Междоусобия в Орде привели к тому, что изгнанный из Сарая хан занял древнее Болгарское царство в Поволжье и в 1438 году на его развалинах основал Казанское ханство. Полвека спустя Иван III овладел Казанью и посадил там своего ставленника.

Вскоре же тюменский хан Ибак прислал в Москву своего посла. Он предлагал заключить мир, но требовал отпустить к нему пленного казанского царя. Домогательства Ибака были отвергнуты. Тем временем русские воеводы подошли вплотную к границам Тюменского ханства с севера.

Потоки переселенцев с южных окраин Руси устремились из междуречья Оки и Волги на северо-восток. Там, где прежде бродили новгородские дружины, теперь все чаще появлялись московские воеводы. В 1465 году воевода Василий Скряба с отрядом прошел за Урал и собрал дань с югры в пользу московского великого князя. Воевода Федор Пестрый в 1472 году подчинил Великую Пермь и выстроил в Приуралье укрепленный городок Чердынь.

С падением независимости Новгорода Великого в 1478 году все его северные владения, включая Печорский край, вошли в состав единого Российского государства. Несколько лет спустя Москва смогла выделить силы для крупного наступления в Зауралье. Федор Курбский и Иван Салтыков Травин в 1483 году перевалили за Камень, рассеяли войско пелымского князя Юмшана и поплыли вниз по реке Тавде «мимо Тюмени в Сибирскую землю». Поход не привел к войне между Россией и Тюменским ханством. Иван III и «царь» Ибак вели борьбу с Большой ордой, а потому избегали столкновений между собой. Русские ратники обошли стороной владения Ибака и с Тобола двинулись по Иртышу на Обь. Там они взяли в плен югорского князя Молдана и повоевали всю Югорскую землю. Экспедиция длилась несколько месяцев.

Едва русская рать покинула Зауралье, местные князьки обратились к пермскому епископу Филофею. Посредничество епископа позволило им завязать связи с Москвой. Хантский князек Пыткей прибыл в русскую столицу и от имени всей земли Кодской и Югорской просил Ивана III освободить взятых в плен югорских князей. Его просьба была удовлетворена. В конце 1484 года кодские князья из Зауралья прибыли под стены Усть-Вымского городка и заключили с пермским владыкой и местными князьками мир «на том, что им лиха не смыслити, ни силы не чинити над пермскими людьми, а великому князю правити во всем».

            … Захватив власть в Сибири, Кучум вскоре же обнаружил враждебные намерения в отношении России. Как писал царь Иван IV в 1564 году, ныне «хвалится де сибирский султан Ишибаны (Кучум Шейбанид. — Р. С.) идти на Пермь войною».

Сношения между Москвой и Кашлыком прервались на несколько лет, пока Посольский приказ не нашел нужным напомнить сибирскому ханству о его даннических обязательствах. В марте 1569 года власти освободили из тюрьмы пленного сибирского татарина Аису и послали его с царской грамотой в Кашлык. Получив грамоту из рук пленника, Кучум решил отплатить той же монетой. Его воины захватили в Приуралье трех пермяков. Двое были задержаны в Кашлыке, а третий пленник Ивашка Поздеев был послан на подводах в Россию с вестью о том, что Кучум дань собирает и готовится послать в Москву послов.

Вскоре Кучум обратился к Ивану IV с грамотой. «Вольный человек Кучум царь» соглашался признать «белого царя» своим «братом старейшим». Но его мирные предложения заключали в себе лишь слегка завуалированный вызов: «И ныне похочишь миру, и мы помиримся, а похочишь воеватися, и мы воюемся».

Расчетливый политик, Кучум внимательно следил за развитием событий в Восточной Европе. Как раз в 1569 году крупная турецкая армия, поддержанная Крымской ордой, перешла русские границы и напала на Астрахань. Поход завершился отступлением татар и гибелью турецкого войска в безводных степях Северного Кавказа. Узнав о поражении турок и татар, Кучум решил как можно скорее добиться мира с Россией. В 1571 году он направил в Москву посла Таймаса с данью в тысячу соболей. «Кучум богатырь царь» соглашался на все, по крайней мере на словах. Посольский приказ передал суть его обращения в следующих словах: «Да послал Кучум о том, чтоб его царь и великий князь взял в свои руки, а дань со всее Сибирские земли имал по прежнему обычаю».

Иван IV велел дьякам изготовить грамоту с текстом присяги. На грамоту была привешена золотая печать. Сын боярский Третьяк Чебуков должен был привести Кучума к шерти. Кучуму надлежало скрепить грамоту своей печатью, от «лучших сибирских людей» следовало взять подписи. Московские власти рассчитывали восстановить свои прежние позиции в Зауралье. Но обстановка не благоприятствовала осуществлению их планов.

В 1571 году крымцы сожгли Москву. Подстрекаемые ханом восстали казанские татары и черемисы.

Сожжение Москвы произвело сильное впечатление на Кучума. Сибирский хан теперь жаждал большой войны с «белым царем». На подготовку войны ушло не менее года. С наступлением лета 1573 года лучший воевода Кучума хан Маметкул преодолел уральские перевалы и принялся опустошать русские поселения на Чусовой. Манси, платившие дань царю, подвергались избиению. Членов их семей татары забирали как пленников. Кучумляне захватили русского посла Третьяка Чубукова, направлявшегося с миссией в Казахскую орду. Как царский посол, так и все сопровождавшие его служилые татары были убиты.

Однако Кучум потерял слишком много времени на подготовку войны с Россией. Благоприятные возможности, сложившиеся после сожжения Москвы крымцами, развеялись как дым. Русская армия наголову разгромила Крымскую орду и ногайцев в многодневном сражении под Москвой.

Кучуму волей-неволей пришлось отказаться от своих честолюбивых замыслов. Хан Маметкул ограничился тем, что разведал дорогу, «как итти ратью на Пермь». Не дойдя до строгановских острожков на Чусовой, хан повернул к перевалам и ушел в Сибирь.

