• Портрет С. Завьялова из книги "Уральцы в боях за Родину", 1944
  • Семья Завьлова
  • Завьялов среди боевых товарищей
  • Завьялов фото
  • Мемориальная доска установленная на доме Совета микрорайона
  • Первый сын С. Завьялова, г.р. 1932



СЕМЁН АКИМОВИЧ ЗАВЬЯЛОВ (17 сентября 1908 года — 28 апреля 1963 года)
Герой Советского Союза


        Родился в 1908 году в деревне Верхний Армязь Ершовской волости Осинского уезда Пермской губернии (ныне Камбарский район Удмуртской республики) в крестьянской семье. Место рождения приведено на основании Свидетельства о рождении С. А. Завьялова, подлинник которого хранится в Чайковском краеведческом музее. В некоторых источниках местом рождения указывается деревня Нижний Армязь, ныне в этой деревне есть улица имени Завьялова. Отец - Завьялов Еким Захарович, мать - Ксения Егоровна. В 12 лет лишился родителей. Ершовская школа единственная в округе давала среднее образование, поэтому в ней обучались дети из разных сел и деревень, даже из Сарапульского района. Окончил 7 классов. Работал приёмщиком леса в Ершовском леспромхозе. Рано женился на Марии Егоровне. В 1930 году у них родилась дочь Тамара. В 1932 году семья жила в деревне Шолья. Мария Егоровна работала на кирпичном заводе. Здесь у них родился сын - Юрий. В 1932-1935 годах прошёл службу в Красной Армии. Служил в 19 железнодорожном полку: С июня 1932 по апрель 1933 - курсант; с апреля 1933 по январь 1934 - командир отделения; с января 1934 по ноябрь 1935 - помощник командира взвода. Уволен в запас 1 ноября 1935 года. Затем работал приёмщиком леса на Сарапульском рейде, жил в Ершовке. В 1935 году в семье Завьяловых родился третий ребёнок - сын Жорж. После окончания курсов ветеринарных фельдшеров в Сарапуле был направлен на работу в село Сайгатка. В 1939 году Завьялов с семьёй (жена Мария Егоровна, сыновья Юрий и Жорж и дочь) переехал в Сайгатку Фокинского района Молотовской области. Работал ветеринарным фельдшером, был единственным ветеринаром в селе. Жили они в масло-заводском проулке в служебной избе. (Сайгатка того времени - 500 дворов, 2 колхоза - колхоз "Им. Жданова" и колхоз "Им. Мироныча".
      Призван по мобилизации в РККА 23 (или 24) июня 1941 года Фокинским райвоенкоматом (PBК) Пермской области. Долгое время служил фельдшером в ветеринарной части и непосредственно в боях не участвовал. С июня по сентябрь 1941 года служил ветфельдшером в 599 эвакуационном ветеринарном лазарете (ЭВЛ). Они занимались эвакуацией раненых и больных лошадей в армейские и фронтовые ветеринарные лазареты, располагая для этого автомобильным транспортом. Однако вследствие недостатка транспортных средств 48–55 процентов раненых и больных животных эвакуировалось походным порядком. С сентября 1941 года по май 1942 года служил ветфельдшером в 34 конном депо. Каждый фронт и каждый военный округ имел на штатной основе «номерное» конное депо. Основное предназначение этих в/ч – ремонтирование, то есть приобретение конского состава, его обучение для боевой службы с последующим распределением по линейным частям. Конное депо напрямую подчинялось помощнику командующего фронтом/округом по кавалерии. Ветфельдшера в депо играли очень важную роль, потому что кони в конных депо были наиболее уязвимыми в отношении заразных заболеваний, так как в них происходила постоянная смена конского состава. С мая по август 1942 года служил в 1-м армейском ветеринарном лазарете ветфельдшером. Неоднократно обращался к командованию с просьбой направить его на передовую. Наконец, был зачислен в пулемётную школу. Быстро овладел специальностью наводчика пулемёта и в августе 1942 года прибыл в боевую часть. Был назначен командиром пулемётного отделения (расчёта) 936-го стрелкового полка 254-й стрелковой дивизии 27-й армии под командованием П. Ф. Батицкого (Северо-Западный фронт). Дивизия в это время вела бои за рамушевский коридор.
           В январе 1942 года наша армия взяла в кольцо 16 армию гитлеровцев в районе Демянска Новгородской области. К 23 апреля 1942 года корпусу Зейдлица удалось пробить коридор шириной в 6-8 километров на глубину до 40 километров и соединиться с частями 16 армии. Этот коридор, по имени населенного пункта Рамушево, стал путем сообщения 16 армии, по которому осуществлялось ее снабжение.
        254 дивизия находилась у входа в этот коридор, на его северном фасе. Она вела бои по сужению коридора, сдерживала продвижение войск противника и отражала многочисленные атаки врага по его расширению. Один из таких боев происходил на участке 936 стрелкового полка в сентябре 1942 года. Это был первый бой рядового Завьялова 15 сентября 1942 года у деревни Сычево под городом Старая Русса Старорусского района, Ленинградской (ныне Новгородской) области. В этот день полку удалось отбить у врага более выгодный рубеж и на нем закрепиться, захватив 16 дзотов и богатые трофеи. Уже в этих боях Завьялов показал свой бойцовский характер, проявил мужество и стойкость.
          Через несколько дней - 19 сентября - гитлеровцы попытались вернуть свои позиции. После сильной двухчасовой артиллерийской подготовки они перешли в атаку. Один из дзотов защищал пулемётный расчёт Завьялова. Командир Завьялов, находясь со своим пулеметом в дзоте, увидел в амбразуру до двух рот противника, перебежками выдвигавшихся к нашему переднему краю. Подав команду своему отделению, Семен Акимович открыл огонь по наступающим гитлеровцам, подпустив их на достаточную дистанцию для максимального их поражения. Разрывом вражеского снаряда засыпало амбразуру дзота и его ранило в лицо. Он выкатил пулемет на открытую позицию и продолжал вести огонь по противнику. После второго ранения в голову, кровь залила ему лицо. Осколком другого снаряда пулемет был выведен из строя. Уже более пятидесяти автоматчиков противника лежали убитыми. Огнем из автомата Завьялов уложил еще десять гитлеровцев, но диск кончился. Еще осколком снаряда ему выбило несколько зубов и, хотя он ослаб от потери крови, Завьялов взял винтовку убитого товарища и продолжал стрелять по атакующим. Новое ранение в бедро. И тут подоспели на помощь пулемётчики из полка. С четырьмя ранениями санитары вынесли его с поля боя. В течении 3 часов отбивал контратаки противника рядовой Завьялов, оставшись один из своего отделения в разрушенном дзоте.
      В том, что удалось удержать захваченный рубеж  пулеметчик Завьялов внес значительный вклад. За этот подвиг Семену Акимовичу Завьялову Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года было присвоено высокое звание Героя Советского Союза и вручены Орден Ленина № 12718, Медаль «Золотая Звезда» за № 818. Начиная с 1.03.1943 г. он имел право на получение орденских денежных выдач.
         Это был первый Герой в дивизии. Его примеру последовали многие десятки воинов дивизии в последующих боях.
Несколько месяцев провёл в госпитале. После выздоровления снова вернулся на фронт в звании младшего лейтенанта. Служил в 213 стрелковом полку, командиром стрелкового отделения с декабря 1942 года по январь 1943 года. Был ранен вторично в руку и голову. С января по март 1943 года находился в эвакогоспитале на излечении. Демобилизован по состоянию здоровья в 1943 году.

Выписка из фронтовой книжки (хранится в фонде Чайковского краеведческого музея): 19.09.1942 - легко ранен в ногу; 9.01.1943 - тяжело ранен в голову.
        Во фронтовой газете в 1943 г. было опубликовано, перепечатанное затем в фокинской районной газете "Колхозник-льновод", стихотворение Михаила Матусовского «Семен Завьялов»:

Ветер порохом пропах,
Гимнастерка мокрой стала,
На прикушенных губах –
Привкус крови и металла.
Еле виден белый свет,
Тень холмов и мертвых пашен,
Перевязочный пакет
Кровью спекшейся окрашен.

Страшный взрыв его настиг,
Грунт под ним нетверд и шаток,
Пулеметчик ни на миг
Не бросает рукояток.

Пусть набит землею рот,
Кожух сбит и покорежен,
Но боец еще живет,
Но боец не уничтожен.
Жизнь и слава - впереди.
Вот что значит оборона –
До последних сил в груди,
До последнего патрона...

«Только бы еще прожить,
Не терять из виду цепи,
Только б ленту заложить,
Только б руки не слабели».
Путь фашистам перережь
Цепью дзотов и завалов,
Защищай любой рубеж,
Как боец Семен Завьялов.

         После демобилизации в 1943 году жил в селе Сайгатка, впоследствии в городе Чайковский Пермской области. В 1945 году ему были присвоены медали "За победу над Германией" (9.05.1945) и "За доблестный труд" (6.06.1945). Обе медали вручены через год Фокинским райисполкомом 20 июня и 9 августа.

         В Сайгатке работал старшим лесничим, с семьей переехал в служебную избу на пл. 40 лет Октября на окраине села. В 1949 году Завьяловы стали строить свой дом на выделенном участке, построили к 1952 году. В 1950 году Семён Акимович перешёл на работу десятником в тресте «Камлесосплава» - мерил сколько леса напили. 7 декабря 1955 года Завьялов был снят с воинского учета (согласно документу "Свидетельство об освобождении от воинской обязанности" выданному Фокинским Райвоенкоматом Молотовской области военнообязанному 1908 г.р. Завьялов сержанского состава запаса первой категории ВУС № 120 уроженцу д. В. Армязь Сарапульский район Удмуртской АССР. Подписан районным военным комиссаром подполковником Вяткиным(?)).
            В феврале 1963 года его парализовало, сказалось тяжёлое ранение головы. Умер 28 апреля 1963 года.
        В городе Чайковском  в его честь открыта мемориальная доска на здании Совета микрорайона Завьяловский по адресу ул. 40 лет Октября, дом 18, его именем названы район и улица, на площади Победы в 2005 году установлен бюст героя.

