Биография Чайковского Петра Ильича

«Имя Чайковского близко и дорого человеку

                                                                                – оно звучит для нас, как символ величия и

                                                                                гуманистической силы искусства…»

Дмитрий Шостакович

 

Петр Ильич Чайковский родился  7 мая 1840 года в семье горного инженера, начальника Воткинского завода. Воткинск, где провел детство будущий композитор, представлял собой поселок при заводе, мало, чем отличавшийся от деревни. Глухая провинция – ни театров, ни концертов, ни учебных заведений, ни научных учреждений. Но зато в провинции, в деревне, ребенок ближе к природе, к жизни простого народа.

Чайковский получил воспитание, начальное образование и основы культуры в семье. Семья была большая и, как всегда бывает в многодетных семьях, мальчика не баловали. Его любили и ласкали, воспитывали и учили, как и всех остальных детей.

Кто же были родители Чайковского, какие это были люди? Говорили, что дедушка Андрей Михайлович Ассиер был эпилептик. Говорили, что болезнь эту он передал старшему своему сыну, впрочем, умершему в молодых годах. Говорили, что он был человек способный, имел связи и образование, служил по таможенному ведомству. Происходил он из французских эмигрантов и умер в тридцатых годах, оставив детей от двух браков. Александра Андреевна, вторая дочь его, была девушка образованная, большеглазая и голосистая.

Незадолго перед смертью отца она окончила Училище Женских Сирот, где обучалась риторике, арифметике, географии, литературе и языкам.

Когда Илья Петрович Чайковский посватался к девице Ассиер, ему было сорок лет. Он был младшим сыном – двадцатым по счету ребенком – Петра Федоровича Чайковского, городничего Вятской губернии, приписанного к дворянству. В 1833 году Илья Петрович был уже вдов, с дочерью Зинаидой на руках. Воспитывался он в Горном кадетском корпусе, а затем был зачислен на службу, по департаменту соляных и горных дел. В чинах он, однако, не слишком преуспел и карьеры не сделал. Ум и способности заменялись в нем добросовестностью и благодушием.

Александра Андреевна ни знатностью, ни богатством прельстить его не могла, он женился на ней по любви. Доброта  или любвеобильность составляла одну из главных черт его характера. Ни тяжелая школа жизни, ни горькие разочарования, ни седины не  убили в нем способности видеть в каждом человеке, с которым он сталкивался, воплощение всех добродетелей и достоинств. Глубокая взаимная любовь и уважение связывали родителей Чайковского, и это определяло отношения остальных членов семьи, дружной, сплоченной и счастливой. Чайковский унаследовал   некоторые  черты  характера  своих родителей: мягкость, обаятельность отца и глубину чувств матери, соединенную со сдержанностью ми застенчивостью, ненавистью ко лжи.

В детстве громадное влияние на Чайковского имела воспитательница старших детей Фанни Дюрбах. Нравственные, душевные качества этой совсем еще молодой женщины, привлекали к ней симпатии всех членов семьи. Фанни обладала педагогическим талантом, наблюдательностью и чуткостью. Именно она заметила в мальчике особенные, отличавшие его от других детей, черты душевного склада, одаренность и восприимчивость. «… Его любили все, потому что чувствовали, как он любил всех. Впечатлительности его не было предела, поэтому обходится с ним надо очень осторожно. Обидеть, задеть его мог каждый пустяк. Это был стеклянный ребенок …».

Во многих семьях было принято учить детей музыке – это было частью светского воспитания. Учили играть на рояле и всех детей в семье Чайковских, отнюдь не предполагая сделать кого-нибудь из них профессионалом – музыкантом. Из столицы была привезена оркестрина. Мать первая подвела Петрушу к роялю, показала ему гамму, положила руки на клавиши. Оторвать его от рояля было  уже  не  возможно,  а  когда  его  оттаскивали  от инструмента, он продолжал барабанить по столам, по диванам, по оконному стеклу, - и однажды, ударив какое-то форте, разбил оконное стекло и поранил руку и был наказан. Но это происшествие навело  Илью Петровича на некоторые размышления. На Воткинский завод была приглашена Марья Марковна Пальчикова. Это была самоучка пианистка из крепостных. Три года она обучала Пьера музыке. Будущий композитор отличался от других детей не только одаренностью, но и отношением к музыке. Музыка  очень действовала на Пьера, особенно когда он «фантазировал» на рояле. Ночные слезы повторялись все чаще « … он кричал в бессонницу: о эта музыка, музыка! – Ничего не слышно, никакой музыки нет, - отвечала Фанни, прижимая его к себе. Но он решительно больше не мог вытерпеть этих, одному ему слышных звуков.Она у меня здесь, здесь! – кричал он, рыдая и хватая себя за голову. – Она не дает мне покоя!»