Ко времени войны с Россией Кучуму удалось сосредоточить в своих руках обширные владения. Помимо ханты-мансийских племен, обитавших на Оби и Урале, ему подчинялись барабинцы и другие племена, соседствовавшие с ними, а также некоторые из башкирских племен, живших на восточных склонах Среднего Урала. Территорию Сибирского ханства покрывала целая сеть укрепленных татарских городищ. На подступах к Кашлыку стояли укрепления Сузгунтура, Бицик-тура, засека на Чувашевском мысу, городок мурзы Аттика, городок Карачи. Выше по Иртышу располагались Бегишево городище, городки Тунус и Кулары. Близ Уральских гор находились «город опасный» есаула Алышая, «заставной» городок на холме Ятман и «царево городище» на Тоболе. На севере границы «царства» доходили до Оби, на западе переходили кое-где на европейские склоны Уральских гор, на юге терялись в Барабинских степях.

Маметкул недаром проведывал путь в Пермь. Кучум ждал своего часа, чтобы покончить с русским влиянием в Приуралье. Ждать пришлось долго, целых десять лет.

 

Ермак и Строгановы

 

Как на дрожжах поднялся и разбогател при Грозном торговый дом Аники Строганова. Одежда Аники не блистала золотом и серебром. Зато в сундуках его скопилось больше денег, чем в казне у первого сановника царского двора. Казалось, Строганов рожден был, чтобы торговать и делать деньги. Его торговые конторы действовали в разных концах России. Несколько тысяч людей трудилось на его промыслах и перевозили его товары туда, где их можно было сбыть с наибольшей выгодой. Флотилии его судов плавали по рекам и морям. Аника закупал хлеб для казны, в Архангельске перекупал заморские товары, из Сибири вез меха. Но главный доход ему приносила соль.

Много лет главным центром соляной промышленности Строгановых оставалась Соль Вычегодская. Аника первым оценил соляные богатства Пермского края и потянулся к ним. Он давно сумел стать нужным человеком при дворе Грозного, охотно принимая от казны заказы на поставку хлеба и других товаров. Когда в Москве трудно было сыскать меха, Строганов вез царю лучшие сибирские соболя. Государь поручал Анике то раздобыть гагачий пух, то приобрести редкие заморские товары. Казна оплачивала услуги вездесущего Строганова не только деньгами, но и всевозможными пожалованиями и привилегиями.

Глава богатого торгового дома зорко следил за всем, что происходило в Москве и на восточных границах. Выждав момент, он послал в столицу сына Григория, наказав ему добиться приема у царя.

На Каме, сказал Григорий государю, «места пустые, лесы черные, речки и озера дикие, а всего деи пустого места 146 верст» и в казну «ис того места пошлина никакая не бывала».

Богатые купцы не пожалели денег и поднесли казначеям богатые «поминки» (подарки). Казначеи не остались в долгу. Они призвали в Приказ пермитина Кодаула, приезжавшего в Москву с данью от пермяков. Кодаул поклялся, что камские места, о которых бил челом Григорий, «искони вечно лежат впусте и у пермич деи и в тех местах нет ухожаев никоторых».

Строгановы просили разрешения сечь лес в диких местах, «называть» крестьян «окромя беглых и разбойников», поднимать пашню и дворы ставить. На Руси уже догадывались о богатствах, которые таятся в недрах Урала, и Строгановы сулили казне барыши, обещая отыскать залежи соли, а может быть, и драгоценные руды.

Иван IV охотно позволил купцу искать «рассол» (поваренную соль), варницы ставить и соль варить. Но его давно занимала мысль о разработке собственных российских руд и он не желал поступиться своим правом в пользу Строгановых. «А где будет найдут руду серебряную или медную или оловянную, — объявил царь свою волю, — и Григорию тотчас о тех рудах отписати к нашим казначеем, а самому ему тех руд не делати без нашего ведома».

Получив землицу в Приуралье, Строгановы взяли на себя обязательство оборонять камские места «от нагайских людей и от иных орд», для чего им надлежало выстроить на Каме городок и снабдить его пушками. Чтобы возместить Строгановым расходы, казна предоставила им неслыханную льготу на двадцать лет.

С молодых лет Аника привык вести счет каждой копейке. Что же побудило его взять на себя тысячные расходы, связанные с сооружением крепости и обороной края от соседних орд? Строганов трезво рассчитал, что выгоды от приобретения перекроют все расходы. Первую грамоту на камские «изобильные места» он получил в апреле 1558 года, то есть через несколько месяцев после того, как сибирский хан Едигер окончательно признал себя царским данщиком. Еще раньше вассалом России стала Большая Ногайская орда. Никто не грозил более войной камским местам, и Строгановым не пришлось тратить деньги на войну «с иными ордами». Воспользовавшись царским пожалованием, Строгановы основали городок Канкор на Каме.

Некоторое время спустя там поселились монахи, и купцы-богомольцы подарили им городок. Канкор стал не нужен Строгановым с тех пор, как они выстроили себе небольшую крепость Кергедан в 15 верстах от старого города. Кергедан получил еще одно название — Орел-городок. Он надежно защищал вновь основанные соляные варницы Строгановых.

Орел напоминал укрепленную господскую усадьбу. В центре городка стояли церковь с колокольней и хоромы солепромышленников с поварнями, погребами и клетями, с баней и хлевами. Усадьбу окружали прочные деревянные стены в тридцать сажен высотой, построенные в виде срубов. Срубы были покрыты глиной, а на открытых участках — камнем. По углам острожка высились глухие рубленые башни.

Везти пушки из России было далеко, и Строгановы испросили у царя разрешение основать литейный двор в Орле. Искусные мастера стали лить пушки и ковать стволы для пищалей.

Стены Орла и других строгановских городков ощетинились множеством орудийных стволов. На башнях Орла караулы день и ночь несли сторожевую службу.

Став прочной ногой в Прикамье, Строгановы почувствовали себя большими господами. Однако царь Иван IV вовсе не думал отдавать Камский край в собственность солепромышленникам. Напротив, в своей жалованной грамоте он подчеркивал, что этот край — «наша (царская. — Р. С.) вотчина». Строгановы же делали все, чтобы превратить камские места фактически в свои владения.

При Грозном лишь удельные князья да двое-трое самых знатных бояр имели право владеть укрепленными городками. Для Строгановых было сделано исключение. Они выстроили на свои деньги четыре городка и наняли для всех гарнизон.

