Чайковский Модест Ильич - брат композитора

Модест Ильич Чайковский (01/13.05.1850–2/15.01.1916)

Младший брат композитора, юрист по образованию, известный драматург, оперный и балетный либреттист, переводчик. Первый биограф П. И. Чайковского в России, основал в Клину Дом-музей композитора.

Родился на Урале, в Алапаевске. Брат-близнец Анатолия Ильича. Десятилетний Петр Ильич писал: "Я их уже видел несколько раз; но каждый раз, как я их вижу, мне кажется, что это ангелы, которые спустились на землю". Позже в его письмах к родителям уже из Петербурга постоянно встречаем упоминания о братьях-близнецах: "Поцелуйте и расцелуйте за меня этих двух херувимов, Толю и Модю"; "воображаю, какие они Ангельчики".

Когда умерла мать, Александра Андреевна Чайковская, ему было чуть больше 4. Модест Ильич уже на склоне лет вспоминал: "Первое воспоминание: я сижу на руках у женщины, кругом кусты желтой акации и внизу по дорожке прыгает лягушка: у меня в руках серебряный стаканчик… Мне было всего 4 года и 44 дня. Я более ничего о ней не помню, но знаю чувство неизъяснимой любви к большой темноволосой женщине, отличающейся от всех других именем "мамаша". В одном этом слове таилось нечто сладостное, нежное, причиняющее блаженное чувство радостного удовлетворения, успокоения, выделявшее существо, носившее его, из ряда всех людей. Тосковать о ней, плакать, считать себя обиженным жестоко, несправедливо, отходом ее от нас, как-то ревновать к окружающим ее покойникам Смоленского кладбища и в воображении сладостно млеть, целуя ее руки и колени - я не переставал всю жизнь. Теперь, в старости, реже, а прежде очень часто видел ее во сне и всегда с чувством обиды, что она нас оставила и с чувством ревности к тем, с кем она теперь. Мне всегда её не доставало. Недостает и до сих пор".

В этом же году Илья Петрович с двумя близнецами переезжает в Петербург, к своему брату Петру Петровичу. Самостоятельная жизнь Модеста Ильича началась с государственной службы после окончания Императорского училища правоведения в Санкт-Петербурге в 1869 году. Первое назначение он получил в Симбирск. Затем служил следователем в Киеве и Петербурге. Неудовлетворенность, поиски смысла жизни – все эти проблемы Модест Ильич, как и в детстве, поверял своему старшему брату: "У меня голова кружится от массы лиц, которых вижу. Музыканты, прокуроры, литераторы... То же самое и с занятиями... Данте, Диккенс, Мериме, служба, театр, а все-таки мне скучно, потому, что все это делается не так, как должно. Мне хочется разом всем заняться, везде быть и все знать… поэтому, только что берусь за одно, как начинает казаться, что следует приняться за другое, и ни то, ни это порядочно не делаю и этакая безалаберность во всем решительно, при этом все какое-то ожидание чего-то такого, что должно перевернуть все настоящее". Эта разбросанность и некоторая неустроенность Модеста Ильича очень беспокоили брата: "Ты имел несчастье родиться с душой художника, и тебя постоянно будет тянуть в этот мир высочайших духовных ценностей, но так как вместе с чуткостью артистической натуры ты не одарен никаким талантом, – то берегись, ради бога, поддаваться своим влечениям. Помни, что, с другой стороны, ты имеешь все нужные способности, чтобы быть заметным человеком… Модинька, привыкай к мысли, что ты должен служить и добиваться по службе карьеры". Петр Ильич всячески поощрял литературные способности брата и поддерживал его первые самостоятельные опыты на этом поприще. Литературную деятельность начал в 1874 как музыкальный и театральный критик. В том же году под псевдонимом Говоров написал свою первую пьесу («Благодетель»; позднее переработана в пьесу «Борцы», 1897). На жалобы Модеста Ильича о трудностях литературной работы рассказывал о собственной творческой работе, призывая к трудолюбию и терпению.

Первым большим и самостоятельным делом жизни Модеста Ильича стало воспитание и обучение глухонемого мальчика Коли Конради (1876-82). Его родители пригласили 25-летнего Модеста Ильича, предложив предварительно изучить в Швейцарии методику по системе знаменитого сурдопедагога Жака Гугентоблера. Начав занятия с Колей, когда ему было всего 8 лет, Модест Ильич достиг совершенно замечательных успехов. Он фактически был с Колей вплоть до его полного повзросления: как опекун (1882-92). Их отношения не прерывались и в последующие годы.

Постепенно отношения братьев Петра и Модеста стали не только душевно близкими, как в детстве и юности, но и творческими. Петр делился с Модестом Ильичом своими творческими планами, обсуждал с ним свои замыслы, прислушивался к его предложениям. Так, именно Модесту Ильичу Чайковский рассказал о замысле оперы "Евгений Онегин" и даже изложил предполагаемый сценарий. В письме к Модесту Ильичу он поместил свой поэтический опус, посвященный любимым цветам – ландышам. Как известно, позже композитор Аренский написал на эти стихи Чайковского романс. В тяжелые минуты душевного кризиса, вызванного неудачной женитьбой, когда композитор оставил службу в Московской консерватории, и уехал в Европу, он вызвал к себе Модеста Ильича с его воспитанником Колей Конради. Вместе они провели зиму 1878-1879 годов. Первое, что Чайковский сочинил, выходя из депрессии, были 12 пьес для фортепиано, посвящённых Модесту. Который был не только свидетелем их рождения, но и разделил с композитором все тяготы душевных переживаний.

