Мельникова Августа Ивановна, врач-стоматолог

Августа Ивановна Мельникова, первый зубной врач, приехавший в поселок гидростроителей 8 августа 1955 года в возрасте 24 лет.

На пути к профессии
В село Сайгатка Августа, тогда еще Вологдина, прибыла после окончания Кировской зубоврачебной школы. Решение пойти в медицинские работники девушка приняла по двум причинам. Во-первых, ей не хотелось оставаться в глухой деревне, у жителей которой не было ни особых прав, ни возможности достойно проявить себя. Во-вторых, она хотела приобрести специальность и быть независимой. Слова деда: «Мало ли как у тебя жизнь сложится, а кусок хлеба, если получишь специальность, всегда будет», — запали ей в память очень крепко. При этом ни в сельскохозяйственном, ни в педагогическом институте, которые также были в Кирове, она себя не видела.

После окончания обучения в зубоврачебной школе новоиспеченным специалистам дали полное право выбора места своей дальнейшей профессиональной деятельности. «Две выпускницы уехали за моряками, а я нашла моряка здесь», — смеясь, вспоминает Августа Ивановна. Одна из преподавательниц подсказала ей тогда, немного сбитой с толку, что далеко от родных мест уезжать ни к чему: у выпускницы Вологдиной были на попечении еще мама и сестра, которые продолжали жить в деревне. И по совету умудренной опытом женщины Августа Ивановна направилась в Пермскую область, к пристани Ольховка, в село Сайгатка — на строительство Воткинской ГЭС.
До места работы Августа Вологдина добиралась с приключениями. Наевшись в пути яиц, сваренных для нее теткой, она почувствовала боль в животе. В Перми ей сообщили, что у нее приступ аппендицита, оказали первую помощь и со словами: «До места назначения доберетесь, а там вам окажут необходимую помощь» — Августа продолжила путешествие. Там же в Перми она встретила свою одногруппницу, которая предложила ей «махнуться» местом работы — та направлялась в Соликамск, но Августа Ивановна оказалась непреклонна. «Раз я отправлена на строительство Воткинской ГЭС, значит, там и буду работать!» — парировала она. То же самое девушка повторила несколько дней спустя, когда в Фокинском райздравотделе ее хотели было отправить на Альняшинский фельдшерско-акушерский пункт.
На новом месте
«Село Сайгатка было большое, — вспоминает Августа Ивановна, — на 300 дворов. Дома были добротные, старинные. Село простиралось от горы, что называют Стрижухой, и заканчивалось там, где сейчас находится улица Азина. В Сайгатке была всего лишь одна центральная улица, от которой расходились переулки в сторону Камы. А там, где позже был построен «Гидростроитель», текла река Мутнушка. Возле нее траву косили, но ничего не сеяли».
На момент приезда Августы Вологдиной в поселке гидростроителей, который стоял в поле, было 13 бараков и морг медсанчасти, где должен был расположиться здравпункт. Но приступить к работе зубного врача ей удалось не сразу: еще 10 дней она работала в Сайгатской сельской амбулатории, которая находилась в центре села и выполняла фельд-шерскую работу. Августа Ивановна делала перевязки и ходила на вызовы до тех пор, пока из Перми в Фоки на вертолете не прилетела Татьяна Ивановна Базенкова (Колесникова) — личность, ставшая легендарной в Чайковском здравоохранении.
Во второй половине августа 1955 года здравпункт был оборудован, и работа закипела! В одном кабинете прием вели два специалиста: зубной врач и фельдшер либо акушерка — Августа Ивановна всегда работала в первую смену, а у них смены чередовались. Из оборудования у молодого зубного врача была лишь тумбочка и деревянное парикмахерское кресло. Первое зубоврачебное оборудование прибыло из Фокинской больницы: супруги Шпигель (зубной врач и зубной техник) отдали списанный инструментарий и необходимые на первое время пасты. Все остальное Августа Ивановна выписала в районной аптеке уже позже.
