КУЛЯШОВ ПАВЕЛ ФЁДОРОВИЧ, ПРОЗАИК
БИОГРАФИЯ
СПИСОК ПРОИЗВЕДЕНИЙ
ЛИТЕРАТУРА О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ

Павел Фёдорович Куляшов - русский прозаик и публицист - родился 22 июня 1929 г. в селе Мончаж Свердловской области. Детские годы прошли в небольшом городке Красноуфимске. В годы Великой Отечественной войны оставил школу и работал учеником бондаря, рабочим нефтеразведки, молотобойцем. В 1949 г. был призван в ряды Советской Армии, служил во Владивостоке. В 1952 г. в газете Тихоокеанского флота «Боевая вахта» опубликован первый рассказ П. Куляшова «Это не забывается».
После демобилизации в 1952 г. Куляшов приехал в Ижевск, работал в газете «Комсомолец Удмуртии». В эти годы он часто выступал на страницах республиканской периодики, написал пьесу «Жена тридцатитысячника», работал над первыми повестями «Солдатские будни», «Дорогой правды». Эти повести были опубликованы в 1956 году в журнале "Молот". С 1956 по 1959 год Павел Куляшов - ответственный секретарь районной газеты "Знамя труда" в Киясово, затем заведующий отделом сельского хозяйства в газете «Ленинский путь», "Трудовая вахта" в Воткинске.
В 1960 году по путевке Союза журналистов Удмуртии он уехал на строительство Воткинской ГЭС для написания серии очерков о гидростроителях. Три года работал в бригаде арматурщиков и заочно учился в Уральском государственном университете им. Горького на факультете журналистики (г. Свердловск), который окончил в 1962 году. Так родились его рассказы и очерки о молодых строителях гидростанции. Печатались они в «Правде», «Комсомольской правде», «Советской России», «Сельской жизни», в журнале «Молодая гвардия». С 1963 по 1974 год П. Куляшов редактировал газету «Камский строитель» в городе Чайковский. На этом строительстве и начинался писатель Куляшов. Здесь, в 1960-1965 годах он пишет свою первую повесть «Камская оратория», герои которой строители Воткинской ГЭС. Став редактором газеты, Куляшов объединил вокруг неё всех любителей литературы и начинающих писателей Чайковского. Он встал у истоков литературного объединения города.
Творческая биография П. Куляшова складывалась удачно. В 1966 г. журнал «Молодая гвардия» опубликовал одну из лучших его повестей «Камская оратория» о строительстве Воткинской гидростанции, затем последовала повесть «Медвежий угол» (1966-1967 гг.), в которой писатель обращается к далёкому (пугачёвскому) прошлому уральской деревни. Повесть интересна деталями быта кержацкой деревни, остротой социальных конфликтов, драматизмом судеб главных героев.
Сначала в Удмуртии (1970), затем в Москве (1987) вышла повесть «Солдатки» о жизни в тылу в годы войны, ставшая заметным явлением в прозе о войне. В повести «Солдатки», в романе «Трудный год», объединённых общностью героев, а также в повести «Сухолетье» автор рассматривает отношение к труду своих героев как проявление нравственного и гражданского долга.
Широкую, в масштабе страны, популярность завоевала документальная повесть П. Куляшова «Материнское сердце», написанная в 1970-1972 годах в городе Чайковский о Марии Дмитриевне Некрасовой, усыновившей одиннадцать чужих детей разных национальностей. Книга эта о нелегкой и завидной судьбе русской матери, воспитавшей одиннадцать чужих детей. Главная героиня повести - Мария Дмитриевна - жила в г. Чайковском, была персональным пенсионером. Это повествование - живой рассказ от первого лица о большой материнской любви, заботах, невзгодах и радостях простой женщины.
В 1975 году переезжает в город Ижевск. С 1975 по 1981 гг. возглавляет Бюро пропаганды художественной литературы при Союзе писателей Удмуртии, с 1981 по 1984 гг. является заместителем председателя правления Союза писателей Удмуртии. Затем переходит на профессиональную писательскую работу. Член Союза писателей СССР с 1975 г.
Повести П. Куляшова «Вятские - мужички хватские» и «Позднее признание» свидетельствуют об интересе к жизни рабочего коллектива, к морально-нравственным проблемам, к людям трудных судеб. Почти все значительные произведения П. Куляшова выходили в московских издательствах «Современник», «Советская Россия».
П. Куляшов - один из самых читаемых русских писателей в Удмуртии. В романах «Трудный год», «Шалые люди», в многочисленных повестях он разрабатывает проблему русского национального характера - крестьянина, интеллигента, рабочего в разные исторические периоды жизни государства: пугачёвское движение, укрепление промышленной мощи страны: строительство заводов в Удмуртии в XVIII веке, русская деревня на перепутье, коллективизация, сталинские репрессии («Было двенадцать разбойников»). Великая Отечественная война («Трудный год»), послевоенное строительство деревни.
Куляшову свойственно острое ощущение времени. Многие его произведения посвящены современной ему действительности. Многолетний опыт журналиста способствовал выработке умения не только открывать интересный сюжет, но за его внешней обыденностью разглядеть глубинный смысл.
Стилевая особенность писательского метода П. Куляшова - тяга к документальности. Реалистическую достоверность его произведениям придают и художественно осмысленные факты, факты биографии автора.
Главная тема романов и повестей П. Куляшова - история и современность героев, населяющих приуральскую, удмуртскую землю.
Несомненной творческой удачей писателя является исторический роман «Шалые люди» (1989, 2000) о строительстве заводов и пугачевском движении в XVIII в.
В последние годы для книг Памяти (о Г. Красильникове, Ф. Васильеве, М. Петрове, С. Широбокове) П. Куляшов написал воспоминания.
Куляшов избирался делегатом V съезда писателей РСФСР, был участником Дней литературы и искусства в Москве в апреле 1981 г. Награжден Почетной грамотой Президиума Верховного Совета УАССР, лауреат премий А. Гайдара и колхоза им. Ленина Селтинского района УАССР. Заслуженный работник культуры УАССР.
Скончался П. Ф. Куляшов 16 мая 2005 года.