С середины 1870-х годов Модест Ильич стал регулярно заниматься литературным трудом. Он писал статьи, рецензии, постепенно начал составлять сценарии для опер, балетов, а также писал прозаические произведения и драмы. Первая пьеса Модеста Ильича "Благодетель" была поставлена в Петербурге в бенефис выдающейся русской актрисы М. Г. Савиной. В дальнейшем в его пьесах играли великая русская актриса М. Н. Ермолова, знаменитая Стрепетова и многие другие. Значительная часть жизни Модеста Ильича была отдана русскому театру. Актеры любили его и охотно играли в его пьесах. Это было не случайно. По собственному признанию Модеста Ильича, театр драматический и музыкальный были его страстью с детства. Он писал в конце жизни: " Театр стал для меня главнейшим интересом существования... Моя страсть доходила до того, что я мечтал умолить отца отдать меня вместо Правоведения в Театральное училище". Успехом пользовались пьесы «Лизавета Николаевна» (1884), «Симфония» (1890), «Похмелье» (1890), «День в Петербурге» (1892), «Предрассудки» (1893), «Боязнь жизни» (1895), «Борцы» (1897), которые ставились в Малом, Александринском и других театрах. Кроме написания пьес Модест Ильич переводил сонеты Шекспира (1914).

Как либреттист Модест Ильич был широко известен еще при жизни Петра Ильича. К его услугам прибегали М. Петипа, сочиняя вместе с композитором Минкусом фантастические балеты. После успеха "Пиковой дамы" и "Иоланты" Чайковского к нему стали обращаться многие композиторы. В некоторых случаях он сам предлагал свои либретто музыкантам. Так знаменитый композитор и дирижер Э. Ф. Направник еще в 1893 году начал сотрудничество с М. И. Чайковским по созданию оперы "Дубровский" на пушкинский сюжет. Как известно, эта опера долгое время была репертуарной и шла во многих театрах. Молодому С. В. Рахманинову, в том же 1893 году, Модест Ильич предложил либретто "Ундины", от которого прежде отказался сам Петр Ильич. Но Рахманинов также не написал оперу на это либретто, однако через несколько лет их творческий союз состоялся. Это была опера "Франческа да Римини".

В театральных и музыкальных кругах Модест Ильич пользовался огромным уважением и авторитетом. Интересные страницы воспоминаний о нем находим у многих выдающихся деятелей той поры. Так, С. М. Волконский оставил интересный портрет М. И., относящийся уже ко времени после смерти Петра Ильича: "Не в одной музыке Модест Ильич был авторитет. Я редко встречал человека, более чутко, более полно и более разносторонне понимавшего театр... Он одинаково хорошо знал и русский театр, и французский, и немецкий, и итальянский; и ценно было в его суждениях, что всегда ощущалась традиция, он знал прошлое, и прошлое жило в нем… А в вопросах, меня интересовавших, в вопросах актерской техники читки, мимики я не встречал ни в одном театральном деятеле столь ясно и верно осознанной потребности того, чего не достает нашему театру". А далее Волконский с юмором вспоминал, как часто к Модесту Ильичу обращались дирижеры, которые хотели играть Шестую симфонию Чайковского, убеждая, что именно они знают, как нужно играть это сочинение Чайковского. Однако Модест Ильич пытался уговаривать каждого играть и другие сочинения своего брата… Да и сам он много делал для того, чтобы публиковались, издавались и исполнялись сочинения Чайковского. Так, им было разработано для посмертных изданий и постановок либретто "Лебединого озера". Им же был изложен сценарий "Щелкунчика".

Между Модестом Ильичем и Петром Ильичем на протяжении всей жизни была очень интенсивная переписка. Сам композитор написал к брату около 700 писем. Почти столько же сохранилось и ответных писем.

Однако, приступая к созданию биографии Чайковского практически сразу после его кончины, Модест Ильич должен был еще и собрать материал о жизни брата, чтобы осветить те стороны его жизни, которые ему лично были неизвестны. К такого рода сюжетам относятся темы, изложенные в первых главах книги. Они рассказывают об истории рода, семьи, детских годах Чайковского, что могло быть известно М. И. Чайковскому только из семейных воспоминаний старших по возрасту. Поэтому первые главы книги его трехтомного труда по существу представляют собой в настоящее время важнейший источник сведений о жизни Петра Ильича Чайковского. Создав свой капитальный труд, посвященный жизни Петра Ильича, в самый канун XX века, под конец жизни Модест Ильич начал писать автобиографию, как он сам признавался, не столько, чтобы рассказать о себе, сколько о своем любимом брате, что он сделал в той части этого труда, которая осталась завершенной: "Если когда-нибудь заглянут в эту рукопись, на что я рассчитываю, но почти не надеюсь, - за интерес к моему тусклому существованию, пусть будут вознаграждены тем, что я могу сказать о брате Петре".

В 1915 году М. И. Чайковский составил завещание, по которому его детище – Дом-музей Чайковского в Клину – стал общественным достоянием, превратившимся с годами в один из самых выдающихся памятников мировой музыкальной культуры.

Модест Чайковский умер на 2/15 января 1916 в Москве, похоронен в Демьяново кладбище, недалеко от Клина.

Модест Ильич стал хранителем памяти великого композитора, основав в Клину его музей, создав в нем архив, организовывая многочисленные концерты из произведений Чайковского. Модест Ильич сделал делом своей жизни заботу о творческом наследии своего брата и об увековечивании его памяти.

ßíäåêñ.Ìåòðèêà Ðåéòèíã chaiknet.ru