В сентябре 1848 года воткинской жизни пришел конец. Еще в феврале Илья Петрович вышел в отставку с пожалованием ему пенсии и чина генерал-майора. Он думал о частной службе, об управлении заводами в Алапаевске, а пока, что надо было ехать в Москву и Петербург для переговоров,  да  и  старшего  сына  Николая надо

было определить в учебное заведение. В Петербурге, определив Николая в Горный корпус, повидавшись с многочисленными родственниками, семья Чайковских уезжает в Алапаевск. Там Петр заболевает корью, и от этой болезни остались на всю жизнь какие-то необъяснимые страдания спинного мозга, какие-то припадки – гениальное, больное и печальное наследие дедушки Ассиера.

Когда мальчику исполнилось 10 лет, пришло время серьезно подумать об образовании. В конце 1850 года Александра Андреевна привезла мальчика Петербург. Первоначально предполагалось поместить его в Горный корпус, сделать из него инженера. Там уже учился старший брат Николай. Но, зная склонность мальчика к искусству, музыке, родители решили все же дать ему гуманитарное образование. Выбор пал на училище правоведения, где кроме обязательных наук (юридических и словесности), были музыкальные классы для желающих.

Болезненно пережил Петр разлуку с матерью, с родным домом, с семьей. Наступило отрочество, годы учения. Училище правоведения, где Чайковский получил общее образование, было аристократическим учебным заведением, куда принимались только дети дворян. Оно готовило для государственной      службы     чиновников      высшего ранга. Образование, которое получил Чайковский в училище, было несколько односторонним. На первом месте стояли, разумеется, юридические науки, латынь, словесность. Математике же и особенно естественным наукам не уделялось много внимания. Впоследствии Петр Ильич жалел об этом и стремился пополнять свои знания.

В 1852 семья Чайковских переехала в Петербург и Петр до самого окончания училища жил дома. Учился он довольно хорошо, но особых надежд не подавал. Что же касается музыки, то занимался ею как дилетант – на большее у него просто не было времени в продолжение трех лет он брал уроки у известного в то время педагога Кюндингера и значительно преуспел в фортепианной технике, так что впоследствии в консерватории был освобожден от занятий по фортепиано. Однако, когда отец будущего композитора спросил однажды Кюндингера, стоит ли его сыну всецело посвятить себя музыке, тот, не задумываясь, ответил отрицательно: он не видел в Чайковском ни композиторского таланта, ни выдающихся  исполнительских способностей. Будущее показало, сколь было ошибочным это мнение.

Разумеется, в Петербурге Чайковский посещал   оперу   и  балет.   Иногда   участвовал  в домашних спектаклях, исполняя главным образом комические роли. Довольно часто увеселял товарищей-правоведов игрой под танцы. Словом, его интерес к искусству появлялась поверхностно, а подлинный творческий дар по-прежнему оставался скрытым.

Окончив училище правоведения, Чайковский в 1859 году был зачислен  на государственную службу в департамент Министерства юстиции в чине титулярного советника. Казалось, жизненный путь его предопределен: он будет продвигаться по службе, займет соответствующее положение в свете, дослужится до ордена, до чина статского, а может и тайного советника. Так думали, вероятно, все люди, окружавшие Чайковского, его семья. Началась обычная для светского молодого человека жизнь. Днем служба не слишком сложная, не слишком обременительная, однообразная и скучная, вечером развлечения – театр, гости, светские разговоры, танцы. Так продолжалось два года. Вскоре он понял, что юриспруденция не для него, и он не для юриспруденции. «Из меня сделали чиновника, - и то плохого» - пишет он сестре. И это была правда – чиновник он, действительно был неважный и по службе не продвинулся. Служба с ее мелкими интригами, выговорами, замечаниями показалась ему совершенно бесплодной и не привлекательной. Чем  дальше, тем сильнее Чайковский чувствовал пробуждавшийся в нем музыкальный талант, скрытую, почти не заметную для окружающих творческую силу. Назревал кризис, который должен был перевернуть всю его жизнь, направить ее по новому руслу.

