Бельков Пётр Степанович

БЕЛЬКОВ Петр Степанович

Почетный гражданин Чайковского муниципального района

 

Родился 17 июня 1948 года в селе Тюш Октябрьского района Пермской области. После окончания в 1971 году зоотехнического факультета Пермского сельскохозяйственного института работал зоотехником, главным экономистом – заместителем директора по производству птицефабрики «Комсомольская», директором строящейся птицефабрики «Кунгурская».

С 1979 года по 1986 год работал заместителем директора треста «Пермптицепром». За 6 лет работы в этой должности производство яиц и мяса птицы в области увеличилось в 2,5 раза. За эти заслуги был награжден орденом «Знак Почета» и бронзовой медалью «ВДНХ». В марте 1986 года переведен на должность директора птицесовхоза «Чайковский», позже преобразованного в птицефабрику, где работает по настоящее время.

Петр Степанович около 20 лет избирался депутатом представительных органов власти, возглавлял городскую Думу на протяжении второго и третьего созывов  – с 1996 по 2006.

Награды: награжден орденом «За заслуги перед Отечеством IV степени», присвоено звание «Заслуженный работник сельского хозяйства России».

Звание «Почетный гражданин муниципального образования «Чайковский муниципальный район» присвоено на основе решения Земского собрания от 30.05.2007 № 278 за большой личный вклад в социально-экономическое развитие сельского хозяйства и птицеводства, активную жизненную позицию.


 

"Мы работали ради людей": беседа с П. С. Бельковым

В ноябре 1994 года в Чайковском состоялось первое в полном составе заседание представительного органа власти новой эпохи: на смену Совету народных депутатов пришла Дума города Чайковского с прилегающей территорией. Первым семнадцати народным избранникам предстояло пройти неизведанным ещё для нашей страны нормотворческим путём демократического образца. Как и всю страну, депутатов буквально швырнули в Неведомое. Никто не знал, чем всё это закончится, надеялись на лучшее, в душе то ли ожидая, то ли опасаясь, что вот-вот всё повернётся вспять.

С той поры прошло двадцать лет. Мы решили на страницах нашей газеты напомнить обо всех перипетиях этого по-настоящему нелёгкого пути и рассказать о людях, которые взвалили на себя тяжкую ношу. Они чаще выслушивали в свой адрес незаслуженные нелицеприятные слова, чем выражение заслуженной благодарности. Некоторых уже нет с нами, поэтому будет очень правильно вспомнить о них.

Первым, кто поможет нам окунуться пусть в недалёкое, но всё-таки прошлое, будет Пётр Степанович Бельков, директор птицефабрики «Чайковская», который возглавлял городскую Думу на протяжении второго и третьего созывов - с 1996 по 2006 год. На долю председателя Думы и его коллег пришлись и «лихие 90-е», и обстановка, когда чёрное объявляли белым и наоборот, а вместо денег ходили векселя... Но слово самому Петру Степановичу:

-              Вторая половина 90-х годов - самый тяжёлый период в новейшей истории России. Бюджетных средств - как, впрочем, и сейчас  - катастрофически не хватало. Это настоящая беда, это крест всех малых городов, из которых всё буквально высасывалось и высасывается наверх, чтобы потом местная власть ходила с протянутой рукой и выпрашивала крохи на выживание территории.

Беда бедой, но нам пришлось столкнуться ещё и с тем, что в это время общество со всеми своими атрибутами переходило с социалистических рельсов развития на капиталистические. Не зря же Конфуций говорил: «Дай вам бог испить все несчастья и потерять всех родных, но упаси вас бог жить в эпоху перемен!». Это «счастье» выпало на нашу долю, и нам приходилось всё время идти по новому пути. Нам приходилось разрабатывать Устав, всякого рода учредительные документы, потому что на это районам вроде как дали волю. Но скорее даже не разрабатывать, а изобретать.

