Глава из книги «Земля Чусовская»

Saturday, November 1, 2014 7:14:00 PM

2.6. «... И СЛАВА НАША ВЕЧНА БУДЕТ...»

Минуло более четырех столетий с тех пор, как вольные казаки Ермака Тимофеевича отплыли от стен Чусовского городка в далыний военный поход, ставший знаменательным в истории России - он положил начало освоению бескрайних просторов Сибири.

      Этот героический поход создал непреходящую славу знаменитому атаману.

      В конце XIX века пермский историк А. А. Дмитриев обнаружил до этого неизвестную летопись XVIII века: «Сказание сибирской земли». В ней он выявил сведения о происхождении Ермака Тимофеевича: «О себе же Ермак известие написал, откуда рождение его. Дед его был суздалец-посадской человек, жил в лишении, от хлебной скудности сошел в Володимер, именем его звали Афанасий Григорьевич сын Аленин, и тут воспита двух сынов Родиона и Тимофея, и кормился извозом и был в найму в подводах у разбойников, на Муромском лесу пойман и сидел в тюрьме, а оттуда беже с женою и детьми и Юрьевец Поволской, умре, а дети его Родион и Тимофей от скудости сошли на реку Чусовую в вотчины Строгановы, ему породи детей: у Родиона два сына Дмитрий да Лука, у Тимофея дети Гаврило, да Фрол, да Василий. И оной Василей были силён и велеречив и остр, ходил у Строгановых на стругах в работе, по рекам Каме и Волге, и от той работы принял смелость, и, прибрав себе дружину малую, пошел от работы за разбой и от них звашася атаманом, прозван Ермаком, сказуется дорожной артельной таган, а по волжским - жерновой мельнец рушной». Как ни странно, имя Ермак остаётся загадкой. Исследователи сходятся на том, что Ермак - это всего лишь прозвище. Имя же легендарного атамана согласно одному источнику - Василий, другому - Герман, третьему - Тимофей. Автор "Историческое обозрение Сибири» пишет: «Ермак сказывал о своём происхождении, что дед его был посадский Оленин, а отец, приуждённый искать пропитание инде, приютился на Усть-Каме, потом переселился, с прозванием Поволжского, на Чусовую к Строгановым, с двумя сыновьями, из коих один назывался Василием, то есть он сам. Тут Ермак привык к разгульной жизни на судах; ...Поэтому Ермак с возвращением на Чусовую увидел свою Родину...».

      Уральские предания о славном атамане говорят также не как о пришельце, а как о местном жителе. Русские историки Иловайский, Небольсин, Дмитриев, Введенский, Мухин и другие характеризуют Ермака как жителя чусовского края. О том, что в Пермской губернии Ермак был самой популярной исторической личностью, писатель П. Н. Мельников-Печерский в XIX веке писал: «Ермак живет в памяти жителей Пермской губернии; много преданий и песен о нем сохранилось до сих пор. В селах и у всякого зажиточного крестьянина, у всякого священника вы встретите портрет Ермака, рисованный большей частью на железе. Ермак изображался на этих портретах в кольчуге, иногда в шишаке, с золотой медалью на груди».

      И еще одно любопытное описание оставил в своих «Заметках на пути из Петербурга в Барнаул» писатель П. И. Небольсин: "В Пермской и Тобольской губернии нет зажиточного дома, в котором, не висело Ермакова портрета, или на холсте, или на дереве, или болыпею частью на железе, на подносах. Ермака обыкновенно представляют здоровенным, широкоплечим детиной, с быстрыми черными глазами и с короткой черной окладистой бородой».

      Десятки книг, повествующих о Ермаке Тимофеевиче, изданы в России в разные годы. Это и солидные научные исследования, это и художественные романы, и повести, но это и народные предания, сказания, песни о героическом казачьем атамане, который прорубил «окно» в Сибирь и вошел в память народную как один из самых почитаемых героев русского эпоса. В чусовских преданиях предстаёт Ермак не только покорителем Сибирского ханства, но и защитником бедных и угнетенных, борцом за лучшую долю народную. Несколько дссятков преданий о славном пути Ермака собрано учеными в бассейне реки Чусовой. В них, благодаря вымыслу сказителей, Ермак действует не только в XVI веке, но и в XVIII-XIX вв, и его соратниками становятся Степан Разин и Емельян Пугачев.

      Крестьяне чусовских сел Калино и Камасино в XIX веке свято хранили предание, что именно в их селах Ермак строил свои струги и готовился к историческому походу на покорение Сибирского ханства. В XIX веке чусовские охотники именовали старинное кремневое ружье, в память о героическом казацком атамане, «ермаковым».

      Покоритель Сибири! Это не просто город взять, а именно иокорить огромную территорию с многотысячным населением. Для совершения такой экспедиции её руководитель обладал всеми необходимыми качествами: высокий авторитет, прекрасный организаторский дар, умение собрать и сплотить вокруг себя «вольных людей», плюс «железная» воля.

      В памяти народной сохранилось предание о воинской хитрости Ермака, его умении находить решение в сложной ситуации. Предание рассказывает:

«... Понаделали людей соломенных, И нашили на них платье цветное: Было-то у Ермака дружина триста молодцов, А уж с теми (соломенными - Ю. Н.) стало больше тысячи И поплыли по Тобол-реке. А татары смотрят да дивуются, Каковы-то русские люди крепкие, Что убить-то ни единого не могут их: Каленых стрел в них как снопики налеплено, А казаки все живые стоят».