Менее чем за десятилетие предприимчивые купцы успели освоить многие соляные месторождения Приуралья. Теперь их варницы дымили на огромном пространстве от Соли Вычегодской до Перми.

В 1566 году Иван IV оказал милость Анике и принял в опричнину его прикамскую вотчину. Опричная служба принесла торговому дому Строгановых новые выгоды и привилегии. Аппетиты Аники росли на глазах. Ему мало было полученных земель, не уступавших по площади небольшому европейскому государству. Он просил у царя новых владений. В 1568 году Иван IV выдал Строганову из опричнины жалованную грамоту на еще не освоенные земли по реке Чусовой.

В 1570 году Аника Строганов умер, передав всю свою собственность трем детям. Сыновья продолжили дело отца с большим успехом. В разгар опричнины Строгановы с согласия царя приняли меры к тому, чтобы укрепить южные границы своих владений, подвергавшиеся нападениям соседних ногайцев. «Для приходу сибирских и нагайских людей» и «для утеснения» чусовских и других остяков и вогуличей Яков Строганов построил над Сылвою пятый по счету укрепленный острожек.

Воспользовавшись тем, что Ногайская орда стала вассалом Российского государства, Строгановы проникли в Зауралье и основали свою слободку в слабозаселенных местах на Тахчее. Путь из Соли Вычегодской в зауральскую слободку приобрел в глазах Строгановых столь важное значение, что они просили царя освободить от суда пермских наместников всех их людей и крестьян, которые поедут «от Вычегодцкие Соли мимо Пермь на Тахчеи в слободу или из слободы (Тахчеи. — Р. С.) к Вычегодской Соли».

Строгановы рассчитывали на то, что слобода на Тахчее станет их главным форпостом в Зауралье и, опираясь на нее, они смогут продвинуться за Тобол и завладеть Сибирью. Но их расчеты не оправдались. Удержаться в Зауралье им не удалось. В период восстания черемисов в Поволжье в 1572 году повстанцы появились на Каме. К ним пристали местные остяки и башкиры. Восставшие дошли до Канкора и Кергедана.

Кучум использовал момент для посылки своих войск на русскую границу. Этот эпизод получил отражение в царской грамоте на имя Строгановых. «Как нам была черемиса изменила, — писали от имени царя московские дьяки, — посылал Сибирской (хан. — Р. С.) через Тахчеи и перевел Тахчеи к себе».

Кучум не только уничтожил строгановскую слободку в Зауралье, но и подчинил своей власти окрестные племена.

Местное население не сразу смирилось с властью хана. По словам Строгановых, остяки из Тахчеи запросили у них помощи, чтобы «Сибирскому (хану. — Р. С.) дани и ясаков не давати, от Сибирского ся им боронити за одно». Обращение «остяков» подало Строгановым надежду на возможность использовать в борьбе с Кучумом племена, недовольные его поборами. Планы пермских солепромышленников получили полное одобрение царской администрации. В очередной грамоте Строгановым московские дьяки писали: «А на Сибирского Якову и Григорию (Строгановым. — Р. С.), збирая охочих людей, и остяков, и вогуличь, и югричь, и самоедь, с своими наемными казаки и с нарядом своим посылати воевати, и в полон сибирцев имати…»

В качестве опричных слуг Строгановы еще в 1572 году наняли к себе на службу целое войско — тысячу казаков с пищалями. Богатые пермские солепромышленники не сомневались более в том, что Кучум не сможет противостоять им. Строгановы были настолько уверены в успехе, что испросили у царя льготную грамоту на еще не присоединенные земли. В 1574 году Иван IV удовлетворил просьбу Строгановых и разрешил им построить крепости в Зауралье — на Тоболе, Иртыше и Оби.

Некогда историки допускали большие преувеличения, коль скоро речь заходила о роли Строгановых в освоении Приуралья. Предприимчивые солепромышленники в действительности были обязаны своими успехами всецело той ситуации, которая сложилась на восточной окраине страны после занятия русскими войсками Казани и Астрахани. Строгановы ловко использовали плоды Казанской войны, в которой они не участвовали. Но когда обстановка приобрела неблагоприятный оборот и в войне с Сибирским ханством им пришлось полагаться лишь на свои силы, они обнаружили свою полную несостоятельность.

Военные силы пермских солепромышленников намного превосходили дружину Ермака, и тем не менее они не осмелились двинуться на выручку слободке на Тахчее в зауральский поход.

Прошло некоторое время, и стало ясно, что осуществить планы присоединения Сибири Строгановым не по плечу.

Глава семьи Аника Строганов умел добиться полного повиновения от своих детей. За непослушание он бросил в Вычегду собственную дочь. Так гласило местное предание. Как только Аника умер, наследники разделили между собой его промыслы, земли и богатства. Раздел основательно поколебал финансовую мощь торгового дома.

Канула в Лету опричнина, и вместе с нею минуло время щедрых льгот для солепромышленников. Некогда Иван IV на двадцать лет освободил от податей приуральские владения Аники Строганова. В 1579 году срок льготы истек, и прибывшие в Пермский край писцы обложили строгановские деревни налогами.

В условиях военного поражения царь указал взыскать со всех торговых людей государства (и с собственных подданных, и с англичан) крупные суммы. Ежегодная подать и чрезвычайные военные поборы пришлись не по вкусу Строгановым. Денежки в их сундуках стали убывать, потому что поборы росли, а поступления катастрофически уменьшались.

«Великое разорение», охватившее всю Россию, отозвалось на строгановских вотчинах и промыслах. Соляная торговля всегда давала торговому дому львиную долю доходов. В пору расцвета на Каме работали на полную мощь 27 соляных варниц. Однако к 1579 году половина из них бездействовала. Вскоре возникла опасность полной приостановки промысла, что грозило подорвать доходы семьи.

Строгановы беззастенчиво грабили местные мансийские племена. В начале 80-х годов это привело к восстанию местного населения против их власти. Осенью 1581 года Строгановы обратились к царю с жалобой на то, что восставшие вогуличи повоевали их слободы на Чусовой.