В 1861 Чайковский впервые выезжает за границу, исполняя обязанности секретаря и переводчика. После трехмесячного путешествия Чайковский уходит со службы и отдается во власть музыке. Он поступает в музыкальные классы при Русском музыкальном обществе в Петербурге. В 1862 году он подал заявление о зачислении его в консерваторию. Поступив в консерваторию, Петр Ильич оказался в бедственном  положении. Отец его, Илья Петрович, из-за своей безграничной доверчивости лишился всего состояния, с трудом накопленного долгими годами службы и не мог обеспечить сына.

Итак, Петр Ильич стал музыкантом; гонялся за дешевыми (рублевыми) уроками, учил теорию, писал по две композиции в неделю, донашивал сшитые у дорогого портного, заштопанные кухаркой вырезные жилеты. Правоведский холодок оставался прежним; он был красив, строен,  но  выражение  какого-то  небрежения  к окружающему появилось у него в глазах. Пренебрежение к окружающему происходило от острой постоянной сосредоточенности на самом себе. Свобода, которую он получил, бедность, которую за ней узнал и, наконец, уверенность – так поздно! – в бесспорном призвании, вот что доделало его как человека. Но это не прошло даром, и о том, что происходило в нем в эти годы консерваторского учения и первых композиций, дали знать сильные и короткие галлюцинации, скрываемые от отца.

Пред сном бывали минуты жесточайшей дрожи, судорог, онемения конечностей какие – то «ударики», как он называл их про себя, после которых наступала долгая бессонная слабость. Теперь, когда он душой возвращался к музыке своего детства, вместе с музыкой возвращалась и болезнь, иногда державшая его часами на грани одинокого безумия. Музыка его детства – Моцарт!

Главными учителями Чайковского в консерватории были Н. И. Заремба и А. Г. Рубинштейн. Задолго до поступления в консерваторию Петр Ильич находился под обаянием таланта Антона Рубинштейна. Пианист с мировой славой, композитор, организатор Русского музыкального общества и директор первой русской консерватории – таков был учитель   А. Рубинштейн.   И  все  же  он  не  мог разглядеть истинные размеры таланта своего ученика ни в годы учения Чайковского в консерватории, ни позже. Рубинштейн музыки Чайковского не любил, за исключением некоторых пьес, и сочинений его не играл.

Первым самостоятельным произведением Петра Ильича явилась симфоническая увертюра на сюжет драмы Островского «Гроза». К окончанию консерватории Чайковский был уже автором нескольких крупных произведений: кантаты «К радости», Сонаты и Вариаций для фортепиано, двух увертюр для оркестра (не считая «Грозы»). Все это было написано за один год 1865. Молодая сила бушевала в нем, требуя выхода.

Экзамен закончивших консерваторию состоялся 29 декабря 1865 года. Вскоре Чайковский, как один из самых талантливых ее воспитанников, был приглашен преподавать в Московскую консерваторию, которая открывалась осенью 1866 года. С переезда в Москву началась его самостоятельная творческая  жизнь.

Приехав в Москву в январе 1866 года, Петр Ильич сразу же попал в дружескую и творческую обстановку, что скрашивало разлуку с родными и петербургскими друзьями. Директором Московской консерватории был Николай Григорьевич  Рубинштейн, брат   А. Рубинштейна, личность выдающаяся  и совершенно необыкновенная. Этот человек держал в своих руках консерваторию и Русское музыкальное общество, самовластно управлял музыкой Москвы. Петру Ильичу  он оказывал всяческое покровительство. В отличие от брата, он любил и понимал музыку Чайковского и в течение многих лет был первым исполнителем почти всех его произведений.