На родине Завьялова в деревне Нижний Армязь Камбарский район Удмуртия его именем названа улица. 

Имя С. Завьялова увековечено на Мемориальной стеле Героям Советского Союза у Вечного огня в городе Ижевске.

 


 

ТЕКСТЫ СТАТЕЙ О ЗАВЬЯЛОВЕ:

Кузьмин, Н. До последнего патрона / Н. Кузьмин // Огни Камы. - 1984. – 8 мая. – С. 4. 

— Это был жестокий бой.— рассказывает экскурсовод краеведческого музея. Посетители — группа ребят из местной школы, затаив дыхание слушают о подвиге прославленного земляка. И вот ребята представляют, как вражеские снаряды вспахали всю землю вокруг дзота, в котором находился пулеметчик Семен Завьялов. Немцы с криком бросились в атаку. Больше сотни их рвалось к дзоту...

...Выстоял русский солдат. Тяжело раненный в голову и ногу, он не бросил поле боя, бился с врагом насмерть. О подвиге уральца под Старой Руссой много раз писала фронтовая газета «За Родину". Об этом бое поэт Матусовский писал:

...Жизнь и слава впереди,
Вот что значит оборона.
До последних сил в груди,
До последнего патрона...

В книге «Уральцы в боях за Родину" есть такие строки: «До последних сил, до последнего патрона защищал Семен Завьялов родную землю. В схватке с сотней врагов, как былинный русский богатырь, он вышел победителем, уничтожив шестьдесят двух гитлеровцев...".

Кем он был, этот отважный солдат? Краеведы собрали материалы о С. А. Завьялове, которые бережно хранятся в нашем городском музее.

Семен Акимович Завьялов родился в 1908 году в деревне Верхний Армязь (ныне Сарапульский район Удмуртской АССР) в семье крестьянина-бедняка. Двенадцати лет он лишился родителей. До 1941 года Семен Акимович работал ветеринарным фельдшером в селе Сайгатка. С первых дней Великой Отечественной войны он ушел на фронт. Воевал на Северо-Западном фронте в 254-й стрелковой дивизии. После ранения и своего подвига в кровавом бою Семен Акимович несколько месяцев провел в госпитале.

Зажили раны отважного солдата, и он снова пошел сражаться с врагами. Теперь он уже был не рядовым, ему присвоили звание младшего лейтенанта. Завьялов получил назначение в другую часть. Но Семен Акимович не забыл свой родной полк, своих боевых товарищей, вместе с которыми он сражался в районе Старой Руссы. Он пишет им письма, рассказывает о своих боевых делах. Одно из его писем под заголовком «Привет друзьям» было опубликовано в газете. В нем говорилось: «Дорогие товарищи по оружию! Я всегда с благодарностью вспоминаю нашу часть, наших командиров. Они воспитали меня и вдохновили на подвиг в борьбе с врагами нашей Родины. Медаль «Золотая Звезда» и орден Ленина я ношу на своей груди, как знамя нашей части, где я впервые взялся за оружие. Раны, полученные во время той жаркой схватки, после которой мне присвоили звание Героя Советского Союза, зажили. После этого я снова был в боях. Сейчас ранен вторично в руку и голову, пять вражеских осколков сидят в моем теле, но и это не сломит моей воли. Выздоровею и снова пойду в бой. Нет конца моей  мести врагу».

Большой солдатский путь  прошел Семен Завьялов по дорогам войны. В победе над лютым врагом есть и его вклад. Как и миллионы других воинов, он завоевал мир для советских людей. После войны вернулся домой, работал десятником в тресте «Камлесосплав".

Земляки свято чтут память о герое. Его именем названы улицы в городах Удмуртии. В нашем городе именем С. А. Завьялова назван поселок, где он жил. На доме установлена мемориальная доска. На могиле героя всегда цветы.


Солодников, Г. «Жизнь и слава впереди»… : скупым языком документов / Г. Солодников // Огни Камы. – 1973. – 26 мая. – С. 3.

На древней новгородской земле неподалеку от города Старая Русса затерялась деревенька Сычёвка. Шумят вокруг нее вековые сосны. Переливаются под ветром сочные озими. А там, где огневой военный шквал пронесся над землей, жестоко перепахав ее и искорежив, трепещет листвой тридцатилетняя поросль. Вдоль берега полноводной Камы, зa тысячи километров от новгородщины, протянулось старинное село Сайгатка, давно уже вошедшее в черту города Чайковского. В белой кипени стоят по его огородам яблони, полыхают в палисадниках кисти сирени. Идут мимо села горделивые пассажирские теплоходы, снуют юркие катера, проплывают с полными трюмами грузовые суда. Кипит вокруг полнокровная радостная жизнь. В стороне от реки, на пологом взгорке, прошитый высоковольтными электролиниями, раскинулся поселок из одноэтажных, еще совсем нестарых домов. И хотя все эта три населенных пункта совершенно разные, все они связаны между собой одной судьбой - судьбой простого русского человека. Человека-труженика, человека-бойца.

***
— Скажите, пожалуйста, как проехать на поселок Завьялова?
— Завьялова? А-а... Поселок застройщиков. Так бы и говорили...
- Почему — застройщиков?
- У нас там в основном частный сектор — собственные дома с усадьбами.
— А почему — Завьялова?
— Кто его знает...
(Из разговора в Чайковском аэропорту).

* * *

С. САЙГАТКА, ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СЕЛЬСОВЕТА

- Уважаемый товарищ! В годы Великой Отечественной войны в нашей части служил Ваш односельчанин Семен Акимович Завьялов. В одном из боев осенью 1942 года он совершил замечательный подвиг... К сожалению, мы ничего не знаем о его дальнейшей судьбе. Убедительно просим, если Вам что-либо известно о С. А. Завьялове, сообщите нам... Если он, к счастью, жив и вам известно, где он находится, пожалуйста, сообщите его адрес. С солдатским приветом редактор газеты А. Никитин.                         9. 3. 59 года.

Д. Сычевка Старорусского района.

15. 9. 42 года противник под натиском наших подразделений потерял выгодный для него рубеж. Наши бойцы захватили 16 ДЗОТов и богатые трофеи. Несмотря на большие потери, противник поставил целью восстановить утерянное положение. Всякий раз наши бойцы отбивали его контратаки и отбрасывали на исходные позиции.

19. 9. 42 года после сильной двухчасовой артиллерийской подготовки противник, надеясь встретить на своем пути всё разрушенным огнем своей артиллерии, перешел в наступление.

Свыше 200 немецких солдат увидел перед собой пулеметчик. «К бою! Постоим за Родину!" — скомандовал Завьялов своему расчету, сам лег за пулемет в начал поливать свинцом наступавшие фашистские цепи. В это время разрывом вражеского снаряда засыпало амбразуру ДЗОТа, и стрелять из него было невозможно. Завьялов был ранен в лицо. Не обращая внимания на ранение, он выкатил пулемет на ДЗОТ и продолжал косить фашистов. Снова был ранен, на этот раз в голову. Кровь заливала глаза, мешала наводить пулемет в цель, но перевязывать раны было некогда, вражеские цепи приближались. С криком: «Врешь, не пройдешь! Фашистская гадина!» Завьялов продолжал уничтожать наседающего врага, воодушевляя своих товарищей возгласами: «Бей, товарищи, бей!».

Но вот осколком разбило короб и кожух пулемета, послушный «максим» вышел из строя. Уничтожив 48 фашистов из пулемета, Завьялов взял свой автомат и продолжал в упор расстреливать оккупантов. Вражеские осколки и пули засыпали храбреца, но Завьялов не дрогнул и уничтожил еще 12 фашистов. В этот момент он в третий раз был ранен осколком — выбило несколько зубов. Потеряв много крови, Завьялов перевязал свои раны в ближайшем блиндаже, а затем снова направился на огневой рубеж! В пути осколком был снова ранен — в бедро.

Завьялов, будучи тяжело раненым, уже не мог сам двигаться. Когда санитары стали выносить его с поля боя, превозмогая сильную боль, Завьялов обратился к товарищам с просьбой: «Бейтесь до последнего за каждый вершок родной земли!».

И благодаря железной стойкости и упорству т. Завьялова две контратаки были отбиты. Шестьдесят фашистов в этом бою нашли себе могилу от его рук.  (Из наградного листа, подписанного в полку 23. 9. 42 года).

***

Нет. Семен Завьялов не был к тому времени но-настоящему обстрелянным бойцом, хотя призван был в армию в самом начале войны. Он долгое время служил фельдшером в ветеринарной части и непосредственно в боях не участвовал. Но он видел боль и гнев советского народа, видел разоренные села и города. Ненависть копилась в его душе, кровью обливалось сердце. Рядовой Завьялов неоднократно обращался к командованию с просьбой направить его на передовую. Наконец, он был зачислен в пулеметную школу и в августе 1942 — года прибыл в боевую часть. 15 сентября было днем его огневого крещения. Уже в первых наступательных боях он показал свой бойцовский характер. Однажды вражеским осколком пробило кожух его пулемета, воину ошпарило кипятком и паром лицо. Товарищи отправляли Семена в санчасть, но он остался на позиции до конца сражения.

И вот новый, памятный для него и последний бой - 19 сентября. Через несколько дней об этом подвиге было рассказано во фронтовой газете. А позднее поэт Михаил Матусовский, в то время военный корреспондент, посвятил славному воину стихи.