Мы были первопроходцами - и это не пустые слова. Мы шли вперёд пусть не совсем вслепую, но всё же наощупь. Чего греха таить, и ошибались, и назад нам документы из области возвращали. В то время депутаты Законодательного Собрания сами тоже учились, и юристы многое недопонимали. А заседания Думы порой превращались в настоящие словесные баталии, хорошо, хоть до рукоприкладства дело не доходило. Ну, не находили коммунисты с демократами общего языка!

Работать в Думе, с одной стороны, было очень тяжело, но с другой - страшно интересно. Мы всегда отстаивали интересы своей территории до последней возможности: в Чайковском тарифы на коммунальные услуги и плата за проезд в автотранспорте увеличивались позже, чем где бы то ни было в области. Как правило, это происходило, когда губернатор уже начинал стучать кулаком по столу, обещая нам всё «зарубить». И так повторялось из года в год, как только заходила речь о бюджете.

Спроси любого нынешнего депутата, и он скажет, что они сейчас тоже отстаивают интересы жителей территории. Наверное, но не с таким упорством и накалом, как мы.

Мы всегда хотели сделать больше, чем нам позволяли финансы, и потому залазили в кредиты на будущий год. Не забывайте ещё, что тогда процветал бартер и «живых» денег катастрофически не хватало, но как-то выкручивались. Бюджетники - врачи и педагоги -         тянули «одеяло» на себя, напирая на то, что бюджет не наш, т.е. не производственный, на что я всегда отвечал: «Нужно поддерживать курицу, несущую золотые яйца!».

И поддерживали. Взять тот же Уралоргсинтез, который на время освобождали от уплаты налогов. Буквально реанимировали умирающий в ту пору винзавод, который тоже приносил в бюджет деньги. Сейчас, к сожалению, бюджет чаще всего пополняют за счёт продажи муниципального имущества, но это далеко не лучший путь.

-              Пётр Степанович, а вспомните, что в то время с уст депутатов не сходило слово «Чайковскавтотранс». Сколько копий об него было сломано!

-              Я был противником передачи перевозок в частные руки и до сих пор считаю, что был прав. Я поездил по заграницам предостаточно и могу сказать, что во многих странах транспорт - это забота государства. Частника калачом не заманишь на невыгодные маршруты, - мол, не поеду и всё! Хотите частный транспорт? Ради бога! Но только плюсом к государственному и муниципальному. И конкурируйте на здоровье!

-              Вы одновременно были председателем Думы и директором крупного предприятия агропромышленного комплекса. Как вы для себя расставляли приоритеты, каков был баланс?

-              В разные времена по-разному, но примерно пятьдесят на пятьдесят. С Думы я, как правило, возвращался с дикой головной болью, а ведь приходилось решать ещё и массу производственных проблем.

В представительном органе власти я пытался реализовать свой уже наработанный багаж, направить свои знания и опыт на пользу обществу. Я селянин, мне и тогда было, и сейчас больно за наше сельское хозяйство, только с годами всё стало ещё острее.

К сельскому хозяйству всегда относились, я бы сказал, пренебрежительно. С полным правом к большинству деятелей от сельского хозяйства применимо выражение «каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». И так сверху донизу. Пытаются поруководить, но на девяносто процентов невпопад. На Западе себе такого не позволяют.

Работая в Думе, я окончательно убедился, что политика - это продолжение экономики. К сожалению, кроме политиков есть и политиканы. И политиканы, как сорняки, гораздо успешнее пробивают себе дорогу во власть, нанося потом огромный вред. Чем выше должность, тем страшнее ошибка. И я пытался исправлять какие-то ошибки хотя бы в масштабе нашей территории. Что-то сделать удалось, достаточно сказать, что в нашу бытность ни одно предприятие не умерло, - «мор» на них напал позже.

-              Как Вы оцениваете своих коллег по депутатскому корпусу?

-              Тогда в Думу входили люди, воспитанные на советских идеях и идеалах. И думали они не о себе и своей выгоде, а о народе. Равнодушных среди нас, к счастью, не было. Каждый депутат боролся в меру своего тогдашнего понимания, очень горячо отстаивая свою точку зрения. Каждый тащил одеяло на себя, но я старался этого не делать - ну, может быть, разве что о сельхозотрасли заботился.