В эти годы (60-е) укрепляются связи Чайковского с музыкальным миром Петербургом. Еще живя в столице, Чайковский побывал однажды у композитора и музыкального критика А. Н. Серова, но близко с ним не сошелся. Теперь он познакомился с Даргомыжским, В. А. Стасовым, М.А. Балакиревым, со всеми членами Могучей кучки (куда входили кроме Стасова и Балакирева – Мусоргский, Бородин, Римский-Корсаков, Кюи).

В первые годы своего существования Московская консерватория была учреждением бедным, она также как и Петербургская была преобразована из музыкальных классов. Чайковский был приглашен в консерваторию в качестве профессора теоретических предметов. Он преподавал гармонию, инструментовку, свободное сочинение. Застенчивый по натуре, он не чувствовал призвания к педагогической   работе,   которая   кроме  добросовестности и знаний требует еще и умения общаться с аудиторией и подчинить ее своей воле. Петр Ильич считал себя плохим педагогом. Тем не менее, ученики ценили в нем талант, ум знания и мастерство. Многие из них стали его друзьями. Самый талантливый из учеников Чайковского – Сергей Иванович Танеев, композитор, пианист, ученый. После смерти учителя Танеев привел в порядок его рукописи, закончил и подготовил к печати неизданные произведения.

Бывает такое время в жизни человека, когда спокойное и, казалось бы, благополучное течение ее вдруг прервется и круто поменяет привычный уклад жизни. Чайковский, который в течение 10 лет вел холостяцкий неустроенный образ жизни, захотелось иметь семью. Его первая любовь к певице Дезире Арто окончилась весьма печально – Арто вышла замуж за известного баритона Падиллу. С тех пор  Петр Ильич вплоть до 1877 года о женитьбе и не помышлял. 

Однажды ему был передан краткий заказ на фортепианные переложений. За этот заказ была прислана щедрая плата. Котек, скрипач, был посредником в этом деле. Таинственное имя было Надежда Филаретовна фон Мекк. Вдова богача, железнодорожного строителя, миллионерша, владелица домов в Москве, поместий в западном крае, приморских вилл за границей; мать 11 детей и уже бабушка. Когда эта просьба была исполнена, то вскоре последовала другая и, мало-помалу между заказчицей и исполнителем установились постоянные отношения. Главная особенность этой дружбы заключалась в том, что они не виделись иначе, как в толпе, и, встречаясь случайно в театре, концертном зале, на улице, не обменивались ни единым взглядом приветствия, сохраняя вид совершенно чужих людей. Они общались только письменно и оба умерли никогда в жизни не слышав голоса друг друга. Вследствие этого переписка их, сохранившаяся вся целиком, одновременно исчерпывает всю суть этих небывалых отношений двух друзей. Петр Ильич назвал Надежду Филаретовну своим лучшим другом, что и отметил посвящением ей 4-й симфонии, написав на первой странице партитуры: «Моему лучшему другу».

У Петра Ильича чрезвычайно высоко стоял идеал женщины, как равноправного спутника и, пожалуй, даже ангела-хранителя мужчины, но это представление носило характер платонического обожания, чуждого каких – либо страстных влечений или увлечений.

Женитьба, в сущности, не была совершенно внезапной случайностью, ибо Чайковский несколькими годами раньше начал подумывать о чем – то подобном. Что же касается самого факта вступления в брак  и тех  обстоятельств, при которых это совершилось, то это явилось бедственной случайностью. Весной 1877 года в него влюбилась девица Антонина Ивановна Милюкова и стала писать длинные восторженные письма. Она была не дурна собой, к тому же музыкантша (пианистка), и, как казалось Петру Ильичу, должна быть преданной женой и заботливой хозяйкой. Чайковский воображал, что совершает не только благородный, но и обдуманный поступок. Он жестоко ошибся. Ничто не могло быть большим насилием над собственной личностью, чем эта женитьба без любви. К тому же Антонина Ивановна оказалась самой заурядной мещанкой, лишенной чуткости и такта.

