Глушков Василий

      ГЛУБИНКА

Российская глубинка:
И поле, и река…
И молоко из кринки,
Вино с хмельной искринкой,
Водица родника.

Российская глубинка:
Репейный угол, глушь.
И говор по старинке
На свадьбах, на поминках…
Ну, а за гуж – так дюж.

Российская глубинка:
От плуга борозда,
Росища и росинка,
Травища и травинка,
К осенней паутинке
Привязана звезда.

Российская глубинка…
Стерпела, всё снесла.
Гостям – хлеб-соль с томлинкой,
Да и кровать с перинкой.
Врагам?..
Врагам – дубинку
На случай припасла!

С каждым шагом – новое,
С каждым шагом – дивное!
Снегом коронована
Сторона родимая.

Вся в морозе, спящая,
Но свежит дыханием,
Красотой слепящею,
Белым затиханием.
Во снегу стоящие
Дерева сосновые –
Счастье настоящее,
Русское, здоровое! 
        
Есть же исцелиться где:
В шапке, в старых валенках,
Вольно повалиться мне
На сугроб-завалинку.

Так уж он белеется.
Так уж он покоится!
Сердцу посветлеется,
Словно в чистой горнице.

*     *     *

С каждым шагом – новое,

С каждым шагом – дивное!

Снегом коронована

Сторона родимая.

 

Вся в морозе, спящая,

Но свежит дыханием,

Красотой слепящею,

Белым затиханием.

Во снегу стоящие

Дерева сосновые –

Счастье настоящее,

Русское, здоровое!

       

Есть же исцелиться где:

В шапке, в старых валенках,

Вольно повалиться мне

На сугроб-завалинку.

Так уж он белеется.

Так уж он покоится!

Сердцу посветлеется,

Словно в чистой горнице.

 

Письмо в г. Чайковский 

Валентина Сергеевна, Валенька-Валя!

Хорошо, что ты в граде Чайковском живёшь.

Смотришь с Воткинской ГЭС ты на камские дали

И привет мне оттуда хоть письмами шлешь.

Хорошо, что прописки своей не меняешь,

И твой Виктор, твой муж, тоже верен тому.

Благодарен за то, что меня понимаешь.

Я стихами тебе твою нежность верну.

Да уж время, оно, не иглой зашивает.

Закружит, заметет, а то льдом закует.

Мне сквозь строчки письма юность той

                                                   оживает,

О которой теперь только сердце поет.

Нету зла у добра — тут ни грамма сомненья.

Собери всех ребят — и привет от меня!

Ведь для сердца стихи, как для печки

                                              поленья,

Если в нашей груди убывает тепла.

Для меня и теперь той же ты Валентиной,

С русской смелой душой комсомольский вожак,

И подругой моей по стране Бригантине,

Из которой и песни, как ветры, свежат.

Для меня все равны корпуса комбината

У поселка Заря — не бетоном в лесу,

А той шелковой тканью, какую девчата,

Словно синие волны, руками несут.

P.S.

Да. Молю об одном, чтоб года не пропали,

На которых мы все корпуса возвели.

Валентина Сергеевна, до свидания, Валя,

Белый город Чайковский в прикамской дали.

 

Под парусом тополя

Растаял снег:

           И город окунулся,

Бортами улиц

           К небу резко взмыл –

Зеленый парус

           Тополя прогнулся,

И мы поплыли,

           И поплыли мы.

По гладям вод,

           Что солнце освещает

И подымает

           Свежий пар тепла.

И первый гром

           Весною оглушает,

И первый ливень

           Молодит тела.

Но вот стихия

           Как бы покорилась.

От колотушки

           Майской громовой

Вдруг синева

           Сквозь тучу проломилась, –

И каждый дом

           Облился синевой.

ГЛУШКОВ Василий Николаевич родился 10 марта 1942 года в д. Ново-Георгиевка, на Енисее. Среднюю школу окончил в г. Воткинске. Учился в Ижевском пединституте на факультете языка и литературы. Печатался в больших и малых газетах, в альманахах «Сибирь», «Горизонт», журналах «Урал», «Луч», в коллективном сборнике «Начало». Автор поэтических книг «Страницы», 1994 г., «Глубинка», 1996, «Ромашковый снег», 2008.

Член Союза писателей Удмуртии и России.

ßíäåêñ.Ìåòðèêà Ðåéòèíã chaiknet.ru