Вообще, в то время в депутаты шли не для того, чтобы показать себя, а попытаться что-то сделать в сложившейся ситуации. Особенно это касалось депутатов, придерживающихся коммунистических взглядов, - Александра Васильевича Бузмакова, Сергея Владимировича Миляха. Что бы там ни говорили, но жизнь доказала, что социалистическое общество - наиболее социально ориентировано.

-              Пётр Степанович, а сейчас говорят, что задача депутатов - формирование бюджета и контроль за его исполнением, а всё остальное - от лукавого...

-              Это неправильно. Все мы видим, чем закончилось самоустранение государства в лице его высших управленческих структур от управления экономикой. Был такой анекдот о пенсионере, который погрозил Хрущёву кулаком. Его, естественно, привели для разбирательства в милицию, где ветеран сказал, что его жест означает лишь то, что дорогому Никите Сергеевичу власть надо было держать в кулаке. А если закон принят, добавлю я, то его надо безукоснитель-но соблюдать. Не зря же в римском праве есть выражение: «Закон суров, но он - закон». А если один от его соблюдения ушёл, другой уклонился - это уже не государство.

Это я к тому, что когда мы разрабатывали нормативные акты, то искренне верили, что они будут соблюдаться. К сожалению, далеко не всегда это было так.

-              Вы удовлетворены своей работой в Думе, её итогами?

-              Должен признаться, что испытываю двоякое чувство: и вроде многое сделано, но всё-таки далеко не всё, что хотелось. И не потому что я не смог в силу каких-то личных качеств, а потому что был скован рамками, заданными действующим законом. Да и на поддержку сверху рассчитывать можно было далеко не всегда, хотя со стороны коллег-депутатов на отсутствие поддержки жаловаться не приходилось. При всей разнонаправленности наших взглядов на жизнь общий язык мы всё-таки находили. И были просто дружны в чисто человеческом плане. Об этом можно судить по нашим многочисленным фотографиям, сделанным в неформальной обстановке.

-              Что с Вашей точки зрения можно или нужно поменять в работе нынешнего представительного органа власти? Не в качестве нравоучения, а как мнение с высоты прожитых лет и богатого опыта.

-              На всех уровнях власти нужно ориентироваться на то главное, что наполняет бюджет - на реальное производство. А мы сегодня бросаемся то на туризм, то на спорт. И не только мы. Недавно я побывал в Суксуне, где глава тоже всерьёз настраивает своих подчинённых и вообще всех жителей на развитие туризма. А ещё они выращивают осетров... Ну, какой в Суксуне туризм?! За осетров взялись, а свои отменные чернозёмы забросили. Вот на что надо ориентироваться, во что вкладываться!

Я за то, чтобы работать денно и нощно, а не фантазировать и прожекты выдумывать! Если ты руководитель и у тебя выдалась свободная от решения текущих задач минутка, ты о завтрашнем дне думать должен!

Проблем уйма: мы отстали от всего мира по уровню промышленного производства, а в сельском хозяйстве просто провалили всё, что только возможно. С нашими землями, с нашими пространствами мы можем весь мир кормить, а мы даже себя прокормить не можем! Что говорить за всю страну, если раньше в Пермской области собирали миллион семьсот тысяч тонн зерновых, а в том году -            двести восемьдесят тысяч.

Кто-то может сказать, что меня спрашивают о думской работе, а я рассказываю о производственной деятельности. Моя точка зрения, что это две стороны одной медали, что настоящим депутатом может стать лишь тот, у кого за плечами есть реальный опыт решения конкретных проблем, а не словоблудия.

-              Пётр Степанович, если откровенно, не хотели бы Вы вновь попробовать себя на депутатском поприще?