Жизнь и слава впереди, —
Вот что значит оборона
До последних сил в груди,
До последнего патрона.
Путь фашистам перережь
Цепью дзотов и завалов,
Защищай любой рубеж,
Как боец Семен Завьялов!

И хотя сам Семен Акимович в то время лежал в госпитале, он продолжал бороться с врагом — воевать силой своего промера.

***

Всему нашему фронту известно имя знатного пулеметчика Семена Завьялова. На днях группа бойцов и командиров, с которыми раньше вместе служил тов. Завьялов, написала ему письмо.

«Дорогой Семен Акимович! Получили от тебя два письма, в которых ты сообщаешь о своем участии в бою и ранении. Одновременно мы прочли в газетах, что в этом бою ты уничтожил 62 фрица. Решили ответить тебе через нашу газету «За Родину!». Гордимся, дорогой Семен Акимович, твоими боевыми делами, твоим подвигом. Вместе с тобой будем мы без пощады бить фашистов.

Желаем тебе, Семен Акимович, скорейшего выздоровления и возвращения в строй защитников Родины...».

(Газета «За Родину!» Северо-Западного фронта, 23 октября 1942 года)

Дорогой земляк, доблестный воин Красной Армии, мы, граждане села Сайгатки, собравшись на митинг, посвященный 25-летию Красной Армии, горячо приветствуем тебя и поздравляем с высокой правительственной наградой за проявленную тобой отвагу, доблесть и мужество в борьбе с фашистскими захватчиками. Мы гордимся своим знатным земляком и обещаем, находясь в тылу, всемерно помогать вам, бойцам, в разгроме немецко-фашистских банд. Обещаем дать стране и армии больше хлеба, продуктов и сырья для промышленности. Да здравствует наша доблестная Красная Армия! Желаем тебе здоровья и успехов в борьбе с немецкими захватчиками.

(Телеграмма, отправленная из Сайгатки Завьялову в госпиталь 27. 2. 43 года).

***

Герою Советского Союза тов. Завьялову Семену Акимовичу.

За Ваш геройский подвиг, проявленный при выполнении боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, Президиум Верховного Совета СССР своим Указом от 14 февраля 1943 года присвоил Вам звание Героя Советского Союза.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. КАЛИНИН.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. ГОРКИН.

Москва-Кремль. 19 марта 1943 г.

** *

Коллектив редакции очень благодарен Вам за теплое и дружеское письмо. Мы опубликуем на днях его в газете с тем, чтобы все наши воины знали о Вас, знали о том, что первый герой части, имя которого у нас пользуется большой популярностью, в настоящее время жив и продолжает верно служить Родине на трудовом фронте...

Семен Акимович! Все послевоенные годы наши солдаты, сержанты и офицеры, несмотря на то, что ничего не знали о Вашей судьбе, всегда помнили о Вас и высоко ценили Ваш героический подвиг...

Нам известны многие имена героев части — их более 50. Но большинство из них совершило подвиги в боях за Днепр и в последующих боях. А вот о людях периода оборонительных боев мы мало что знаем...

Службу мы несем теперь за рубежом родной страны. Личный состав Вашей части свято хранит и поддерживает боевые традиции. Вам скоро должны написать преемники боевой славы о своих делах...

Редактор газеты А. Никитин. 18. 4. 59 г.

* * *

Здравствуйте, дорогой Семен Акимович, наш незабываемый однополчанин!

С большой радостью мы, воины части, в которой Вы в годы Великой Отечественной войны совершили героический подвиг, узнали о Вашей послевоенной жизни. Мы горды, что служим в части, которая воспитала немало Героев Советского Союза, и первым воином, получившим это высокое звание, были Вы, Семен Акимович.

Ваш подвиг служит для нас примером беззаветной преданности любимой Родине, примером мужества и отваги.

Каждый год, когда приходит молодое пополнение, первое знакомство молодых солдат с частью начинается с изучения её боевого пути, героических подвигов воинов. И первым называется имя отважного пулеметчика Семена Акимовича Завьялова...

Капитан Горшков. 11. 5. 59 г.

***

Писем было много. Писал еще и редактор Никитин, и капитан Горшков, писали сержанты и рядовые. Все они на примере подвига С. А. Завьялова учились самозабвенно и преданно служить Родине.

В 1962 году нашего героя-земляка разыскали юные следопыты с новгородщины. Его ответ ребятам был опубликован в Старорусской районной газете.

Давно уже нет среди нас Семена Акимовича. Но имя его будет жить до тех пор, пока существует часть, в которой он служил, пока есть и будет несокрушимая Советская Армия, пока стоит на камском увале поселок имени Завьялова. Будет жить вечно. Как прозорливо сказал в те военные годы поэт: «Жизнь и слава впереди...».

Г. СОЛОДНИКОВ


 

Завьялов, Ю. С. В одиночку противостоять и победить! : [об отце] : беседа с сыном Героя Советского Союза Юрием Завьяловым / записала Елена Деветьярова // Огни Камы. - 2007. - 12 мая. - С.  6.

Юрий Семенович ЗАВЬЯЛОВ похож на отца — Героя Советского Союза Семена Акимовича Завьялова. И не только внешне, что несомненно (его даже приглашали в Ижевск, чтобы сверить бюст Героя с живой копией), но и внутренне, характером. О том, каким запомнил Юрий Семенович отца, «Огня Камы» поинтересовались у него в канун празднования Дня Победы.

- Строгий, справедливый, но при этом, когда злился, нас (а у меня еще брат и сестра) даже пальцем не трогал, - рассказывает Юрий Семенович. - У отца был тяжелый взгляд. Ему достаточно было посмотреть на нас так, по-особому, и сразу все вставало на свои места, ошибки признавались и исправлялись. А еще я не помню ни одного такого случая, чтобы отец что-то пообещал и не сделал. Обязательный был. И меня всегда учил: «Юрка, Пообещал - кровь из носу сделай!».

Завьяловы приехали в Сайгатку в 1939 году из Удмуртии. Семен Акимович, окончивший ранее курсы ветеринарных фельдшеров, устроился здесь работать по специальности. И был единственным ветеринаром на всю Сайгатку. Случалось, ночь-полночь - стук в окно: «Семен Акимович, корова заболела!»». Завьялов запрягал свою лошаденку, которую выдали ему для таких поездок по району, и мчался на помощь. А в 1941 году в окно постучалась беда: - Семен Акимович дома? -  Дома. - Повестка ему на фронт.

Мать замесила тесто, вспоминает Юрий Семенович, испекла пироги. И уже на следующее утро глава семейства уехал в районный центр, а оттуда - на фронт. Воевать, правда, ему пришлось не сразу. Сначала исполнял свои ветеринарные обязанности. Но в характере Завьялова было другое. Юрий Семенович называет это прилагательным «шабутной». Завьялов вскоре сам попросился на передовую.

Пулемет «Максим» в руки, еще двух солдат на подмогу, патроны и ленты про запас - и вот ответственное задание для бывшего ветврача: на долговременной оборонительной точке (ДОТ) держать рубеж до прихода основных сил. Что ж, задание командования не обсуждается, даже если против тебя целый вражеский батальон. А немцы не преминули пожаловать. Так началось противостояние между советским военным трио и фашистским батальоном. «Максим» в руках Завьялова, надо сказать, палил метко. Но и немцы не лыком шиты, тем более в таком количественном преимуществе. А тут еще, на беду, после удара по ДОТу из пушки, Семен Акимович заметил, что одного из его подносчиков и след простыл, некоторое время спустя был убит и другой товарищ. Да и пулемет, задетый вражеским снарядом, уже отказывался служить, а деревянный ДОТ и вовсе разлетелся по бревнышкам. Но не в характере Завьялова сдаваться без боя. Помните: «Юрка, пообещал - кровь из носу сделай»? Задача - держать рубеж до прихода основных сил.

И он взялся за винтовку... К тому времени, как подоспела подмога, Семен Акимович, получивший в бою три ранения (в руку, в ногу и осколком в голову), уже истекал кровью. «Дайте закурить», - только и сказал он санитарам.

А дома, в Сайгатке, от главы семейства с нетерпением ждали весточки. Уже пошел шестой месяц мучительного молчания, отсутствия писем с фронта. Завьяловы, оставшиеся без казенного дома, куда заселился новый ветврач, мыкались по соседским углам. Жили как все, как многие, почти что впроголодь: 200 г хлеба на человека в сутки, перезимовавшая картошка с сайгатских полей. Таким был и их праздничный новогодний стол 1943 года. В ту ночь, когда больше не стало сил ждать, мучиться от неведения, нашли способ узнать, что случилось с любимым отцом и мужем и где он сейчас. Благо, помогли соседские старухи. Они-то знали, как ворожить.

-   Поставили стакан, взяли у кого-то взаймы золотое обручальное кольцо, привязали к нему материн волосок и опустили в сосуд, - рассказывает Юрий Семенович. - А нам, детям, сказали сидеть тихо, если не хотим с нечистой силой встретиться.

Долго пришлось так сидеть. Пока кто-то из бабулек не зашептал: «Егоровна, Егоровна (так, по отчеству, в деревне называли жену Завьялова - прим. Авт.)! Посмотри! Что-то показалось!». Пригляделись к стакану, а там белый уголочек, словно подушки, виднеется. И действительно, уже через неделю получили от Семена Акимовича письмо: «Не волнуйтесь, родные мои, жив, писать не мог, лежу в госпитале».