Владея землями по Чусовой, Строгановы волей-неволей имели дело с местными мансийскими князьками. Поэтому им своевременно стало известно, что во главе восставших стал «безбожный мурза» Бегбелий Агтаков. Мурза собрал будто бы до 680 воинов. 22 июля 1581 года восставшие «безвестно украдом» пришли под Чусовские городки, затем повернули под Сылвенский острожек. Бегбелий не осмелился напасть на укрепленные городки. Но его воины увели в плен множество мужчин, женщин и детей. Там, где появлялись люди Бегбелия, пылали села, деревни и слободы.

Неожиданное нападение застало Строгановых врасплох. Как только мгновенная растерянность прошла, они организовали погоню. Многие из восставших были перебиты, а мурза Бегбелий попал в плен. Строгановы привели к шерти местное население. Но им не пришлось долго наслаждаться миром.

Прошло немногим более месяца, и строгановские владения подверглись новому набегу. На этот раз в нападении участвовал пелымский князь, неизвестный Строгановым по имени. С ним было будто бы до семисот воинов. Бегбелий побывал на Чусовой и Сылве. Подручник Кучума совершил куда более глубокое вторжение. Он сжег русские деревни на Косьве, переправился за Каму на Обву, оттуда прошел на Яйву, а затем на Чусовую. Набегом была захвачена почти вся обширная вотчина Строгановых, кроме окрестностей Орла. Строгановы ничего не могли поделать с пелымским князем. Запрашивая царя о помощи, они писали, что «ныне деи пелымской князь с вогуличи стоит около Чусовского острогу».

Появление войск из-за Урала привело к тому, что местные мансийские племена вновь взялись за оружие. Жизнь в вотчине оказалась полностью парализованной. В письме к Ивану IV основательно струсившие солепромышленники писали: «А вогуличи живут блиско их слободок, а место лешее, а людям их и крестьянам из острогов выходу не дадут и пашни похати и дров сечи не дают же. И приходят деи к им невеликие люди украдом, лошадей, коров отганивают и людей побивают, и промысел деи у них в слободах отняли и соли варити не дают».

Семен и Максим Строгановы просили у царя разрешения произвести набор казаков, чтобы справиться с восставшим населением. Однако военные действия на западных границах достигли критической точки, и царь остался глух к просьбе пермских вотчинников. 20 декабря 1581 года его дьяки позволили провести Строгановым сбор «охочих людей» из уездного населения: «которые будет охочие люди похотят итти в Оникиевы (строгановские. — Р. С.) слободы в Чусовую и в Сылву и Яйву на их (Строгановых. — Р. С.) наем, и те б люди в Оникиевы слободы шли».

Строгановы получили царскую грамоту через несколько недель после того, как она была подписана. Содержание ее разочаровало пермских хозяев. А между тем у них были все основания для тревоги. С весны 1582 года в пределах Сибирского ханства велись широкие приготовления к войне с Россией. Поражение в Ливонской войне ослабило Русь. Против власти царя вновь восстали покоренные народы Нижнего Поволжья. Хан Кучум решил послать свои войска в Приуралье, чтобы в случае успеха изгнать русских из Пермского края.

Строгановы постоянно посылали лазутчиков в Зауралье и, по-видимому, своевременно дознались о военных приготовлениях в Сибири. Не ограничиваясь набором «охочих» людей среди местного населения, они спешно послали гонца к вольным казакам на Яик. После заключения мира с королем Баторием атаман Ермак со своим отрядом ушел на Волгу, а оттуда на Яик. Там он соединился с «воровскими казаками», разгромившими ногайскую столицу и объявленными вне закона. Казаки собрали круг и, выслушав гонца из Перми, приняли решение поступить «в наем» к купцам Строгановым. Главную роль при этом сыграли атаман Ермак и его станицы, только что вернувшиеся с театра военных действий. «Воровские» атаманы, как мы уже знаем, разделились: Иван Кольцо, Никита Пан и Савва Болдыря присоединились к ермаковцам, тогда как Богдан Барбоша с другими атаманами отказался идти на Каму и защищать владения Строгановых от нападений местных племен и сибирских татар.

Из всех Строгановых наибольшую заинтересованность в приглашении вольных казаков проявил Максим. В летописных повестях можно встретить сведения о том, что Ермак отправился на Урал «по присылке Максима Строганова».

Надпись на пушечке Ермака полностью подтверждает этот факт. Надо иметь в виду, что Максим Строганов был владельцем самой дальней восточной окраины всех фамильных владений, которая подвергалась наибольшему разорению при любом нападении из-за Урала. Это обстоятельство и побуждало Максима деятельнее всех хлопотать о приглашении вольных казаков.

 

Максим Строганов справился бы с восстанием мансийских племен в Приуралье, если бы те не пользовались поддержкой Кучума и его вассала пелымского князя Аблыгерима. Только разгром Кучума мог обезопасить его вотчину от набегов из-за Урала. Кучум в состоянии был выставить в поле до десяти тысяч воинов. Таковы официальные данные, опубликованные Посольским приказом. Эти данные следует признать преувеличенными. Тем не менее армия Кучума была достаточно многочисленной. Ядро ее составляли ногайская гвардия и татарская конница. Подвластные татарам ханты-мансийские племена присылали во время войны вспомогательные отряды.

Какие силы могли выставить для похода в Сибирь Строгановы? Судя по летописям, солепромышленники держали в своих укрепленных городках на Каме и Чусовой несколько сот ратных людей. В лучшие времена Строгановы имели возможность нанять и вооружить тысячу вольных казаков. Однако в 1582 году им не удалось собрать столько людей. Отряды казаков понесли большие потери в боях на западных границах. Среди тех, кто собрался на Яике, произошел раскол. Значительная часть казаков отказалась последовать за Ермаком. Под его знаменами собралось всего 540 человек.

Приняв предложение Максима Строганова, Ермак, Иван Кольцо и казаки взялись за изготовление стругов для дальнего похода.