-              Я на сто процентов отдаюсь своей работе, я люблю своё предприятие. Да, бывает трудно, но если б было легко, наверное, не было бы так интересно. А вот вновь идти в депутаты. Наверное, не хочу. Хватит уже. Что ни говори, а энергии тогда было больше, и я с удовольствием тратил её и в Думе, и на птицефабрике. Сейчас на два дела её может просто не хватить, а мешаться под ногами я не хочу.

Зато хочу от всей души поздравить своих коллег по депутатскому цеху - и бывших, и ныне действующих - с двадцатилетием официального рождения представительного органа власти и пожелать им всяческих благ и успехов в продвижении нашей территории вперёд, к новым свершениям!

Беседовал Николай Галанов



 

Галанов Н. История счастливого человека

Птицефабрика «Чайковская» - это современное, динамично развивающееся многопрофильное предприятие, устойчиво работающее в условиях рыночной экономики.

Основным направлением его деятельности является производство переработка и реализация яиц и мяса птицы. В 2016 году производство яиц составило 208 миллионов штук, мяса птицы - 1270 тонн. С момента выделения в отдельное направление производство яиц увеличилось в 8 раз. Годовая продуктивность птицы выросла с 218 штук яиц на куру-несушку до 337. За 37 лет произведено 3 миллиарда 20С миллионов штук яиц и 53 тысячи тонн мяса курицы.

На птицефабрике первыми в области и на Урале начали перерабатывать мясо птицы, осуществлять его фасовку и производить из неге колбасу. Сегодня покупателям предлагается 10 видов яиц и более 7С наименований разнообразных продуктов из мяса птицы, изготовленных в собственном цехе переработки.

Продукция птицефабрики неоднократно отмечена золотыми, серебряными и бронзовыми медалями различных выставок.

Птицефабрика изначально была задумана для обеспечения потребностей жителей Чайковского, Куеды и Чернушки. А сегодня она обеспечивает яйцом 800 тысяч человек - десять таких городов, как наш, а мясом птицы - свыше 200 тысяч. Более 70% яиц и 80% мяса реализуется в Пермском крае, хотя в своё время были открыты 11 торговых филиалов в нескольких регионах страны - от Ижевска до Самары и Свердловской области.

С целью наращивания объёмов производства, повышения его эффективности и качества продукции, улучшения условий труда разработана и реализуется «Программа развития ЗАО «Птицефабрика Чайковская».

Сегодня на птицефабрике трудятся 670 человек, в том числе 140 специалистов с высшим и средним специальным образованием. За высокие трудовые достижения 30 работников награждены государственными наградами, 9-ти присвоено звание «Заслуженный работник сельского хозяйства России».

На птицефабрике, которая является градообразующим предприятием, постоянно заботятся о развитии социальной инфраструктуры: за тридцать лет построено 228 благоустроенных квартир, детский сад, концертно-спортивный центр. Реализуется проект строительства трёх 8-квартирных домов, которые будут сданы в 2017 году.

 

 

На днях директор ЗАО «Птицефабрика Чайковская» Пётр Степанович Бельков отметил сразу два юбилея: тридцатилетие руководства птицефабрикой и сорокапятилетие работы в птицеводстве. Пётр Степанович рассказывал о своём трудовом пути и замечательных людях, которых он на нём встречал, с таким задором, с такой любовью, с таким юношеским блеском в глазах, что буквально заражал своей энергией и энтузиазмом. В завершение беседы он воскликнул: «Я счастливый человек, ведь я занимаюсь любимым делом, живу с любимой женщиной, у меня трое детей и шестеро внуков, жду седьмого...».

СЕМЬЯ

Родился Пётр Степанович 17 июня 1948 года в Октябрьском районе Пермской области, в посёлке заводского типа, который так и назывался - Завод Тюш. Его жители трудились на единственном в Пермском крае спиртовом заводе и в совхозе «Тюшевском».

В семье было пятеро детей - четверо мальчишек и девчонка. Один пацан родился до войны, в 1936 году, остальные - после.

Отец работал в райфинотделе. Воевал, вернулся с фронта в 1943 году весь израненный, без ноги. Мать работала до войны и во время неё, а после войны стала домохозяйкой.