О том, что отца наградили, Юрка узнал по радио. К слову сказать, в том памятном бою Завьялов в одиночку уложил порядка шестидесяти фашистов. Но Юрий Семенович вспоминает, что радоваться отцовскому подвигу особо не пришлось, больше его грела мысль, что отец возвращается домой (ранения оказались серьезными и Завьялова демобилизовали). Героя Советского Союза встречал весь Фокинский район. Это был настоящий праздник: лошади с бубенцами, Юрке и его брату с сестрой сшили новую одежду из лоскутов. Долгожданная встреча произошла в фокинском клубе. «Юрка, вон отец-то», - зашептала мать и подтолкнула сына в сторону Семена Акимовича. Это было сначала робкое, а потом крепкое мужское объятие отца и сына.

Вернулся глава семьи с фронта, и зажилось сразу как-то легче. Объединенному семейству выделили сначала маленькую комнатушку при сайгатском лесхозе, потом - освободившийся амбар и 15 соток земли. Пришлось начинать все с нуля. А объявили победу, Завьялов и вовсе с головой окунулся в мирную жизнь. Устроился десятником в «Камлесосплаве», занялся хозяйством. Хозяйство, надо сказать, у него было знатное: сад, в котором рос даже виноград, грядки с дынями и арбузами. В свободное время - на рыбалку или на охоту. А места в Сайгатке хорошие, есть чем поживиться. Налимов килограммами, белок и глухарей приносил. А еще занялся пчеловодством. «Юрка, пошли мед качать!» - каждую осень звал сына. Мед Завьялов любил. Особенно свежий, только что из медогонки. «Юрка, выпьешь стакан меду?» - «Выпью!». Сыну - стакан, отцу - большую кружку. А после такого полезного напитка можно снова браться за дело. Юрке, например, очень нравилось плотничать. Часто с отцом. Еще чаще - в одиночку. Потому, когда в 1949 году объявили о наборе в ремесленное училище в г. Молотове, недолго думая, Юрий Семенович стал паковать вещи.

«Хочу быть столяром», - заявил он в училище. Но в те времена разговор был коротким. Будешь каменщиком, решили за него. Душа, однако, к такой работе у молодого Завьялова не лежала. Что делать? Пошел к директору училища писать заявление о переводе. И то ли вняло строгое начальство желаниям студента, то ли красовавшаяся подпись «Сын Героя Советского Союза Ю. С. Завьялов» возымела убедительную силу, но Юрия Семеновича перевели-таки в столяры, где он за 1,5 месяца догнал и перегнал тех, кто начал заниматься еще до него. Это был, пожалуй, единственный случай, когда удалось сыграть на отцовском звании. Сам Герой Советского Союза, признается Юрий Семенович, тоже ничего от этого не имел.

- Послевоенные годы были трудными, - поясняет мой собеседник. - Отец не участвовал ни в одном параде Победы, не пользовался никакими льготами. Он не дожил до этих времен. Ему назначили пенсию 400 рублей на всю семью из пяти человек. Оттого и приходилось ему работать. А в один «прекрасный» день его парализовало. Сказалось тяжелое ранение головы. Осколок, кстати сказать, тогда - в госпитале - ему не вынули. Врачи объяснили, что это приведет к смерти. Ранение головы и привело его к смерти. Два с половиной месяца мать жила с ним в больничной палате, ухаживала за ним. А 29 апреля 1963 года его не стало. Стыдно вспомнить, но даже на похороны Героя пришлось собирать по рублю - с родственников, коллег, знакомых...

Юрий Семенович, под стать отцу, тоже прошел достойный трудовой путь. После службы в армии устроился столяром в «Гражданстрой», потом - на «Лесозавод». Женился. В 1965 году решил круто изменить жизнь - пошел учиться на поммастеров. Десять лет работал на КШТ. Потом понял, что это ему не по душе, устроился в СУ-5. Оттуда и ушел на пенсию. У Юрия Семеновича двое детей - сын и дочь.

- Род Завьяловых небольшой, - рассказывает он. - У сестры Тамары трое детей. Еще двое - у брата Жоры. Подрастают внуки.

К слову сказать, правнуков у Семена Акимовича уже четверо. А один вообще носит имя Героя Советского Союза - Семен Акимович Завьялов № 2.

- Жаль только, что мало интересуется современная молодежь подвигом своего великого деда и прадеда, - сетует Юрий Семенович. - Ей почему-то неинтересно...


 

Спешилов, А. Пулемётчик Завьялов / А. Спешилов // Уральцы в боях за Родину : вып. 1. – Молотов (Пермь), 1944. – С. 23-27 : фот.

Семен   Акимович  Завьялов,   призванный   в   Красную   Армию   в   начале   войны,  был   зачислен  фельдшером  в  армейский   ветеринарный  лазарет.

Во   многих   прифронтовых   районах   Украины   и   Белоруссии  побывал   Семен   Акимович.   Видел   он  разрушенные   города,  выжженные  до  тла   села  и  деревни. По    проселочным       дорогам     и   без   дорог,   покидая      родные   места,  шли    на   восток   жители      недавно     еще    цветущих      колхозных   селений. Слезы    и   горе   матерей.     Страшные      могильники — рвы,         с  трупами  детей,   истерзанных       фашистскими   детоубийцами.

Вспоминал       Семен     Акимович       своих    ребятишек:      Тамару,   Юрия,  маленького   Жоржика.  Ведь  и  их  счастью  угрожал  немецкий   зверь. Нелегко   переживал   Семен   Акимович   разлуку   с   семьей.   В   письмах  к  жене  Марии  Егоровне  в  родное  село  Фоки,  Молотовской  области,  он   не   скрывал   своих   чувств: «Не   знаю,    Маруся,     мне    что-то   очень    грустно,    несмотря     на   то,  что   и  живу  я  хорошо...», «Домой,     Маруся,      как    мне     хочется.     Мое     сердце     изорвалось  о  доме...   Но   это   все   ничего.    Мы   должны   победить        заклятого   врага нашего   народа — Гитлера».

Жгучая   ненависть   к   врагу   не   давала   Завьялову   покоя.   Он   стал  настойчиво      просить     командование        об   отправке      его   на   передовую  линию.  Наконец,  просьбу  удовлетворили.  Ветеринарный  фельдшер  прошел   курсы   пулеметчиков   и   в   августе   1942  года   был   зачислен   наводчиком   в   одну   из   пулеметных  команд   фронтовой  части.

Местность,    где    занимала     оборону     часть    Завьялова,     была  крайне    пересеченной — леса,   овраги,     болота.  Здесь   фашисты     оборудовали   десятки   дзотов   и   укреплений,    заминировали   все   дороги   и   подходы  к  позициям,   склоны  холмов   окутали   проволокой.

Через    две  недели   после    приезда   Завьялова     на  фронт    был   дан  приказ   перейти   от  обороны   к   наступлению;   завязались   тяжелые   кровопролитные   бои.   С   первых   же   боевых   дней     Завьялов   показал     себя  умелым  пулеметчиком.   Ни  один  фриц   не  мог   ускользнуть   от   острого  глаза  наводчика.  Он  жестоко  мстил  врагам  за  все  их  зверства  на  русской   земле,   за   разлуку   с   семьей.   Наступающие   взводы    наших   пехотинцев,  имея  надежные  прикрытия,   вышибали   немцев   с   их  хваленых  «неприступных»  позиций.

      Самоотверженно       дрался    Завьялов,   Однажды,     во   время   особенно  горячего   боя,   вырвавшимся   из   пулеметного      кожуха   паром     ему   обварило   лицо.

      —  Неужели      ослеп? — тревожно       подумал     наводчик.     Превозмогая  жгучую   боль,   он   с   трудом   открыл   глаза.   Увидев   перебегающих  фрицев,   он  продолжал  стрелять.

      Товарищи      настаивали,    чтобы     Завьялов    немедленно     отправился  в   санбат.   Семен  Акимович  возразил:

      —  Сейчас   об   этом   и   думать   нечего.   До   тех  пор,   пока  вижу    и  целы   руки, — не   отойду   от   пулемета.   И   он   не   отошел,   пока  бой   не  окончился   победой.

      В   этот  день   наши     бойцы    прорвали    линию     немецкой    обороны,  заняли     шестнадцать     вражеских      дзотов.   В  дзотах   прорубили     новые  амбразуры   в   сторону   отступающего   врага.

      Через   несколько     дней   наша    разведка    донесла:    немцы    готовят  контрудар.     И,  действительно,     подтянув     резервы,    после   артиллерийской  подготовки  и   авиационной  обработки  переднего  края,  они  повели  наступление,  пытаясь  обходным   маневром  взять  в  клещи  наши  части.

      На   участке   Семена    Завьялова -  было     временное     затишье.   Пулеметный   расчет,  готовый   к   бою,   ждал  приказа.   Неожиданно   наводчика  вызвали  к  командиру  батальона.

      ... Завьялов,  захватив   с  собою  автомат   и  трехлинейную   винтовку,  пошел   к  командиру.

      «На   всякий   случай.    Может   пригодится», —  подумал   он.

      В  штабе   батальона   Завьялову   объяснили   задачу:   занять   дзот   на  опушке   леса   и   сдержать   контратаку   немцев   до   прихода   наших   подкреплений.

      Завьялов   добрался   до   дзота,   оглядел   хозяйство   своей   «крепости»,  проверил   станковый   пулемет   «Максима»         и  стал   приспосабливать     его  к  амбразуре,   которая   прорублена      была   наспех    слишком   высоко.

      Пока  он  делал  все  это,  немцы  открыли по  дзоту  бешеный  артиллерийский     огонь.   Взрывы     снарядов    превратились     в  один    сплошной  гул.   Поднимавшаяся        от   взрывов    земля     черной    копотью    закрыла  солнце.  Там,  где  только  что  был  холм,  чернела  глубокая  воронка,  там,  где   только   что   стояли   деревья,  — чистое   выжженное   место.   Вся   площадь   перед   дзотом   волновалась,   земля   дрожала   под   ногами,  ходуном  ходил   и  крепко  выстроенный  дзот.