Вольные казаки были неплохими плотниками и быстро строили свои суда. Они начинали работу с того, что присматривали неподалеку от воды большое дерево, чаще всего липу. Дерево валили и обтесывали. Затем ствол долбили и изготовляли колоду, именовавшуюся струговой трубой. Колода служила остовом струга. К ней с боков прибивали длинные доски — по нескольку с каждой стороны. Обычный струг имел длину в 10–12 метров и ширину в 2–3 метра. Его осадка не превышала 1 метра, борта судна возвышались над водой не более чем на 70 сантиметров. Казацкая ладья не имела палубы. Корма и нос у нее были острые. Нередко струги имели на корме и на носу по рулевому веслу, что позволяло им не терять понапрасну время, чтобы разворачивать свои длинные суда. Посреди струга укреплялись мачты. При попутном ветре казаки поднимали парус. Впрочем, парусу они всегда предпочитали весла. Челн имел с каждой стороны от 10 до 15 весел.

Флотилия вольных казаков включала тяжелые суда. Но преобладали в ней, по-видимому, легкие струги, поднимавшие до двадцати человек с полным вооружением, боеприпасами и продовольствием. Такие суда имели по 8–9 весел с каждого борта и кормовое весло. По самому примерному подсчету такие струги имели водоизмещение не выше 6–8 тонн.

Каждый брал с собой в поход саблю, две пищали, свинец и порох. Экипировка казака была несложной: рубаха, двое шаровар, кафтан из толстого сукна и шапка. Перед походом люди запасались сухарями. Хранили сухари в бочках, которые укладывали на дно ладьи. Сухари извлекали через отверстие, затыкавшееся втулкой. Сверх того, казаки брали ячмень, из которого варили себе кашу и готовили напитки. Кисловатый квас с разведенным тестом считался у них лакомым кушаньем.

Войска Кучума могли сражаться лишь на суше, главной силой их оставалась конница. Отряд Ермака вел войну на стругах. Это давало ему большие преимущества.

Собравшись на берегах Яика, казаки прошли на Большой Иргиз, а оттуда на Волгу. С Волги Ермак свернул на Каму, затем на Чусовую. Казаки появились во владениях Строгановых как нельзя более кстати. Сильное татарское войско перевалило Уральский хребет и принялось громить и жечь русские деревни в Пермской земле.

 

Столкновения на Чусовой

 

Пермские солепромышленники много лет готовились к походу в Сибирь. Что же помешало им возглавить экспедицию, когда их планы стали осуществляться на практике?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо воссоздать во всех подробностях события, сопутствовавшие началу экспедиции. Фрагменты «архива» Ермака впервые дают возможность сделать это.

Будучи в Москве, ермаковцы рассказали подьячим Посольского приказа о том, что Кучум послал своего сына Алея с ратью походом на Чусовую, но в это самое время туда же прибыл Ермак и не дал сибирским воинам разорить чусовские городки.

Отбитые на Чусовой, воины Алея повернули на север, неожиданно появились у Соли Камской и «много дурного над православными христианами починили».

Казаки не оказали помощь Соли Камской то ли потому, что они потеряли из виду татар, то ли потому, что Соль Камская не принадлежала к владениям Строгановых, для обороны которых их наняли. Как бы то ни было, ордынцы подвергли Соль Камскую дикому погрому. Ворвавшись на посад, вражеские воины побивали всех, кто попадался им на пути. Затем они подпалили город. Немногие уцелевшие жители, вернувшись домой, нашли на месте города одно пепелище.

Узнав о появлении татар в Соли Камской, Ермак поспешил в Орел-городок, находившийся неподалеку от разгромленного города ниже по течению Камы. В Орле казаки пробыли, по-видимому, довольно долго. Во всяком случае, строгановские мастера успели изготовить для них пушечку, а может быть, и другое оружие.

Погодинский летописец почерпнул сведения о набеге Алея из «сказки» ермаковцев, записанной писцами Посольского приказа. По данным этого летописца, атаман Ермак Тимофеевич и его казаки начали «мыслить, как бы им доитти до Сибирской земли и до того царя Кучума», после того, как царевич Алей разорил Соль Камскую и стал воевать поселения на Чусовой, а казаки «Чусовой сибирским (татарам. — Р. С.) повоевать не дали». Видимо, даже в тот момент, принимая решение о зауральском походе, Ермак еще не помышлял о «сибирском взятии» — завоевании Кучумова царства. Казаки решили отправиться за Урал и «дойти до царя Кучума», рассчитывая на богатую добычу. Таким образом, казаки Ермака начали с оборонительных боев в Приуралье, а затем предприняли разбойный набег на Сибирь в целях захвата добычи.

Как бы то ни было, успешные бои на Чусовой сыграли исключительную роль в истории сибирской экспедиции. Они позволили Ермаку оценить реальные силы и боеспособность армии Кучума. Когда Алей объявился в окрестностях Соли Камской, а затем ушел еще дальше к Кай-городку, Ермак мгновенно уяснил, какие огромные возможности таит для него возникшая ситуация. Пока отборные войска ханства были связаны войной в Прикамье, казаки получили возможность нанести стремительный удар по Кучуму, у которого почти не осталось сил для обороны своей столицы.

Посылая на Русь сына, Кучум отпустил с ним лучшие силы своей армии. Поголовное восстание местных приуральских племен против Строгановых породило большие надежды в среде татарских феодалов. Сибирский хан рассчитывал одним ударом покончить с господством русских в Приуралье. Строгановские летописи сохранили предание о том, что вместе с воинами Кучума и пелымским князем в нападении на Чердынь участвовало множество татар, манси, хантов, вотяков и башкирцев из близлежащих местностей. Лишь на Чусовой царевичу Алею не удалось пополнить войско за счет мансийских воинов. Казаки Ермака не пустили его во владения Строгановых.

Потерпев неудачу на Чусовой, сын Кучума направился к главному центру Пермского края Чердыни и приказал своим воинам штурмовать крепость. Гарнизону Чердыни едваедва удалось отбиться от них.

Но в Орле и чусовских городках не сразу узнали об исходе борьбы, развернувшейся у стен государевой крепости.

Когда татары ушли к Чердыни и Кай-городку и непосредственная угроза миновала, Строгановы остались лицом к лицу с буйной вольницей. Казаки славно потрудились, отражая ханский набег. Пролив кровь, они потребовали от купцов расчета.

Нанимая казаков, пермские господа не скупились на обещания. Когда же отряд Ермака прибыл в Приуралье, солепромышленники проявили обычную для них скупость.