Первые впечатления семейной жизни были удручающими. Петр Ильич, привыкший в своей семье к простым, искренним отношениям, основанным на взаимной привязанности, был подавлен атмосферой мещанства и семейных скандалов. Чем дальше, тем невозможней становилась семейная жизнь. Чайковский тяжело заболел и по настоянию врачей уехал за границу.             После отъезда Петр Ильич оказался в очень тяжелом материальном положении. Возвратиться в Москву  и начать занятия в консерватории он не   мог   из-за   состояния   здоровья.   В  связи  с расходами вовремя женитьбы Чайковский наделал много долгов. Кроме этого, теперь ему нужно было откупиться от жены: деньги на развод и ежемесячное пособие в размере 100 рублей. Положение представлялось безвыходным.

На помощь Чайковскому пришла Надежда Филаретовна фон Мекк, она предложила ему ежемесячное денежное пособие, что давало возможность вполне независимого существования. В течение 12 лет Чайковский получал определенную сумму, и она была для него в первые годы основным источником существования. Итак, из материальных затруднений его вывела Н. Ф., а его выздоровление ему принесла любимая работа. Он почувствовал себя поправившимся, когда вернулся к творчеству, к 4-ой симфонии и опере «Евгений Онегин»

Жизнь его проходит в скитаниях, постоянных переездах с место на место. Невозможно даже перечислить все поездки Петра Ильича, названия стран, городов, где он побывал. И, может быть, быстрая смена впечатлений, вихрь событий нужен был ему, что бы полнее ощутить течение жизни, каждое мгновение сделать новым, заполнить до предела. Он подолгу живет за границей, чаще всего и дольше всего в Италии, Швейцарии, Париже.

В  России  излюбленным местом пребывания Чайковского стало село Каменка. Там жила его сестра Саша. Муж сестры, Лев Васильевич Давыдов, был сыном декабриста и служил управляющим в имении. В 1820 году здесь гостил Пушкин, там собирались  члены тайного общества, будущие декабристы. Многодетная семья Давыдовых, в которых отношения между собой были такими же, как и в семье Чайковского, заменяла Петру Ильичу домашний очаг.

С годами сложившийся сам собой кочевой образ жизни перестает быть привлекательным для Чайковского. Всегда чувствовать себя гостем или временным жильцом становится тяжело. «Вообще я испытываю нечто совершенно небывалое: именно скуку, апатию. Я начинаю мечтать о каком-нибудь прочном и постоянном устройстве своего собственного уголка. Кочующая жизнь начинает тяготить меня…».

Возникают разные проекты покупки домика или дачи под Москвой. Увы, для этого у Чайковского нет средств и их не будет до конца жизни. Поэтому приходится нанять дачу – сначала в поселке Майданово, затем в деревне Фроловское, расположенное недалеко от маленького уездного городка Клин. Подмосковье, окрестности Клина привлекают Чайковского уединенностью и относительной близостью к Москве.

Мощным подъемом творчества характеризуются последние 4 года жизни Чайковского. В эти годы были созданы оперы «Пиковая дама», «Иоланта»; балеты «Спящая красавица», «Щелкунчик»; Шестая симфония – произведения, без которых облик композитора представляется нам не полным. В этих произведениях Чайковский – человек, художник, мастер предстает во всем величии.

В апреле 1891 года Чайковский первый раз в жизни отправляется за океан, в Новый свет в Америку. Он единственный из иностранных композиторов был приглашен участвовать в грандиозном музыкальном фестивале по случаю открытия Карнеги – холла – крупнейшего концертного зала. Концерты Чайковского прошли с грандиозным успехом, публика и пресса отнеслась к нему восторженно.

Возвратившись в Клин, он погрузился в инструментовку Шестой симфонии, исполнение которой предполагалось осенью. 9 октября Чайковский выехал в Петербург, чтобы лично продирижировать симфонией. 16 октября состоялось первое исполнение симфонии. Впечатление, произведенное симфонией на публику, было совершенно неожиданным, настолько ошеломляющим,    что    не    было    привычных    для композитора оваций и восторгов. «С этой симфонией происходит что-то странное! Она не то чтобы не понравилась, но произвела некоторое недоумение. Что касается меня самого, то я ей горжусь более, чем каким – либо моим сочинением», - писал Чайковский, через два дня после премьеры, 18 октября.  Через неделю, 25 октября 1893 года, он умер от холеры, заболев случайно, по рассеянности выпив стакан сырой воды. Похоронен Петр Ильич Чайковский в Некрополе  (кладбище при Александро-Невской Лавре в Петербурге), рядом с Глинкой, Мусоргским, Римским – Корсаковым и Бородиным.