Отец был очень грамотным человеком - другой в райфинотделе был просто не нужен. Между тем официальное образование у него было всего четыре класса. Но, видимо, четыре тогдашних класса были сродни нынешним одиннадцати, а то и больше. К тому же, он очень красиво писал. А после войны осталось очень много вдов, потерявших кормильцев - отцов, мужей, сыновей. А на весь посёлок было всего два грамотных мужика, которые могли написать прошение о назначении пенсии по случаю утери кормильца. И вот отец от руки писал письма тогдашнему военному министру СССР маршалу Александру Михайловичу Василевскому и самому Сталину.

-              Я, хоть и был мал, помню, как вечером приходили бабушки, - вспоминает Пётр Степанович, - днём-то отец был на работе, и как он до двенадцати вечера при свете лампы слушал их горестные истории и писал прошения. А в двенадцать электричество выключали...

Когда Пётр учился в седьмом классе, он начал интересоваться, что же такое писал его отец. А у того все законы, все книжки, которыми он пользовался, все копии писем, которые он писал Сталину, хранились в фанерном ящике из-под папирос, выложенном изнутри фольгой. Это был своего рода сейф.

После того, как отец заболел, он устроился кассиром-инкассатором в сельпо. Деревень в округе было много, сельпо было большое. Отец ездил на лошади по деревням и собирал деньги. Возил их просто мешками. Опечатывал их сургучом, для чего у него была специальная ванночка, в которой он плавил сургуч, и печать с ручкой.

Маленького Петра (он был третьим по возрасту ребёнком) отец частенько брал в свои поездки по району. Вообще детей он очень любил, особенно маленькую дочку. По словам Петра Степановича, у него перед глазами до сих пор стоит картина: отец, перешагнув на входе в избу высокий порог, кричит: «А где моя Оля?». Та со всех ног бежит к нему, тянет ручонки, обнимает его за шею, а он буквально тает от счастья и восклицает: «Какая ты у меня большая выросла!». Отец умер в 1954 году, потому что сердце не выдержало, ведь ногу в полевых условиях ему ампутировали шесть раз! После каждой операции начиналась гангрена, и приходилось повторять ампутацию - уже выше. Вот сердце и надорвалось от таких перегрузок.

ТРУДОВОЕ ВОСПИТАНИЕ

К труду тогда приучали с самого детства. Вот и Пётр начал работать рано - с третьего класса трудился подпаском. Стадо было большое - сто двадцать коров, так что скучать было некогда.

В шестом классе он уже вовсю разъезжал на Волге. Так звали лошадь, на которой он, работая на спиртзаводе, возил воду с речки на стройку. Строили тогда много - и жильё, и производственные строения.

Для сельской местности завод был очень серьёзным предприятием - как-никак, триста пятьдесят работающих! За смену выдавал десять тонн спирта, который вывозили в двухсотлитровых бочках грузовыми самолётами, для приёма которых был подготовлен грунтовый аэродром.

Лётчики были мужиками добрыми и частенько катали детвору на самолёте. Посадят человек десять, взмоют в небо, сделают кружок над посёлком и садятся. А для мальчишек это было просто счастьем, сколько радости они испытывали!

Летом завод вставал на ремонт. Поскольку речная вода была очень жёсткой, на стенках котлов образовывалась накипь. Срубали её зубилами и молотками мальчишки, которые только и могли пролезть внутрь благодаря своей миниатюрности. А чтобы накипь не успела затвердеть, делать это надо было в горячем, только-только остановленном котле. Парней одевали в валенки, ватные штаны, фуфайку, завязанную под подбородком шапку-ушанку, защищали глаза промышленными защитными очками - и на двадцать-тридцать минут заталкивали в барабан. Потом туда отправляли другого пацана, чтобы первый мог охладиться и отдышаться. Одним из этих шести малолетних работяг был и Петя Бельков.