Максим Строганов соглашался выдать казакам некоторое количество хлеба, но не иначе как взаймы под проценты, «прося у них кабалы». «Егда возвратитеся, на ком те припасы по цене взяти, и кто отдаст, точно или с лихвой?» — спрашивал купец у ермаковцев. Возмущенные казаки приступили к Максиму «гызом» и едва не убили его. Иван Кольцо пригрозил Максиму, что расстреляет его. Испугавшись угроз, Максим открыл амбары и отпустил запас на казачьи струги «по запросу».

Приведенный рассказ, записанный на страницы Кунгурской летописи С. У. Ремезовым, поражает своей живостью и реализмом. Кажется, что сцена как бы списана с натуры. Жадный купец и удалой казак действуют каждый сообразно своему характеру. Кольцо, не побоявшийся наложить руку на государева посла, не дал бы спуску Максиму Строганову.

Если сведения, положенные в основу Кунгурской летописи, были некогда записаны со слов очевидцев, то возникает вопрос: почему в летописи отсутствуют сведения о боевых стычках Ермака и Кольца с царевичем Алеем на границах строгановских владений?

Придет время, и Строгановы начнут доказывать, что их предки предоставили Ермаку «запасы многие», а также пушечки, скорострельные «семипядные» пищали, дали им «вожей», знающих «сибирский путь», а кроме того, отпустили с ним своих ратных людей из пермских городков — «предобрых воинов триста человек», «литвы и немец и татар и русских». Ранние и более достоверные источники начисто опровергают эти вымыслы. Один осведомленный летописец отметил, что, будучи на Чусовой, Ермак «взял с собою тутошних людей 50 человек». Неизвестно, принадлежали ли они к числу вотчинных ратных людей. Скорее, то были удальцы, решившие податься в казаки и разделить с Ермаком все трудности предстоящего похода.

«Сказка» ермаковцев окончательно проясняет вопрос об обстоятельствах, помешавших Строгановым принять более деятельное участие в сибирской экспедиции, к которой они сами готовились много лет. Ермак прогнал ордынцев с Чусовой, но опасность не миновала. Пока Алей с ратью держался на Каме к северу от Орла, опасность нового нападения на владения Строгановых сохранялась. На обратном пути к перевалам Алей неизбежно должен был пройти через вотчину Строгановых. Опасаясь этого, Строгановы не посмели ослабить свои гарнизоны в Орле и чусовских городках. По этой причине они не послали с Ермаком ратников, состоявших у них на службе. Надо полагать, что они также постарались как можно дольше удержать Ермака в Орле. Возможно, что казаки ушли в Сибирь даже против воли Строгановых.

В Кунгурскую летопись попали вовсе фантастические сведения о том, что дружина Ермака насчитывала 5 тысяч человек и Строгановы под действием угроз выдали им на струги «поартельно 5000 по именом на всякого человека по 3 фунта пороху и свинцу и ружья и 3 полковые пушки, по 3 пуда муки ржаной, по пуду сухарей, по два пуда круп и толокна, по пуду соли и колико масла пудов».

Ранние летописи скупо и без всяких подробностей говорили о запасах, вытребованных Ермаком у своих «наемщиков». «По присылке Максима Яковлева Строганова», повествует одна из летописных повестей, казаки пошли с Волги на Чусовую «до городка Максима Строганова и взяша у Максима Строганова запасов хлебных и мяс и масла, також и пороху и свинцу».

Участие Строгановых в сибирской экспедиции свелось к тому, что они обеспечили казаков продовольствием, необходимым для дальней экспедиции. Солепромышленники умело использовали богатства края. Они добывали селитру и сами производили весь необходимый им порох. Казаки не упустили случая пополнить свои запасы пороха и получили у Строгановых свинец.

Полученного свинца и пороха было столько, что хватило Ермаку на два года, заполненных непрерывными боями.

Отряд получил от купцов кое-какое вооружение. Но количество его едва ли было значительным. Ермак до сибирского похода сражался с войсками Батория, а атаман Кольцо громил Ногайскую орду. Так что казаки прибыли в строгановские вотчины будучи хорошо вооруженными.

Царь Иван IV был причастен к сибирской экспедиции еще меньше, чем Строгановы. Московские власти решительно воспротивились осуществлению планов Ермака, едва лишь узнали о них. Получив донос чердынского воеводы В. Пелепелицына, Иван IV в ноябре 1582 года выругал Строгановых за то, что они призвали в свою вотчину казаков «воров» — волжских атаманов, которые «преж того ссорили нас с Ногайской ордою, послов ногайских на Волге на перевозех побивали, и ордобазарцов грабили и побивали, и нашим людем (Пелепелицыну. — Р. С.) многие грабежи и убытки чинили». Жалоба Пелепелицына, повторенная в царской грамоте, имела в виду вполне определенных лиц. Не Ермак грабил Пелепелицына на волжских перевозах, а Иван Кольцо, Никита Пан и Савва Болдыря. Их-то Пелепелицын и назвал казаками-«ворами» в доносе царю.

Опальная грамота 1582 года опровергает разом два мифа, связанных с сибирской экспедицией. Первый миф — о грабежах Ермака на Волге и захвате им царской казны. За подобные проступки казаков вешали. Однако царь Иван IV и не думал вешать «воров» из отряда Ермака. Напротив, местные власти получили приказ разместить казаков Ермака в государевых крепостях Чердыни и Соли Камской и использовать их для обороны края.

Второй миф родился в стенах Посольского приказа. Суть его заключалась в том, что покорение Сибири осуществили государевы служилые люди по прямому указу царя. На самом же деле царь Иван IV велел Строгановым под страхом «большой опалы» вернуть Ермака из похода в Сибирь и использовать его силы для «оберегания пермских мест». Россия не закончила войны со Швецией. На юге ее границы постоянно нарушали крымцы и ногайцы. В Нижнем Поволжье поднялись на восстание малые народы. В таком положении Иван Грозный не желал иметь лишнего противника в лице Сибирского ханства. Его указ, однако, прибыл в строгановские вотчины с большим запозданием и не мог оказать никакого влияния на судьбу сибирской экспедиции.