 

Список литературы:

Альшванг А. А. Чайковский. - M., 1959. скачать книгу можно здесь

Анашков, Б. Я. Братья Чайковские : очерк / Б.Я. Анашков, предисл. К.Ю.Давыдовой. – Ижевск: Удмуртия, 1981. – 84 с. скачать книгу можно здесь

Илья Петрович Чайковский: жизнь и деятельность. Материалы к 180-летию со дня рождения / сост. Аншаков Б. Я. — Ижевск: Изд-во «Удмуртия», 1976 — 89 с. скачать книгу можно здесь

Баскин, В. С. П. И. Чайковский. (Очерк его деятельности) // Русские композиторы. Т. 4. - СПБ, 1895. скачать книгу можно здесь

Берберова, Н. Чайковский : история одинокой души / Н.Берберова // Дружба народов. – 1993. -  №5. – С. 76 – 180.

Давыдов, Ю. Л. Записки о Чайковском  / Ю. Л. Давыдов. – М.: Музгиз, 1962. – 115 с.

Дом-музей П. И. Чайковского в Воткинске : путеводитель.– Ижевск : Удмуртия, 1978.–102 с.

Домбаев, Г. Творчество П. И. Чайковского в материалах и документах / Г. Домбаев ; под ред. Г. Бернандта. – М. : Музгиз, 1958. – 636 с.

К 150-летию со дня рождения П. И. Чайковского [ст. и воспоминания] // Семья и школа. – 1990. -  № 5. – С. 50–57.

Кунин, И. Ф. Петр Ильич Чайковский / И. Ф. Кунин. - М. : Мол. гвардия, 1958. - 367 с. : ил. - (Жизнь замечательных людей. Вып. 17 (265). Серия биографий). скачать книгу можно здесь

Майбурова, Е. Алапаевская увертюра [П. И. Чайковский и его семья в Алапаевске и Воткинске] / Е. Майбурова // Урал. – 2003. - № 6. – С. 153–205.

Никитин, Б. С. Чайковский : старое и новое / Б. С. Никитин. – М. : Знание, 1990. – 203с.

Познанский, А. Чайковский, 2010. (серия ЖЗЛ). скачать книгу можно здесь

Рахманова, М. Чайковский и Москва : поворот темы [к 150-летию со дня рождения П. И. Чайковского] / М. Рахманова // Москва. – 1990. -  № 5. – С. 155–162.

Ручьевская, Е. А. П. И. Чайковский, 1840 – 1893 : краткий очерк жизни и творчества : попул. моногр. / Е. А. Ручьевская. – 2-е изд., перераб. – М. : Музыка. Ленингр. отд., 1978. – 112 с.

Стойко, А. Великий композитор : повесть о жизни П. И. Чайковского / А. Стойко. – Ленинград, 1972. – 334 с.

Травина, И. Русские народные песни родины Чайковского / И. Травина. – М. : Советский композитор, 1978. – 188 с.

Третьякова, Л. Дыхание зимы [Н. Ф. фон Мекк] / Л. Третьякова // Крестьянка. – 2000. – № 1. – С. 54–57.

Туманина, Н. Чайковский : путь к мастерству / Н. Туманина. – М. : Изд. Академии наук СССР, 1962. – 555 с.

Чайковский М. Жизнь Петра Ильича Чайковскаго. В 3 т. - М.-Лейпциг, 1900-1902. скачать книги можно Т. 2; Т. 3. здесь

Чайковский П. И. Годы детства : материалы к биографии / сост. Б. Я. Аншаков, П. Е. Вайдман. – Ижевск. : Удмуртия, 1983. – 144 с.

Чайковский П. И. Переписка с Н. Ф. фон Мекк. Т. 2, 3 / под ред. В. А. Жданова, Н. Т. Жегина. – М. : Академия, 1935. – 986 с. 

 

ßíäåêñ.Ìåòðèêà Ðåéòèíã chaiknet.ru