СПИСОК ПРОИЗВЕДЕНИЙ

Повести : Содатки ; Сухолетье ; Позднее признание ; Многоженец / П. Ф. Куляшов. – Ижевск : Удмуртия, 1999. – 476 с.
Было двенадцать разбойников : роман / П. Ф. Куляшов. – Ижевск : Удмуртия, 1994. – 208 с.
Легенды и были Прикамья / П. Ф. Куляшов. – Ижевск : Удмуртия, 1990. – 24 с.
Повести / П. Ф. Куляшов. – М. : Сов. Россия, 1987. – 363 с.
Материнское сердце ; Камская оратория : документальные повести / П. Ф. Куляшов. – Ижевск : Удмуртия, 1972. – 208 с.
Емонаево ; Свадьба / П. Ф. Куляшов // Этюды с Чайковским : сборник стихов и прозы / ред.-сост. В. В. Сергеев, А. Ш. Абдулаев. – Ижевск : Бон Анца, 2007. – С. 159-169.
Город и люди Прикамья : [в т. ч. «Легенда о Стрижухе»] / П. Ф. Куляшов // Город Чайковский от древности до наших дней. – Пермь, 2002. – С. 10–12.
Три поцелуя и поклон : рассказ / П. Ф. Куляшов // Огни Камы. – 1989. – 15 апр.
Город моей юности : воспоминания / П. Ф. Куляшов // Камский строитель. – 1986. – 21 нояб.
Живите, милые, и за меня… : очерк / П. Ф. Куляшов // Огни Камы. – 1973. – 16 окт. – С. 2.
Бабушка с внучкой : главы из книги / П. Ф. Куляшов // Огни Камы. – 1973. – 17 апр. (№ 47) ; 19 апр. (№ 48) ; 21 апр. (№ 49).
Трудная дорога : рассказ / П. Ф. Куляшов // Камский строитель. – 1967. – (№№ 103-104). – С. 4.
Сердце матери : рассказ / П. Ф. Куляшов // Камский строитель. – 1967. – 6 нояб.
Ворованная любовь : рассказ / П. Ф. Куляшов // Камский строитель. – 1964. – 19 дек. – С. 4.
Любовь ; На высоте : рассказ / П. Ф. Куляшов // Камский строитель. – 1964. – 7 нояб. – С. 4.
Моральный тонус : рассказ / П. Ф. Куляшов // Камский строитель. – 1964. – 24 окт. – С. 4.
Вы полюбите музыку : рассказ / П. Ф. Куляшов // Камский строитель. – 1964. – 8 янв. – С. 2.