В то время как царь писал свою грамоту, Ермак уже нанес Кучуму сокрушительное поражение и занял его столицу.

 

Трудные вёрсты

 

Черкас Александров считал, что Ермаку в конце концов помогла беспечность Кучума, который «приходу на себя Ермакова не чаял, а чаял, что Ермак воротится назад на Чюсовую». Но Черкас ошибался.

Хан знал, что русский царь, поглощенный войной на западных границах, вывел почти все гарнизоны из своих приуральских крепостей. Он спешил использовать военную слабость России и послал на Пермский край царевича Алея с ратью. Алей был старшим сыном Кучума и наследником его «царства». Он получил приказ занять Чердынь, главный опорный пункт русских в Приуралье.

Появление русских ратных людей на Тагиле и Туре позволяло думать, что в пермских городах вовсе не осталось сил. Следовательно, захватить их не составляло труда.

Кучум со дня на день ждал вестей о падении пермских городов. Как только чердынский воевода подвергнется нападению, русские должны будут немедленно отозвать своих ратников из сибирских пределов. Именно на это и рассчитывал Кучум.

Сибирский властитель разбирался в русских делах. Он знал, что ногайские князья бесчестят послов московского царя, а тот старается избежать войны с ними и шлет богатые дары. Москва не будет воевать с Сибирским ханством.

В расчеты Кучума, однако, закралась ошибка. Он не знал того, что вольные волжские казаки двинулись в Сибирь по собственному почину.

 

Опала на Строгановых

 

Неслыханное земельное обогащение пермских солепромышленников давно вызывало зависть и негодование столичной знати. Не только дворянские поместья, но и боярские вотчины далеко уступали тем землям, которыми фактически владели Строгановы. Даже удельное княжество главы Думы Мстиславского по территории не шло ни в какое сравнение со строгановскими землями в Приуралье.

Пока жив был Грозный, бояре ничего не могли с этим поделать. После же смерти Ивана IV все переменилось. Земское правительство стало упразднять прежние порядки: отняло у бывших опричников земельные излишки, лишило высоких окладов. Строгановы оказались среди тех, от кого отвернулась фортуна.

Английский посол Дж. Флетчер, будучи в Москве в 1588–1589 годах, собрал довольно точную информацию насчет строгановских имуществ. «Зависть и негодование на богатство, несогласное с тамошней политикой, в чьих бы то ни было руках, и в особенности в руках мужика, — писал посол, — побудили царя отбирать у них сначала по частям иногда 20 тысяч рублей вдруг, иногда более, пока наконец в настоящее время сыновья их остались почти без капитала, удержав только весьма малую часть отцовского имущества, между тем как все прочее перешло в царскую казну».

В Соли Вычегодской торговый дом давно распоряжался как в вотчине. Солепромышленники не жалели денег, скупая все, что попадалось под руку: посадские дворы, соляные варницы, кузни, выгоны. Они ссужали деньги нуждавшимся под самый высокий процент, кабалили бедноту, подчиняли мелких солепромышленников. Своей жадностью и насилиями Строгановы навлекли общую ненависть на свою голову. Наконец терпение посадских людей лопнуло. В ночь на 22 октября 1586 года они захватили острог и, вооружившись пушкой, двинулись к строгановскому двору. Семену Аникиевичу не удалось бежать. Он попал в руки посадских и был убит. Торговый дом лишился старейшего и самого авторитетного из своих руководителей.

Младшим Строгановым не удалось наладить отношения с правителем государства Борисом Годуновым, и вскоре их постигло подлинное крушение. Власти отобрали в казну укрепленные городки Строгановых на Каме и Чусовой. В списке дворян за 1588–1589 годы московские дьяки пометили против имени Захария Безобразова: «К Чюсовой Соли. На Орел на Ондреево место Окинфово». Видный дворянин Безобразов занял пост царского воеводы сначала в одном из чусовских городков, а затем в Орле-городке или Кергедане на Каме. В следующем году Разрядный приказ предполагал послать Андрея Михайловича Окинфова в поход на шведов. Но в походном списке дьяки пометили против его имени: «Из Чюсовой не быть».

В то время, как А. М. Окинфов служил в одном из бывших строгановских острожков, в другом сидел Федор Андреевич Хлопов. В дворовом списке о нем было сказано: «Отослан в Чюсовую».

Английский посол в Москве Флетчер прямо связывал опалу на Строгановых с сибирскими делами: «…царь Федор был доволен их (строгановской. — Р. С.) податью до тех пор, пока они не приобрели землю в Сибири… тут он насильно отнял у них все».

Было бы наивно полагать, будто Строгановы не пытались извлечь выгоды из «сибирского взятия».

Как только Строгановы узнали о разгроме Кучума казаками, они тотчас почувствовали себя хозяевами в Приуралье. Их слуги и приказчики немедленно привели к шерти инородцев на Каме, Чусовой, Усве, Сылве, Яйве, Обви, Инве, Косве и других реках. Строгановские сборщики отправились не только в мансийские, но и в татарские улусы, пытаясь взять под контроль земли сибирских татар. Не мешкая, Строгановы начали «ясак с них бусермен собирати и к Москве в Ноугородскую четь посылати».

Предприимчивые промышленники не прочь были повторить камский опыт в Сибири. В самом деле, на руках у них была царская грамота, предоставлявшая им право основывать городки и поселения по Тоболу «и кои в Тобол-реку озера падут и до вершин». Солепромышленники получили от Ивана IV льготу на будущие сибирские владения, причем срок их льготы истекал лишь в 1594 году. Права Строгановых подкрепляло еще и то обстоятельство, что они понесли расходы в связи со снаряжением экспедиции Ермака.

Притязания солепромышленников на сибирские земли вызвали раздражение новых московских властей.

Но дело заключалось не только в негодовании властей и знати. Царь Иван Грозный оставил в наследство своим преемникам династический кризис. Наследник престола Федор был бездетен в браке с Ириной Годуновой. Опекуны царя Федора (в число которых Иван IV не включил своего любимца Бориса Годунова) и бояре попытались развести слабоумного государя с Ириной Годуновой. Предполагалось, что Федор женится на дочери главы Думы, князя Ивана Мстиславского. Но это им не удалось. В 1586 году митрополит Дионисий, добивавшийся развода царя Федора, был низложен и отправлен в один из новгородских монастырей. Потом гром грянул над головой Мстиславского. Его дочь была поспешно выдана замуж, а сам князь пострижен в монахи и отправлен в монастырь.