Завьялов  не   обращал   внимания   на  канонаду.   Он  старался  сквозь  этот  хаос  заметить  врага   и  взять   его   на  придел.

     Все   ближе    ложились     снаряды.    Один    взорвался    совсем   рядом.  Дрогнул   бревенчатый    накат   дзота.  Пулемет     засыпало    глиной.   Едва  успел    Завьялов    очистить    пулемет     от  земли,   как   раздался   новый  взрыв.   Завьялор   выхватил    пулемет    из  амбразуры,    и  в  тот   же   миг  в   лицо   его   впились    осколки    снаряда.   Брызнула     кровь.   Затянуло  глаз.

      Наспех   перевязав    раны,   Завьялов   продолжал  наблюдать.

      Следующим      снарядом    разворотило    дзот.  Завьялов,    не  растерявшись,  выкатил   пулемет   на   открытое  место   и   замаскировался.

      Фрицы   были     уверены,   что   все  живое    сметено   артиллерийским  шквалом,     и,   не   ожидая     более   сопротивления,     поднялись — целым  батальоном  — из-за   своих   укреплений,   и  пошли   в   психическую   атаку.

      Все  ближе   и  ближе   фашисты.  Руки  пулеметчика   судорожно  сжимали    рукоятки     пулемета.    Требовалась     огромная    выдержка,     чтобы  преждевременно   не     нажать   на   спусковой  рычаг   и   не   выдать  своего  присутствия.

      Орудийная     стрельба    прекратилась.    Наступившая      тишина     была  жуткой,  резала  уши.

      Фрицы     приближались.      Уже    ясно    были    видны    лица    солдат,  «железные   кресты»   на   мундирах.  Шла   отборная   часть.

      Завьялов    совсем    прильнул     к   пулемету.    Кровь    пульсировала  в   висках.  Он   слышал  стук   сердца.  Напряжение   воли  заглушило  боль.  Все   ближе  и  ближе  немцы.  Почти  рядом.  Раздается  тупой  звук  строевого   шага   фашистского     батальона.   Семьдесят,   пятьдесят    метров...

      —  Получайте,     стервятники!  — И,    стиснув     зубы,   Завьялов     дал  длинную  очередь.   Десятки   немцев,   перерезанные   смертельной   полосой  свинца,   ткнулись  в  землю.   Остальные     залегли.   Потом,   прячась    за  укрытия,     поползли   к   дзоту.  Отважный      пулеметчик     снова   и  снова  валил  их  на  землю.  Уже   около   полусотни  скосил  Завьялов,  но  другие  с   остервенением    лезли    вперед.   Завьялов    ослабевал.    Раны   кровоточили,   гимнастерка    промокла     от  крови.   Решение — «стоять      до  конца,  удержать     рубеж   до   подхода   пехоты»  — было    непоколебимым.

      Немцы    выкатили     на  открытое    место   пушку     и  стали   бить   по  пулеметной  точке   в  упор,   прямой   наводкой.

     Для   перемены   позиции   у    Завьялова   не   было,  времени,   да  и   отползти   в  сторону —  значило   открыть   врагу   путь.

      После   каждого    снаряда   немцы    лезли   на  Завьялова,    но   попрежнему   получали  град   свинца.  Все   ближе    и   ближе   ложились   снаряды.  Один   взорвался   совсем   рядом.   Новые   осколки   впились    в   лицо.   Верный «Максим»   вышел  из   строя.   Осколками  разворотило  кожух,   повредило   замок.

      Немецкие     автоматчики     с  криками:    «сдавайся,    рус!»  бросились  к  Завьялову.

      Он   схватил   автомат.

—  Врешь! — приподнявшись        крикнул    он   немцам. —  Я   жив   еще...  Живыми   советские   люди   не   сдаются. — Каждого,   кто   поднимал  голову,  Завьялов    уничтожал    одиночными      выстрелами,    короткими     очередями…

Кончились      патроны.   Завьялов    терял    силы.   Земля   уходила    изпод  ног.  Но  он  продолжал  обороняться  до  тех  пор,  пока   не  подоспели  на  подмогу  его   друзья  из  боевого  расчета.

     Завьялов,   израсходовав   все   магазины   автомата,   отстреливался  из  винтовки.    Дзот   был    разбит,   пулемет    разворочен,    площадь     вокруг  усеяна   стрелянными      гильзами,   а   в  тридцати-сорока    шагах   валялись  фашисты.

      —  Заряжайте    магазины, — охрипшим        голосом   крикнул     Завьялов.

     И   снова   заговорил  автомат   в   руках   героя.   Немцы,  не   выдержав,  поползли   обратно.

     К   позиции   подходила   наша   пехота. Завьялов   с   винтовкой  первым  бросился  в   штыковой  бой.

     ... Раненого   Завьялова  подобрали  санитары.  Но   он  видел,  как  захлебнулась     контратака    немцев;    до  него  донеслось     могучее   русское  «ура»,   оно   перекатывалось   уже   где-то   далеко,   в   расположении   врага.

      Весть   о   героическом   подвиге   пулеметчика     Завьялова   разнеслась  по   всему   фронту.

      Поэт  Михаил   Матусовский   посвятил   ему   стихи:

                        Жизнь   и   слава  впереди,—
                         Вот  что  значит  оборона 
                         До  последних    сил   в  груди,
                         До   последнего   патрона.
                         Путь   фашистам   перережь 
                         Цепью   дзотов   и  завалов,
                         Защищай   любой   рубеж,
                         Как   боец  Семен  Завьялов.

      До  последних  сил,   до   последнего  патрона  защищал   Семен   Завьялов   родную    землю.   В  схватке   с   сотней   врагов,   как   былинный   русский   богатырь,   он  вышел   победителем,   уничтожив       шестьдесят   двух  гитлеровцев   и,   трижды   раненый,   не   покинул  защищаемый   рубеж.

      Семену    Акимовичу      Завьялову     присвоено    звание   Героя    Советского  Союза.


 

Кулемин И. Г. Героев наших имена. - Ижевск, 1975. - С. 29-31.

«ДО ПОСЛЕДНИХ СИЛ В ГРУДИ...»

Завьялов Семен Акимович родился в 1908 году в деревне Верх-Армязь Сарапульского района. Накануне Великой Отечественной войны работал приемщиком леса на Сарапульском рейде, жил в Сайгатке.

Это произошло в сентябре 1942 года в районе деревни Сычево Ленинградской области. Одна из частей Северо-Западного фронта, потеснив противника, отбила выгодный рубеж, захватила несколько вражеских укреплений. Первые контратаки фашистов захлебнулись.

Командир пулеметного отделения красноармеец Семен Акимович Завьялов хлопотал у своего «максима», когда его вызвал комбат:

—           Вот что, Завьялов. Немцы будут еще пытаться отбить этот район. Мы его отдать не можем. Там, на фланге, есть один расчет, но командир его выбыл. Ты его заменишь.

—           Есть, — ответил Семен. Жаль было покидать друзей, но приказ — это приказ.

Шестнадцать бывших немецких блиндажей притаились между холмами леса, у оврагов. Их наскоро подправили, прорубили амбразуру на запад. Из щелей была видна колючая проволока, во многих местах поваленная и порванная. Пока Семен устраивал «максим», подправлял амбразуру в облюбованном дзоте, давал короткие распоряжения о пополнении боеприпасами, он так и не успел познакомиться с расчетом. А позднее этому помешали фашисты, начавшие артиллерийский налет. Снаряды два часа рвали и кромсали землю вокруг пулеметчиков, затем появилась пехота.

«Многовато их»,— подумалось Завьялову.

Он дал длинную очередь. Присмотревшись, начал бить на выбор, экономя патроны. Фашисты залегли, а их артиллерия снова принялась молотить по переднему краю. Точно нацеленный снаряд разорвался возле амбразуры Семена, засыпал ее землей. Горячий осколок сорвал кожу со лба пулеметчика. По лицу потекла кровь. Следующий взрыв разворотил весь накат, а новый осколок полоснул Завьялова по голове.

Оставаться в засыпанном, разрушенном блиндаже не имело никакого смысла. Расчет перебрался в стрелковую щель, отрытую в стороне. Отсюда пулеметчики отбили еще несколько атак гитлеровцев, пока осколок не разбил пулемет. «Максим» замолчал.

Фашисты вновь поднялись. Очередную атаку Семен и его товарищи встретили огнем из автомата и винтовок. В это время бесстрашного пулеметчика ранило в третий раз: осколок вонзился в щеку и вышел через другую. Сплевывая кровь и осколки зубов, Семен наложил новую повязку на голову.

Бой не прекращался. Четвертый раз Завьялова ранило в бедро.

От большой потери крови мутилось сознание, руки слабели с каждой минутой, глаза теряли зоркость — фигуры фашистов расплывались.

«Прорвутся фашисты...» — тускло проползла мысль.

Завьялов напрягся, чтобы оторвать от земли обессилевшее тело, и тут же ткнулся лицом в мокрый от дождя и крови песок.

В полубреду он слышал, как подоспела подмога, как загремело могучее «ура-а!», почувствовал, как его подняли и понесли.

Перед позицией расчета Семена Завьялова тогда насчитали шестьдесят два убитых фашиста.

23 сентября командир полка представил пулеметчика к высшей правительственной награде. 14 февраля 1943 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о присвоении красноармейцу Семену Акимовичу Завьялову звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Слава о его подвиге разнеслась по всему фронту. Поэт Михаил Матусовский писал в те дни:

Жизнь и слава впереди —
Вот что значит оборона
До последних сил в груди,
До последнего патрона.
Путь фашистам перережь
Цепью дзотов и завалов,
Защищай любой рубеж,
Как боец Семен Завьялов.