      Да, видимо бывают такие исторические события, которые накрепко связывают людей в несокрушимое, монолитное единство.

      В начале XVII века, оставшиеся в живых казаки дружины Ермака, передали в пересказах значимость завоевания Сибири: «И посмерти нашей память наша не искудеет в тех странах, и слава наша вечна будет «...И после смерти нашей, память о нас не оскудеет ...- Ю. Н.).

      Летописные источники рассказывают о военных действиях дружины Ермака порой довольно подробно, но повествований о нем как о человеке сохранилось немного. Об облике героя кратко сообщает Ремезовская летопись: «...вельми мужествен и разумен, и человечен, и зрачен, черен бородою и власы прикудряв, возраст средний, и плоек, плечист». Казалось бы так ничтожно мало, но подчеркнуты самые главные человеческие качества: мужество, разумность, человечность (порядочность), зрачен (внимателен к людям) и вообще очень умный человек (мудрости доволен).

      Любопытно, что эти качества подчеркнул англичанин Джон Белл, бывший в конце XVI века при дворе московского царя:

«В короткое время стал он (Ермак - Ю. Н.) весьма славным и сильным, ибо грабил (на Волге - Ю. Н.) только богатых, и по необыкновенному великодушию людей его ремесла (разбой - Ю. Н.), наделял бедняков. Не умерщвлял он (не казнил - Ю. Н.) и не ранил ни одного человека, разве защищая только самого себя. Сии поступки приобрели ему такое прославление, что все.., не имеющие звания люди поступали к нему в сообщество, с охотою подчиняя себя власти столь великодушного и бесстрашного начальника».

      Так и не накопил себе злата-серебра лихой атаман и не закопал ни одного золотого клада (не было клада). Но все же, вот уже ни одно столетие Ермаковское золото ищут, не хотят поверить в то, что был он бессребреник. Были, правда, две драгоценные брони-кольчуги, дар царя Ивана Грозного, да видимо не от доброго сердца был этот подарок. Как гласит летопись, что именно доспехи царя увлекли славного атамана на дно сибирской реки Иртыш. Роковой оказалась царская «доброта».

      Но вернемся в 1581 год. Строгановская летопись сообщает: «Сентября 1 день, на память преподобного отца нашего Симеона Столпника, Семен и Максим, и Никита Строгановы послаша из городков (Нижнечусовских - Ю. Н.) своих в Сибирь на сибирского салтана атаманов и казаков Ермака Тимофеевича с товарыщи, и с ним собрав из городков своих ратных и охочих всяких людей: литвы и татар, и русских буйственных и храбрых, предобрых воинов 300 человек, и их с ними отпустить...». Однако дата начала похода до сих пор вызывает споры. В Строгановской и Есиповской летописях начало похода означено 1 сентября 1581 года, а по царской грамоте 1 сентября 1582 года. Современный историк Скрынников считает, что это событие следует отнести к 1582 году. Но традиционным стало мнение о начале похода в 1581 году. Его придерживался и русский историк Н. М. Карамзин.

      Всего дружина Ермака насчитывала около 840 человек: 540 казаков и 300 строгановских людей, в основном чусовских жителей Строгановы снабдили воинов «оружием огненным, пушечками и скорострельными пищалями семипядными». Скорострельные пищали были изобретением казаков.

      Семь стволов «пищалей» врезались в общую дубовую доску и соединялись через общий металлический желоб, куда насыпался порох, поджигание которого обеспечивало эффективный одновременный выстрел, они использовались для стрельбы с бортов стругов. Хотелось бы отметить, что подобные «пищали» отливались на Чусовском городке и в Орле-городке на Каме. Отслужив молебен, под звон колоколов струги Ермака двинулись от Нижне-чусовских Городков вверх по Чусовой.

      Тяжелые весла дружно опустились в воды реки, и жилистые руки казаков сделали первый гребок, второй, третий. Паруся вздыбились под натиском западного ветра, и караван крутогрудых стругов, растянувшись по реке, стал медленно продвигаться против течения.

      Прошло чуть больше года.

      22 декабря 1582 года Ермак посылает в Москву, к царю Ивану IV, атамана Ивана Кольцо с известием о завоевании Сибири и присоединении ее к Московскому государству, подкрепленное богатым пушным ясаком.

Понимая общегосударственное значение своего похода в Сибирь, Ермак Тимофеевич посылает сообщение не Строгановым на Чусовую, а напрямую царю, тем самым он показал себя незаурядным дипломатом, государственным «мужем».

      Чусовляне издавна считают Ермака Тимофеевича своим местным героем, и, наверное, нигде больше его имя не пользуется такой громадной популярностью, как здесь.

      Героический подвиг Ермака Тимофеевича и его соратников, открывших русским людям Сибирь, никогда не забудется их потомками.

(Глава из книги Николаев Ю. К. «Земля Чусовская», Пермь, 2002 год

Скопировано из книги: Николаев Ю. К. Из истории Пермского края. Статьи и очерки. Т. 1 / Ю. К. Николаев. - Пермь, 2011. - С. 200-208.)

Comments

Comments are closed on this post.
ßíäåêñ.Ìåòðèêà Ðåéòèíã chaiknet.ru