Затем настал черед князей Шуйских. Знаменитый воевода Иван Петрович Шуйский, отразивший Батория от стен Пскова, был заточен в Кирилло-Белозерский монастырь, а некоторое время спустя тайно умерщвлен. Можно предположить, что Строгановы подверглись опале за то, что поддержали замысел о разводе царя. Московские власти подчеркивали вину «торговых мужиков», которые «поворовали и не в своиское дело вступились». Нескольким богатейшим столичным купцам отрубили головы. Строгановы были заключены под стражу. Пометы об этом появились в боярском списке в 1588–1589 годах.

Любопытно, что в приставах у Строгановых были дворяне из тех же семей, что и приставы у Шуйских: Федор Окинфов числился приставом у Шуйских, а Андрей Окинфов — у Строгановых. В боярском списке значится: «Ондрей — у Шуйских» (зачеркнуто) и далее: «на Орле — да Офонасей… Васильевы дети Замыцкого». Итак, Андрей Замыцкий содержал под арестом Василия и Александра Шуйских в Галиче, а затем Строгановых в Орле на Каме.

В связи с опалой власти отставили солепромышленников от «ясашного сбора» и поручили дело воеводам.

В то самое время, как Флетчер записал сведения об опале на Строгановых, дьяки Разрядного приказа внесли в дворянские списки пометы о гонениях на сибирских воевод. Старший из воевод Василий Сукин оказался «у пристава в опале». Его помощник тюменский воевода Иван Мясной также попал под стражу. Основатель Тобольска Данила Чулков, согласно дьячей помете, угодил «в тюрьму».

Сибирские воеводы добились крупных успехов. Они основали несколько крепостей, заняли Кашлык, пленили Сеид-хана. Почему же вместо наград их ждала тюрьма?

Скорее всего, они пострадали вместе со Строгановыми.

На смену опальным воеводам в Зауралье прибыли новые — князь Владимир Васильевич Кольцов-Мосальский, а затем князья Федор Михайлович Лобанов-Ростовский и Михаил Ноздреватый. Лобанов срубил новую крепость в Тобольске, ставшем «старейшим» среди сибирских градов.

Ни Ермаку, ни Сукину не удалось покорить «Пелымское государство», где продолжал чинить «смуту» князь Аблыгерим. Наступление на Пелым началось после того, как Иван Нагой построил небольшой острожек Лозьву. Через Лозьву двинулись вглубь Пелымского княжества воеводы князь Петр Горчаков и Никифор Траханиотов. Они должны были покончить с властью Аблыгерима, «приманить его и повесить» вместе со старшим сыном, племянниками, внучатами и пятью-шестью «лучшими» людьми княжества. Простому народу — «черным» пелымским людям — была объявлена милость. «Черных людей, — значилось в наказе воеводам, — всех обласкать и обнадежить, чтобы жили по своим юртам, платили ясак и приходили в город, ничего не опасаясь».

Сознавая, что город не может существовать без пашни, власти наказали воеводам основать острог в Таборах на Тавде, где у манси была небольшая запашка. Но Горчаков решил дело по-своему. Он основал крепость на месте княжеского городища в устье реки Пелым. Городище располагалось на неприступной горе.

В новом походе участвовали ветераны из отряда Ермака. Следом за служилыми людьми и казаками в Пелым прибыли русские крестьяне из Каргополя, Перми и Вятки. Им выделили землю под пашню и поселили отдельной слободой.

Посад подле Пелымского острога населили русские поселенцы из Углича, подвергшиеся наказанию после смерти царевича Дмитрия.

С основанием городков на Лозьве и Пелыме труднопроходимый путь с Чусовой на Тагил и Туру утратил прежнее значение, уступив место более надежному пути с Вишеры на Лозьву и Тавду.

С реки Пелым воевода Траханиотов с ратными людьми ушел на стругах в Тобольск, а оттуда на Обь. На реке Сосьве близ ее впадения в Обь он основал городок Березов. Городок стал важным пунктом на древнем пути из Печорского края в Югру.

Вскоре же русские ратные люди продвинулись вверх по Оби до реки Сургутки. Местный хантский князек Бирдан, с трудом оборонявшийся против соседей — Пегой орды, добровольно принял русское подданство и помог воеводам выстроить на Оби городок Сургут. Старый Обский городок, основанный И. Мансуровым, был сожжен.

Опала пресекла попытки Строгановых использовать царское пожалование и подчинить себе сибирские земли. Но солепромышленники не жалели сил и казны, чтобы избавиться от царской немилости. Правительство не могло обойтись без их услуг и объявило о возвращении Н. Г. Строганову Орла, самого крупного из строгановских городков. В 1590–1591 годах царь Федор пожаловал «Никиту Григорьева сына Строганова, велел ему вотчиною его, городком Орлом, слободою и с варницами и с деревянными и с починками со всеми к ним угодьи владеть по прежнему…».

К тому времени Борис Годунов окончательно забрал в свои руки бразды правления, и Строгановы сделали все, чтобы заручиться его расположением. Они поднесли ему богатые подарки, а затем изложили проект подчинения заобских самоедов. По словам голландского купца Исаака Массы, этот проект вскоре же был осуществлен. Посланные Строгановыми люди проникли на 200 миль за Обь и склонили жившие там племена к тому, чтобы они «добровольно подчинились русскому царю и позволили обложить себя данью». Годунов оценил старания Строгановых, после чего «Аниковичи еще больше возвысились и получили большие привилегии и власть над многими местностями, которые были присоединены к их земле». Приведенное известие заслуживает полного доверия. Через десять лет после опалы Строгановы получили от казны в придачу к старым камским владениям более полумиллиона десятин земли.

Однако утвердиться в Сибири Строгановым так и не удалось.

Comments

Comments are closed on this post.
ßíäåêñ.Ìåòðèêà Ðåéòèíã chaiknet.ru