В том же году Семена Акимовича по состоянию здоровья демобилизовали. Он вернулся в родное село Сайгатку. Поступил на Сарапульский рейд приемщиком леса. Там и работал, пока здоровье окончательно не сдало. В 1963 году С. А. Завьялов умер.


 

Дополнительная информация:

История деревни Нижний Армязь

Чем глубже корни дерева - тем крепче и его ствол и раскидистей ветви, тем мощнее противостоит оно бурям и непогоде, морозам и засухе.
Без прошлого не бывает настоящего, и самое удивительное, величественное будущее - в свершениях, труде, повседневности настоящего.
Это так, это не требует доказательств. Но все равно привычные истины эти приходят в голову, когда начинаешь думать о судьбе того края в котором живешь, где твой отчий дом, где ты рос и откуда по дороге жизни пойдешь.
Человеческая память не вечна. С годами забываются даты, события, человеческие судьбы, факты.
Деревня Нижний Армязь...
Совсем немного места занимает она на карте Камбарского района. 
Находится деревня на северо-западе от города Камбарка в 33-х километрах. 
Раньше вокруг деревни был густой лес, которые помнят наши деды, но в годы Великой Отечественной войны лес вырубили. Вот она земля, по которой течет маленькая речка Армязь, вот она холмистая, луговая, то полевая, почва земли дерново-подзолистая. И, на чем не остановишься взглядом, все говорит не только, о ее настоящем, а непременно напомнит прошлое...
Так с чего же начиналась наша история?
Давным, давно на берегах небольшой, но полноводной реки Армязь поселилось древнее племя аров. Оно возделывало землю, занималось рыболовством, охотой. Где - то, далеко от них было большое и сильное государство Русь. Русские люди прослышали о богатых землях на востоке, сначала сюда побежали от крепостной зависимости беглые крестьяне, которые организовались в отряды, и которые стали отвоевывать земли для своих семей. Они двигались все дальше на восток. Место хорошее, совсем рядом в 7 -ми километрах протекает большая река Кама, освобожденная от лесов земля, и речка Армязь, в которой много было рыбы, заходившей в половодье из реки Кама. 
Местное племя оказывало сопротивление, но силы были не равные, и они были вынуждены покинуть эти места. Уходя, вождь племени, а это была женщина, по преданию, колдунья, сказала: « Мы уходим, и воду уводим за собой...» 
С тех пор, как говорят старые жители деревни Армязь, р. Армязь обмелела, а где зарождалась и где было основное русло, вода совсем исчезла, ушла в землю. С той поры сухое русло реки и его пойма получило название «Сухой Армязь...»
«Сколько себя помню, столько помню и свою деревню,»- такими словами начинают свой рассказ наши сторожила. Речка, холмы, овраги, леса, и дороги. Лишь с виду кажется, что холмы и леса стояли на одном месте».
«Раньше дорогим с Ведреца на Армязь не было, кругом стояли леса, а поля разделывали на холмах, которые сейчас все поросли лесом. Потом уже стали корчевать лес и пробили первую дорогу на Армязь через Болото Березовое. А раньше до города Сарапула два дня добирались: через гору на Зелени, через речку Шолью, через Гоголи, потом уже на нижний Армязь и уже потом на Ершовку и Сапрапул».
«Жили до революции единоличными хозяйствами. От зари до зари трудились на своем подворье все : с мала, до велика. И спали порой не раздеваясь, чтобы встать пораньше и больше успеть сделать. Земли обрабатывали сохой, сеяли из решета, молотили вручную. В крестьянском дворе лошадь, коровы, свиньи, овцы, птица разная была. Лучшие земли и в большом количестве были, конечно, у богатых мужиков, Бедные тоже землю имели, но мало, от 5 до 9 га. Концы с концами еле сводили, нанимались к богатым на работу, Кулаки скупали хлеб, сбывали его, имели много амбаров, Наживались за счет мельниц, пилорам, пилили лес, а потом его продавали.
В феврале 1917 года разнеслась весть: царя свергли. Люди в деревнях темные были: «Как , так царя нет? Как дальше жить без царя?»
Помнят и гражданскую войну, когда все перемешалось: в белых отец, дядя, а в красных сыновья. Три раза проходил фронт через деревню Верхний Армязь. В деревне Шолья, белые приходили, искали по домам красных. 
Через деревню Нижний Армязьи белые и красные части проходили. Деревня делилась: кто в белых, к то в красных. Богатые мужики подговаривали бедных идти против Красной Армии. 
Самые ожесточенные бои шли в д. Н-Армязь. Снаряды попадали иногда под окна. Людям приходилось прятаться в погребах или убегать в лес. Иногда даже не понятно было, кто в деревне белые или красные? Днем могли быть красные, к вечеру белые или наоборот.
17 ноября 1918 года 4-й сводный полк дивизии Азина, получив приказ, ночью по полуразрушенному мосту перешел реку Кама и без боя занял село Ершовку. 
Затем, проведя артподготовку азинцы, после нескольких атак на позиции белых заняли деревни Верхний и Нижний Армязь и отогнали белых на 15 верст. Однако вскоре белые контратакой взяли деревню Нижний Армязь и только после того, как на другой день мороз сковал лед и на левый берег Камы переправилась кавалерия азинцев, они вновь вернули деревню Нижний Армязь.
В году гражданской войны на барже смерти были замучены односельчане: это Зотин Иван Аверьянович и Созыкин Петр 
На мемориальном памятнике в центре деревни Армязь стоят два скромных обелиска. 
В честь двух бойцов Красной Армии, которые погибли во имя Победы революции. Они всегда будут напоминать о днях минувших, о днях нашей истории.
В 1929-1930 годах стали организовываться первые сельскохозяйственные артели. Они назывались экономиями. Каждая экономия имела свой номер. Затем экономии переименовали в колхозы: В д. Н-Армязь был колхоз им. Буденного.
В 1952 году произошло объединение пяти колхозов в один имени Чапаева. Председателем был назначен Курсаков Михаил Иванович, очень требовательный, строгий, ответственный коммунист- 25-ти тысячник, таким его командировала партия коммунистов г. Сарапула.
Колхоз был передовым, была строгая дисциплина. В колхозе хорошо было развито и растениеводство и животноводство. В декабре 1958 году трагически погиб.
В сентябре 1959 года на смену ему был послан из города Сарапула, работать в качестве председателя Килин Аркадий Васильевич.
(из его воспоминаний)
В 1956 году поступил учиться в советско-партийную школу, а 01 сентября 1959 года закончил учебу. Вернулся домой в город Сарапул, а 9 сентября вызвали меня в горком партии, где предложили поработать инструктором райкома партии. Но обстановка неожиданно изменилась. Необходимо было возглавить руководство в колхозе им. Чапаева Сарапульского района в д. Н-Армязь (центральная усадьба). Меня вновь вызвали в горком партии, разговор был коротким. Я возразил, что не готов к работе в качестве председателя колхоза. Секретарь горкома тов. Мерзляков стукнул кулаком по столу и сказал: « А для чего тебя три года учили? Завтра на том берегу Камы в 9 часов утра будут ждать две машины, все.» , вот и весь разговор. 
Да и понятно ведь в то время обстановка была сложной, все силы были брошены на подъем сельского хозяйства. Так и началась моя трудовая, нелегкая и беспокойная работа. 
В 1977г. организовался совхоз «Ершовский» директором был Демидом Тимофей Лукич;
С февраля 1978 года директором стал Ян Николай Францевич, затем Рогатнев Василий Семенович, Григорьев Михаил Анатольевич ;
В 1992году организовался совхоз «Армязьский» директором был Мухаметов Ильфас Назимович.
С 1996 года на базе совхоза «Армязьский» образовалось ТОО «Армязьское», 
с 02 апреля 1996года директором избран Суслов Николай Иванович;
С 26 апреля 1999 года хозяйство стало называться СПК колхоз «Восход» директор Суслов Николай Иванович.
В настоящее время ООО «Нива» директор Суслов Николай Иванович.
Все, что проходит в нашей жизни, хранит наша память. Но память человека неподвластно хранит то, что предназначено для поколений. И тогда мы обращаемся к реликвиям.
Есть реликвия особого рода, их хранят как святыню. Это письма. И мы храним письмо полковника в отставке, который рассказывает о подвиге Героя Советского Союза Завьялова Семена Акимовича, в честь которого названа одна из улиц в нашей деревне.
В 1963 году Завьялов С. А. скончался.
Но и в наше время молодым приходится воевать. С болью в душе и в сердце вспоминает наш Армязьский народ о гибели Чернышева Владимира Егоровича, который погиб 02 октября 1984 года, выполняя свой интернациональный долг в Афганистане. В честь его названа улица, на которой он жил, вырос, на доме и в школе установлена мемориальная доска.
В центре деревни, рядом с памятником погибшим в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., воздвигнут обелиск.
Жители деревни помнят и чтят земляка. Для нас он остался всегда двадцатилетним.
Время бесконечно, и жизнь народа должна быть вечной. И пусть эта страница окажется не последней.
Быть может, кто-то продолжит этот разговор и впишет новую, свою страницу о нашем милом АРМЯЗЕ....



 

История села Ершовка

 

Село Ершовка расположено на левом берегу реки Камы, напротив города Сарапула. Исторически эти земли относились к Башкирии. Освоение русскими этих земель начинается после победы над Казанским ханством. В 1595 году строится крепость на реке Сарапулка, она разрастается в село Вознесенское. В это же время на противоположном берегу появляется маленькое поселение рыбаков. Население было русским, т.к. заселение земель шло из Перми, вдоль Камы. Жители занимались ловлей рыбы, отсюда и название - Ершовка.