ЛИТЕРАТУРА О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ

Павел Фёдорович Куляшов // Богомолова З. Песня над Чепцой и Камой. - 2-е изд., доп. - М. : Современник, 1981. - С. 210-225.

Абдулаев, А. Нестираемая память : 22 июня известному уральскому писателю Павлу Федоровичу Куляшову исполнилось бы 80 лет / А. Ш. Абдулаев // Огни Камы. - 2009. - 20 июня (№№ 135-139). - С. 16.
Павел Федорович Куляшов : [некролог; 22.06.1929 - май 2005] // Огни Камы. - 2005. - 20 мая (№№ 97-100). - С. 16.
Дворник, В. Н. Стоящий у истоков : [о Павле Куляшове, его творчестве] / В. Н. Дворник // Огни Камы. – 2003. – 26 авг. (№ 129). – С. 4.
Дворник, В. Н. Слово : к 70-летию писателя П. Куляшова : стихи / В. Н. Дворник // Огни Камы. – 1999. – 26 окт. (№ 163). – С. 4.
Дворник, В. Н. С понедельника до пятницы : [встречи с ижевчанами – писателем П. Куляшовым и поэтом В. Глушковым в литературной гостиной редакции газеты «Огни Камы»] / В. Н. Дворник // Огни Камы. – 1994. – 29 окт. (№ 128). – С. 4.

 

Сухолетье (отрывок из повести)

Со сцены кто-то крикнул:

- Дамский вальс!

Чтобы отвязаться от липучего Вальки, Светлана обвела взглядом парней и остановила выбор на Афанасии.

Не раз она встречала этого парня в институте. И всегда, не поднимая головы, не замечая ее, он проходил мимо. Казалось, мысли его были заняты чем-то очень важным, он жил своим миром. Всем видом, невниманием Афанасий, сам этого не подозревая, задевал самолюбие девушки. И сейчас он оживленно говорил с друзьями, не обращая внимания на танцующих.

Она подошла: стройная, гибкая, с короной пшеничных волос. Подошла и протянула руку. Афанасий посмотрел на нее, потом на свои замызганные потертые джинсы и недружелюбно ответил:

- Простите, я не танцую...

И вдруг ощутил резкий толчок под бок соседа-однокурсника:

- Аграрник дремучий, не позорь девушку!

Афанасий встал и, помедлив, осторожно обхватил загорелыми, не чисто отмытыми руками нежные плечи девушки. Кто-то за спиной сострил:

- Смотрите, неотесанный колхозник танцует с Наташей Ростовой.

- Тоже к голубой крови тянется... - добавил второй.

Афанасий знал, это беззлобные студенты соревнуются в остроумии.

Девушке надоело молчание, и она, внимательно посмотрев на парня, с легким кокетством спросила:

- Вас, кажется, зовут Афонс?

- Нет, Афанасий,- уточнил парень.

- Вы считаете, это лучше?

- Для русского уха привычнее.

Девушка согласно кивнула головой и негромко в такт запела:

Я пригласить хочу на танец вас,
И только вас,
И не случайно этот танец вальс...

Они кружились в веселом вихре, а когда музыка стихла, девушка шутливо произнесла:

- Вы, Афанасий, у меня в долгу.

- В каком? - удивился парень.

- Вы думаете, я вас постоянно буду приглашать? - лукаво произнесла девушка.

- Понятно! - ответно улыбнулся парень. Потом он встречал ее как бы случайно то в студенческой аудитории, то в столовой, то на практике. В такие минуты Светлана была ему особенно мила. Хрупкая, нежная, в тяжелых резиновых сапогах, платке, брезентовой штормовке, с перепачканными щеками и носом. Рабочая одежда выглядела на ней как-то маскарадно, неестественно.