Все это время она и Татьяна Ивановна, возглавлявшая здравпункт, жили в 13‑ом бараке. «Работа была рядом, — вспоминает Августа Ивановна. — Мы топили печку дровами, ели сырую треску, которую засолила для нас тетя Татьяны Ивановны. Нам постоянно хотелось кушать, а готовить времени не было. Помню, мама высылала мне 8 кг толокна, так мы его за месяц вдвоем съели! Купим молока, разведем в нем толокно и наедимся досыта! А с хлебом тогда было непросто. Своей пекарни в поселке гидростроителей не было, а в сельмаге всегда была очередь. И какое-то время я бегала за хлебом к женщине, у которой жила поначалу: она пекла его сама».
В 1956 году был построен главный корпус медсанчасти, а рядом разместилась поликлиника. Оба здания стоят до сих пор по ул. Камской: долгое время в одном из них размещалась противотуберкулезная поликлиника, в другом — до сих пор ютится противотуберкулезный стационар. Прием в поликлинике начали вести уже в марте 1956 года, в ней был оборудован отдельный зубной кабинет. Он был обставлен новым оборудованием, но бормашина была ножной, поэтому рабочая смена была пять с половиной часов — приходилось все время стоять на ногах. Августа Ивановна и лечила, и удаляла зубы сама. А помогала ей санитарка, которая по возможности выполняла и медсестринскую работу. «Хотя Лидия Николаевна и была неграмотной, — делится Августа Ивановна, — свою работу она выполняла добросовестно, и я ей полностью доверяла». В том же году в работу зубного кабинета влился еще один стоматолог, и прием начали вести уже в 2 смены. А с 1957 года, когда поступил еще один врач, был открыт и детский прием.
Так как стройка шла круглосуточно, работы у медиков было немало: днем Августа Ивановна вела прием в зубоврачебном кабинете, а по ночам дежурила в поликлинике — пациентов было более чем достаточно. Кроме того, в 1956‑1957 годах ей приходилось совмещать работу фельдшером «Скорой помощи» из-за нехватки кадров. Наряду с основной работой, она успевала заниматься еще и общественной деятельностью — была секретарем комсомольской организации медсанчасти ВГЭСС. Тем не менее, именно в эти годы она встретила своего будущего мужа: он пришел к ней в кабинет с приличным отеком щеки для того, чтобы удалить зуб. В итоге они прожили с супругом долгую и счастливую совместную жизнь, воспитали сына и дочь.
Город дружбы, добра и любви
О времени строительства Воткинской ГЭС и начале стройки города Чайковского Августа Ивановна Мельникова рассказывает с улыбкой. При этом она называет много имен, упоминает особо яркие подробности того отрезка своей жизни, что невольно задумываешься о том, как сильно изменилась жизнь вообще и в нашем городке в частности. По словам Августы Ивановны, в целом в поселке царила очень доброжелательная и спокойная обстановка. «Первые строители, — рассказывает она, — приехали с Гайвы, они были настоящими профессионалами своего дела. Потом здесь объявили комсомольскую стройку и начала подтягиваться молодежь с деревень: работы было много, можно было хорошо заработать. При этом люди не только работали, но и отдыхали: вначале ходили на танцплощадку, что была огорожена за только что построенным клубом «Гидростроитель», а потом и на площадку возле Управления строительства Воткинской ГЭС. Мы танцевали под аккомпанемент баяна, гармошки, аккордеона. И не было никакой пьянки! А если кто-то и был замечен нетрезвым, то его изображение быстрехонько оказывалось на позорном столбе. Был такой у Управления строительства по улице Шлюзовой. На всю стройку у нас был один милиционер, и никто ничего не воровал! На окнах поликлиники не было никаких решеток, больницу тоже никто не охранял. У меня был чемоданчик, назывался балетка, там хранились сильнодействующие и наркотические средства. И я безбоязненно передвигалась с ним по поселку пешком, даже ночью. На машине выезжали, только если нужно было добраться куда-то очень далеко. Мы всегда ходили в халатах, и нас никто никогда не трогал. Медиков было мало, но их всех знали в лицо и уважали».