К середине XIX века Ершовка становится довольно крупной деревней. В 1834 году был открыт молельный дом, а в 1841 году - первая деревянная церковь. С этого года Ершовка становится селом. Жители занимались земледелием и торговлей. Продавали зерно, лес. Торговля велась по Каме.

В начале ХХ века в селе располагались две школы: церковно-приходская и светская (земское училище). В 1904 году на средства местного купца Татарских Семена Романовича было построено новое, каменное здание школы.

16 октября 1918 года земские школы были упразднены декретом Народного Комиссариата Просвещения. Введена единая трудовая школа.

В 1922 году, после Гражданской войны, в Ершовке стали образовываться первые пионерские отряды. Первыми пионерами были Андрей Петрович Зайцев, Татьяна Александровна Ярушина, Екатерина Николаевна Соболева. Пионеры помогали в ликвидации неграмотности на селе.

До войны и после Ершовская школа единственная в округе давала среднее образование, поэтому в ней обучались дети из разных сел и деревень, даже из Сарапульского района. Это п. Борок, ст. Армязь, д.В.Армязь, д.Н.Армязь, с. Ведрец, д. Килино Поле, п. Нечкино, с. Яромаска, с. Дулесово, пр. Симониха, д. Кремлево. д. Ванчики. (№ 3)

Всего обучалось более 800 человек. В селе в это время проживало около полутора тысяч человек.

Спортзала и столовой не было. Школа до 1967 года отапливалась печами. Дрова для школы заготавливали дети, завхоз, учитель труда.

В первые годы советской власти было очень тяжело: не было электричества, одна керосиновая лампа на класс, не хватало книг.

С окончанием Гражданской войны началась реформа деревни. Большевикам требовались деньги на восстановление и укрепление обороноспособности страны. Для этого со второй половины двадцатых годов начинается создание коллективных хозяйств (колхозов и совхозов). С этой целью земля объединялась, имущество крестьян объявлялось общей собственностью. Те, кто не желал принимать новые порядки, объявлялись кулаками и врагами народа, их высылали (чаще в Сибирь), имущество конфисковывали в пользу колхозов.

Раскулачивание и коллективизацию очень ярко описала Балтина Марция Ивановна. Она родилась в зажиточной семье, у них было две коровы, лошади. В Гражданскую войну ей было десять лет. Она вспоминает, что было очень страшно, часто были артобстрелы Ершовки с Сарапульского берега. Они прятались в подвале церкви. Часто приходилось уходить в лес, вместе с собой брали скотину, жили в лесу по два - три дня (прятались). Объясняла, что иначе скотину либо солдаты прирежут, либо снарядами убьет. А однажды ночью белые подожгли Ершовку. Тогда сгорело около ста домов.

С окончанием войны стало только хуже: началась коллективизация. Семья Марции Ивановны, как и многие другие, отказалась вступать в колхоз. Тогда из уездного города Осы (Ершовка относилась к Осинскому уезду Пермской губернии) прислали солдат, и многие семьи были выселены за Урал. Переселяли на пустые места; чтобы выжить, строили землянки. После первой зимы многие дети и старики умерли. Марция решила вернуться в Ершовку. На дорогу домой у нее ушло около пяти лет. Вернулась она взрослой девушкой, вышла замуж, стала работать в колхозе.

В Ершовке первый колхоз был образован в 1931 году. Первым председателем был Строганов Петр Ильич. Ему помогали бухгалтер и кассир-счетовод. С 1939 года бухгалтером работал Балтин Василий Михайлович, кассиром-счетоводом - Таначева Агриппина Степановна.

В первую очередь в колхоз забрали лошадей. Село было поделено на три бригады: Нижняя - 1 бригада, Средняя - 2 бригада, Верхняя - 1 бригада. Лошадей в каждой бригаде было боле 20, перед войной их стало около 60 на каждую бригаду.

Ферм не было. Скотину держали в конюшнях раскулаченных богатых хозяйств. Дояркам приходилось ходить по домам, чтобы доить и кормить коров. Первые фермы были построены к 1938 году.

В Ершовке было два колхоза: «Памяти Ленина» (позднее переименован «Имени Ленина») и «Рыбак» (занимались ловлей рыбы).

Колхоз имел комплексное хозяйство: выращивали зерновые, разводили птицу, держали пасеку (пчеловодом тридцать лет проработала Короткова Клавдия Тимофеевна), много было коров.

Выращивали просо, гречиху, пшеницу, рожь, овес, чечевицу, вику, горох, калигу, картофель, турнепс, репу, свеклу.

За работу в колхозе платили продуктами. За трудодни давали зерно, мясо, солому, шерсть, мед. Продукты выдавали по остаточному принципу: сначала выполняли госпоставки, а потом остатки распределяли между работниками, иногда часть заработанного выдавали деньгами.

Кузьма Иванович Ехлаков начал свою трудовую деятельность в 3-4 классах: по договору с Камбарским спичечным заводом «Искра» плел лапти. В 1941 году он первый раз участвовал в колхозной посевной. Вместе с другими мальчишками боронил. Сеяли вручную, борону таскали на себе, т.к. техники было очень мало. Вспоминал, что, когда пригнали первый трактор, на него сбежалась посмотреть вся Ершовка. Трактора были колесные, на железных шинах. Хотя трактора появились, но большинство работы выполнялось вручную или лошадьми. Местный кузнец Балтин Николай Васильевич сделал конные косилки, жатки. Работы было много, на посевной и уборочной работали от зари до зари, пахали ночами. Ребятишки постарше помогали: стояли на прицепе. Платили за работу мало, многие ходили в лаптях. Не было денег на обновки, одевались бедно. После войны в 1952-53 годах в колхозе создается довольно большой тракторный парк, становится легче. Кузьма Иванович учится на механизатора, работает им до пенсии. Он неоднократно получал награды и благодарности за добросовестный труд.

Война 1941-1945 годов оставила свой страшный след в судьбах жителей села. Почти все мужчины ушли на фронт. Погибло около двухсот односельчан, многие вернулись ранеными. Ершовцы сражались на Западном и Восточном фронтах, в освобождении Европы и взятии Берлина. Среди земляков есть три Героя Советского Союза. Это Кирьянов Павел Николаевич, Завьялов Семен Акимович, Таначев Василий Александрович.

Среди земляков были и те, кто воевал за линией фронта. Это Антонов Михаил Алексеевич, Копотев Павел Дмитриевич, Коротков Борис Михайлович.

Очень тяжелой была жизнь Ершовки во время войны. Из села ушли почти все мужчины, вся работа легла на плечи женщин. Кроме сельскохозяйственных работ на колхозников возложили обязательные лесозаготовки. Женщинам приходилось по пояс в снегу трелевать лес, рубить сучья, таскать бревна.

Женщины косили, жали, возили навоз и сено. Платили очень мало, по 8 кг муки. Часто женщины пытались уйти на заработки в лесхоз или на железную дорогу. Там, хотя работа была тяжелой, но за нее платили деньги.

Во время войны в колхозе появились первые трактористки-женщины. Это Сухоплюева Наталья Михайловна, Шергина Зоя Ивановна, Короткова Анна Федоровна, Зайцева Анна.

Конец шестидесятых - начало семидесятых годов - это время расцвета села. Строятся новые, кирпичные фермы, механизируется производство (дойка, канализация), расширяется машинный парк. Строится зернохранилище и зерносушилка. В селе строится Дом культуры, пристрой для школы, общественная столовая, Дом Быта. Колхоз занимает первые места в районе по надоям и урожайности.

Ершовская школа в это время переживает расцвет. С 1949 года выпуск десятого класса стал постоянным, из тринадцати человек первого выпуска одиннадцать стали учителями. Ершовская школа много раз становилась первой в спортивных соревнованиях, неоднократно принимала участие во всесоюзных выставках народного хозяйства. Получали первые места в соревнованиях по стрельбе.

Начало девяностых годов тяжело отразилось на судьбе села. Колхоз «Рассвет» сначала был переименован в ТОО «Ершовское», а затем в 1999 году объявлен банкротом и ликвидирован. Многие жители села потеряли работу, резко возросла преступность (особенно кражи), алкоголизм. Многие уехали в поисках работы. Молодежь почти вся после окончания школы ищет работу за пределами Ершовки.

В последнее десятилетие наблюдается некоторое улучшение ситуации. В селе появились частные предприниматели, занимающиеся продажей древесины. Часть жителей работают в Сарапуле, на Горьковской железной дороге, на Армязьском молокоперерабатывающем заводе.

В селе было построено новое здание школы, вновь открыта церковь, возрождаются подзабытые традиции сельских праздников: Троицы, Масленицы, Святок.



 

ИСТОРИЯ ШОЛЬИ

В далеком 1906 году на левом берегу Камы, в 17 км от Камбарки в сторону Сарапула, началась вырубка леса, подготовка для строительства железнодорожного полотна Транссибирской магистрали Казанского направления (Свердловск – Казань). В это время и появляются первые рабочие бараки на месте нынешней железной дороги казармы и старого железнодорожного вокзала.

В период с 1906 по 1914 год увеличивается число рабочих для строительства железнодорожного моста через реку Шолья, и на правой стороне от железнодорожной насыпки дополнительно строятся рабочие бараки, пущена в ход первая лесопилка (пилорама) и строятся землянки как на берегу реки Кама, так и на правой стороне вдоль железнодорожного полотна. Рабочая сила прибывала из Сарапульского уезда, Камбарки, Башкирии и Татарии, а также из Вятской губернии.