- Ты что, Фончик, с такой жалостью смотришь на меня? - улыбнулась Светлана.

- Устала? - ласково опросил Афанасий.

- Не очень... Чудесно было! Природа отличная, чистый воздух, картошка в костре, песни! Ой, давай-ка, Афонс, в «Рубин» забежим на минутку, не возражаешь? Все равно мимо идем,- перевела разговор Светлана.

- Куда? - не понял Фонька.

- В ювелирный. Мы давно с мамой хотим купить хрустальную вазу и пепельницу, но знаешь ведь, теперь какая погоня за всем этим.

Фонька, конечно, ничего такого не знал, да и в ювелирный зашел первый раз в жизни. Зашел и поразился, словно из современности в нэпманскую эпоху попал. Были здесь, в основном, добротно одетые, сытые покупательницы. Они с достоинством, придирчиво разглядывали разные сервизы, конфетницы, крохотные золотые ложечки, ножи.

- Хрусталя нет,- огорченно вздохнула Светлана.- А то бы тут сразу очередь набежала... Давай посмотрим браслеты и перстни, а? - предложила она.- Ой, смотри, смотри, Фончик, какая прелесть! Тонко как сделано! Да... и цена приличная, почти полторы тысячи...- вздохнула девушка.

- Вот за это колечко? - удивился Фонька.- Полторы тысячи?!

- А что? Ты, наверное, осуждаешь меня, да? Вот, мол, мещанка, всякие блестяшки любит. А я и не скрываю – да, люблю все красивое: одежду, украшения, утварь. Ну, признайся, осуждаешь за это?

- Да нет... Честное слово, нет. Ты же девчонка. А я как-то безразличен к этому всему.

- Эх, ты, Фонька-Афонька! Ты точно как наш папка. Ему тоже все равно, какая в квартире мебель, посуда, какая на нем рубашка, костюм. Если мама не заметит, так он в чем попало может на совещание уйти,- смеялась Светлана.- Славный он у меня, мой папка, и справедливый! - гордо закончила она.

- Света, а почему ты, городская, пошла в сельскохозяйственный? - вдруг задал Фонька давно мучивший его вопрос.

- Честно сказать? - грустно улыбнулась девушка.

- Ну, конечно! - решительно настаивал Афанасий.

- Понимаешь, я не нашла еще себя. А время идет. В школе была лучшей ученицей, и никуда не поступить мне показалось стыдным. Вот и пошла, где конкурс меньше. Но не только поэтому, конечно! Мы каждое лето ездим к дяде на дачу. Там я с удовольствием брожу то по лесу за грибами, за ягодами, то по полям, дорогам проселочным. Красотища такая! Кругом золотистая рожь, как на картине Шишкина. А ты на дороге одна... Идешь, совсем расслабившись, дышишь этим знойным ароматом, и знаешь,- разоткровенничалась девушка,- я почему-то когда одна в поле, или песни во всю напеваю, или стихи читаю, громко, громко... «Когда волнуется желтеющая нива...» Не знаю, Фончик, по призванию или нет я пошла в сельскохозяйственный, но папка, например, говорит: «Если серьезно взяться за любое дело, оно обязательно понравится. Неинтересных работ нет, есть лентяи...» А я ему верю. И действительно, ведь с удовольствием же сижу в библиотеке, разбираюсь во всех тонкостях культивации, мелиорации и так, далее. Да и учусь, пока, неплохо, так что, может, и получится из меня агроном, а?!

И вот ходит Афанасий по комнате, мучается, вспоминая прошлое. Иногда в письмах Светлана упрекала, что он редко ездит в Ижевск, но попробуй выберись в такое горячее время.

«До свиданий ли сейчас,- размышлял Афанасий.- Но помни, есть на свете и мужская верность, не зря о ней в песне поется!»

Источник: Куляшов П.Ф. Медвежий угол; Материнское сердце; Сухолетье: Повести.- Ижевск: Удмуртия, 1979.- с.219-222.


 

ßíäåêñ.Ìåòðèêà Ðåéòèíã chaiknet.ru