Точность врачебных диагнозов
Дороги на берег не было, рассказывает Августа Ивановна, поэтому до стройки они обычно ездили верхом на лошади. Однажды она с Владимиром Петровичем Шашкиным, хирургом, поехала на вызов к месту строительства. По характеру болей в животе и прочей симптоматике они пришли к выводу, что у молодого человека прободная язва желудка. Начали звонить в Фокинскую больницу. Как пояснила Августа Ивановна, по деревням раньше зимой на машине проехать было невозможно, поэтому для экстренных случаев там имелась выездная лошадь. Ее очень хорошо кормили, чтобы она быстро шла. Но в тот день лошадь по какой-то причине не смогли отправить. И они с Владимиром Шашкиным поехали на своей, запряженной в телегу, предварительно укутав больного в тулупы. Так случилось, что добраться быстро не удалось — тот, кто управлял лошадью, сбился с пути, они заблудились и плутали с этим больным по лесу всю ночь. Приехали уже поутру. «Он живой был, — с улыбкой, опережая мой вопрос, говорит Августа Ивановна. — Перенесли мы его тихонько. Шашкин к тому времени уже сутки не спал. Ему даже чай не предложили, сразу на операцию пошли. В ходе нее выяснилось, что у больного была не только прободная язва, но и аппендицит».
Вопрос врачебной диагностики задевает сильно Августу Ивановну Мельникову за живое. 12 лет назад умер ее любимый муж. Причем лечили его от бронхита, а умер он от рака печени. Похожая ситуация сложилась еще с одним человеком, которого она сильно любила, — ее сестрой. С тех пор Августа Ивановна очень сердита на медиков: раньше, по ее словам, в спорных и не очень ясных случаях собирали врачебную комиссию, чего теперь не делают. «В наши годы врачи без всякой аппаратуры диагнозы точно ставили, — с грустью говорит она. — Даже рентгена не было! Ближайший аппарат был только в Фоках и в Воткинске. Принимали без бирок! А сейчас что… Двоих в прошлом году на моих глазах из поликлиники вперед ногами вынесли — не дождались приема врача… Сегодня у них есть все: и диагностическое оборудование, и необходимые лекарства, только в голове пусто. Дипломы, говорят, сейчас покупают, и это очень похоже на правду. Мы же раньше сдавали экзамены за стеклянными столиками».
День сегодняшний
В декабре 2010 года моя собеседница отметила 80-летний юбилей. Ее общение с бывшими коллегами не прерывается и по сей день: они периодически встречаются и регулярно созваниваются. Летом Августа Ивановна проводит все свое свободное время в огороде, а зимой — разбирается с квитанциями и платежками, смотрит телевизор и ухаживает за своими кошками. После смерти сестры у нее их стало две. Заниматься рукоделием ей не позволяют проблемы со зрением, хотя раньше она любила и шить, и вязать.
«Я счастлива, что на моих глазах вырос такой город, — с легкой грустью в голосе сказала Августа Ивановна в конце нашей встречи, которая, как у настоящей радушной хозяйки, прошла на кухне. — Но жизнь так изменилась, что теперь мне по улицам ходить страшно…» В юбилейный для города год еженедельник «Частный Интерес» открывает новую рубрику. В ней мы будем рассказывать о людях, стоявших у истоков создания города, который назван в честь великого русского композитора, и о тех, кто строил Воткинскую ГЭС. Наша рубрика «Истоки» — о тех, кто так или иначе оставил свой след в 55-летней истории нашего города.

Частный Интерес. - 2011. - 10 фев.

ßíäåêñ.Ìåòðèêà Ðåéòèíã chaiknet.ru