В 1914 году построена станция, и по железной дороге прошли первые паровозы в сторону Сарапула. Первым начальником и дежурным по станции была Петраченко Ольга Николаевна.

С 1915 по 1924 год заселяются Святаевский и Тоначевский кордоны, а на реке Армязь, в 6 км от станции Шолья, появляется хутор с плотиной и своей мельницей.

В период с 1924 по 1932 год население Шольи составляло 130 человек. Начинает застраиваться берег Камы, появляются жилые дома. На месте нынешнего участка школы строятся барак-клуб, конный двор, магазин, пекарня и столовая. На месте нынешней территории ЛПХ вводятся в строй пилорама от Камбарского леспромхоза, мастерские и гараж (там, где сейчас начинается ул. Октябрьская). Пилорама перерабатывала лес, который поступал из Яромаски Сарапульского района плотами по Каме. Камбарский район начал обеспечиваться дровами, а пиломатериал шел на мебельную и другие фабрики г. Сарапула. В это же время в поселке открывается и начальная школа (первый директор Пестова Зоя Петровна) на 37 учащихся (на месте дома Покровских – ул. Рейда, д. 16). Напротив школы появляется первый магазин Камбарского сельпо.

В период с 1932 по 1940 год на правой стороне железнодорожного полотна, в 1 км вверх по реке Шолья строится новый жилой комплекс – Лупишинское лесничество. Первым лесничим был Лысенков Николай Ильич. Лесничество насчитывало 113 кварталов и 11422 га леса. Начала работать лесотехническая школа, были построены три общежития, два жилых барака, столовая и контора лесничества. В это же время открылось почтовое отделение (здание стояло на месте дома Носкова за линией). Первым начальником почты была Порываева Е. Одновременно в поселке и в лесничестве появились радио и телефон.

В августе 1941 года в поселке формируется 357 – я стрелковая дивизия. В послевоенные годы ведется застройка центральной части Шольи, которой в 1944году был дан официально статус рабочего поселка.

В 1951 году почта переселилась на улицу Школьную (начальник Короткова В.И.).

В 1956 году на территории поселка был построен детсад (первая заведующая Балбердина Г.М.). Школа стала семилетней (директор Зубов В.А.). Построено новое здание местного Дома культуры (заведующий Захаров В.Н.). леспромхоз становится перевалочной базой от 81 цеха Ижевского металлургического завода (директор Кряжевских А.). За железнодорожной линией образуется участок лесхоза от Камбарского лесничества со своей инфраструктурой (3 цеха, гараж, мастерские, котельная и контора). Начальником участка был Романов Алексей Архипович. Лупишинское лесничество переименовывается в Мазунинское.

В 1960 году в поселке появилась больница – стационар, её первым заведующим был Сергеев А.Л. Поселок особенно быстро начинает разрастаться в 60-е – 70-е годы. Появились первые каменные двухэтажные дома на улице Комсомольской, выросли красивые частные дома и госквартиры на улице Юбилейной. По железной дороге вместо паровозов пошли первые тепловозы. Шольинский леспромхоз переходит в ведение управления топливной промышленности Удмуртии, а его директором становится Петров Алексей Демьянович. Строятся новые цеха: мочальный, сувенирный, стружечный, паркетный, электростанция-котельная, гараж, токарный цех и кузница.

С 1965 года школа переросла в среднюю. Поселок продолжает застраиваться как в сторону Осинника, так и в районе лесничества. Появились новые улицы: Победы, Молодёжная, Советская. Строится новая железнодорожная станция, электрифицируется участок железной дороги.

В 1984 году начинают ходить электропоезда.

В 1985 году Мазунинское лесничество переименовывается в Шольинское.

В настоящее время в селе, насчитывающем 1630 человек, проживает 11 национальностей. Больше всего русских – 55%, татар – 31%, удмуртов – 11%, марийцев – 1,7% и других национальностей – 1,3%.

В селе сейчас 21 улица и 4 переулка, функционирует Шольинская средняя школа, детский сад «Ёлочка», МУ ИКДЦ «Лесник», библиотека, Шольинская участковая больница. Имеется филиал сбербанка, почтовое отделение, 9 магазинов.

Поселок имеет название по имени реки Шолья. Шолья – на одном из наречий финно-угорской группы переводится как река Лесная (река Лесная – Шолья).

с сайта: http://www.kamrayon.ru/poseleni/sholinskoe/svedenia/history/



 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Завьялов С. А. : крат. биография // Памятники города Чайковского / сост. С. В. Вылегжанина. - Чайковский, 2007. - С. 42-43.

Завьялов С. А. // Герои Прикамья : биографический справочник / сост. З. Р. Козлова. – Пермь : Пушка, 2006. – С. 69 : фот ; библиогр. 

Завьялов С. А. // Звезда Героя : указ. лит. к 60-летию Победы / сост. Ю. В. Демина. - Пермь, 2005. - С. 76-77.

Завьялов С. А. // Их помнит мир спасённый… : Книга Памяти и Подвига Фокинского (Чайковского) района / авт.-сост. В. И. Якунцов. – Пермь : Раритет-Пермь, 2001. – С. 9 : фот.

Жаворонкова, Р. К. Фокинцы и Чайковцы на страницах местной печати : список литературы // Труженики тыла – фронту (1941-1945 гг.) : на материалах Фокинского (Чайковского) района : первые городские краеведческие чтения 29 апр. 1995 г. / сост. В. И. Якунцов, Р. М. Романова. – Чайковский, 1996. – С. 37.

Завьялов С. А. // Наши земляки. - Ижевск, 1995. – С. 46-47.

Пулемётчик из Сайгатки // Золотые Звёзды Прикамья : сборник / сост. И. А. Кондауров, С. И. Мокроусов. – 4-е изд., испр. и доп. – Пермь : Кн. Изд-во, 1988. – С. 116-117.
              То же. - Пермь, 1974. - С. 135-136 : фот.
              То же. - Пермь, 1969. - С. 143-144 : фот.
 

Завьялов С. А. // Герои Советского Союза : краткий биографический словарь. В 2 т. Т. 1. Абаев – Любичев / пред. ред. коллегии И. Н. Шкадов. – М. : Воениздат, 1987. – С. 518-519 : фот. ; библиогр.

О присвоении звания Героя Советского Союза : Указ Президиума Верх. Совета СССР от 14 февр. 1943 г. // Правда. - 1943. - 15 февр.

Солодников, Г. «Жизнь и слава впереди»… : скупым языком документов / Г. Солодников // Огни Камы. – 1973. – 26 мая. – С. 3.

Горбунов, К. Подвиг, овеянный славой / Кузьма Горбунов, Михаил Матусовский // Огни Камы. - 1984. – 8 мая. – С. 3.

Савелев, С. Под Старой Руссой : [об истории создания стихотворения о Завьялове] / С. Савелев // Огни Камы. - 1984. – 8 мая. – С. 3.

Кузьмин, Н. До последнего патрона / Н. Кузьмин // Огни Камы. - 1984. – 8 мая. – С. 4. 

Тодощенко О. В шелесте мирных садов / О. Тодощенко // Звезда. - 1985. - 8 мая.

И один в поле воин // Огни Камы. - 1995. - 6 мая.

[Фотографии почетных граждан, орденоносцев, первостроителей города] // ЧелоВек. - 2001. - № 1. - С. 20-21 : фот.

Горбунов, К. О стойкости и славе : рассказ : [первая публикация во фронтовой газете «За Родину», 6 окт. 1942 г.] / К. Горбунов, М. Матусовский // ЧелоВек. - 2001. - № 2. - С. 2-3 : фот.

Мазунин, Д. Кавалеры Золотой Звезды золотого юбиляра: [Завьялов Семен Акимович и др.] / Дмитрий Мазунин // Огни Камы. - 2006. - 22 апр.- С. 13.

Книга почета: [перечень людей, занесенных в Книгу] // Огни Камы. - 2006. - 2 июля. - С. 19. - спецвыпуск "Любимому городу - 50". 

Завьялов, Ю. С. В одиночку противостоять и победить! : [об отце] : беседа с сыном Героя Советского Союза Юрием Завьяловым / записала Елена Деветьярова // Огни Камы. - 2007. - 12 мая. - С.  6.

Невакшенов, И. И. Воинская слава России : [Герои Советского Союза С. А. Завьялов и др.] / И. И. Невакшенов // Огни Камы. - 2011. - 19 фев. (№ 33-37). - С. 2.

Издания не представленные в фондах ЦБС:

1. Спешилов, А. Пулемётчик Завьялов / А. Спешилов // Уральцы в боях за Родину : вып. 1. – Молотов (Пермь), 1944. – С. 23-27 : фот.

2. Под Старой Руссой // Отчизны верные сыны. - Пермь, 1964. – С. 131-133.

3. Кулемин И. Г. Героев наших имена. - Ижевск, 1975. - С. 29-31.

4. Натыкин В. Помните их имена. - Новгород, 1981;

5. Завьялов С. А. // Герои Советского Союза – наши земляки. – Устинов (Ижевск), 1985. – С. 44-45 : фот.

6. Черных А. Ф. Подвиг пулеметчика // Сарапульский район. История и современность / А. Ф. Черных. – Сарапул, 2000. – С. 169–171.

7. Кузнецов Н. С. Славы воинской творцы. - Ижевск, 2009. - С.109-110.

8. Завьялов Семен Акимович // Удмуртская Республика : энциклопедия. – 2-е изд., испр. и доп. – Ижевск, 2008. – С. 322.

9. Кузнецов Н. С. Завьялов Семен Акимович // Великой славы светлая память / Н. С. Кузнецов. – Ижевск, 2012. – С. 126–127.


 

ßíäåêñ.Ìåòðèêà Ðåéòèíã chaiknet.ru