Он трудился на заводе каждое лето. После восьмого класса работал электриком. После девятого ему доверяли уже все виды работ. Это сейчас не доверяют подросткам и совершенно напрасно! Надо заставлять их работать, чтобы они почувствовали, что это такое, поняли, какая это ответственность, и какое это подспорье для семейного бюджета, чтобы они становились самостоятельными. А главное, - чтобы труд был им в радость.

После девятого класса, когда тянули линии электропередачи, он целыми днями сидел на столбах, опираясь на «когти», и изо всех сил тянул провода. Вечером друзья звали на танцы, а он не мог идти, потому что от дневного перенапряжения у него дрожали колени, хотя парнем он был крепким.

Если мать получала пенсию по случаю потери кормильца в размере тридцати трёх рублей, то Пётр, работая электриком первого разряда, заработал пятьдесят семь. Можете представить, какую гордость он испытал, принеся домой такую пачку денег! На следующее лето он получил уже рублей семьдесят-восемьдесят.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ВЫБОР

Он произошёл как бы сам собой. Пётр, как подавляющее большинство мальчишек, любил технику и мечтал стать инженером. Летом в школу-десятилетку за семь километров он ездил на мотоцикле Иж-56 старшего брата. Ковырялся в нём, разбирал-собирал, регулировал, зажигание настраивал. После восьмого класса даже пробовал поступить в Кунгурский автомеханический техникум, но, к счастью, как он сейчас думает, заболел и завалил вступительный экзамен.

А через три года поступил, но уже в Пермский сельхозинститут. Получилось так, что в школу пришли директор и главный зоотехник совхоза «Тюшевской», чтобы агитировать выпускников поступать в «сельхоз». Обещали сделать их совхозными стипендиатами.

Эти разговоры упали, как семена в благодатную почву. У Бельковых всегда была полная ограда скотины: корова, два телёнка, двенадцать овец, свиньи, пара десятков гусей. Пётр всё это видел с детства, и было ему это, по его же словам, не противно. Вот он и пошёл учиться на зоотехника, а его друг - Костя Рогов -      на агронома.

Впоследствии Пётр Степанович ни разу не пожалел, что выбрал профессию зоотехника. Учиться было очень интересно. Это время он считает самым счастливым, потому что пришлось на пору молодости. Время было интересное и беззаботное, да и такого понятия, как усталость, просто не знали.

В финансовом плане надеяться Петру было не на кого, поэтому он совмещал учёбу с работой. Причём работал одновременно на двух-трёх работах. Невероятно, но был артистом миманса в Пермском театре оперы и балета и на законных основаниях имел «корочки», благодаря которым мог пройти на любой спектакль. Просто как-то вместе с Николаем Рошаком (ныне директором птицефабрики «Пермская») поддался на агитацию режиссёра оперного театра, и выступал в театре один-два раза в неделю на протяжении четырёх лет.

Параллельно работал на ипподроме ночным конюхом. Артистом он получал двадцать шесть рублей в месяц, а на ипподроме - сто. Плюс повышенная стипендия - сорок рублей. Как и положено советским студентам - молодым, здоровым и крепким, разгружали вагоны. Больше всего нравилось разгружать фрукты, потому что бригадиры по окончании работы разрешали студентам брать их столько, сколько те могли унести. Хватало, чтобы всё общежитие подкармливать.

Работали на большом (на десять тысяч тонн) холодильнике мясомолторга. Вчетвером разгружали мороженое мясо, рыбу - по два вагона за вечер. Тоже хорошо зарабатывали.

Играл за сборную института по баскетболу. Учились на водителей. Съездил в студенческие строительные отряды: один раз на север, другой раз на юг. Весело было! И всё успевал.

Тем не менее всё равно возникает вопрос: а учился он когда? Ответом служит тот факт, что диплом (по свиноводству) Бельков защитил на «отлично». После защиты председатель дипломной комиссии сказал ему, что его диплом - наполовину готовая кандидатская диссертация. Дело в том, что в то время в его родном совхозе «Тюшевской» выводили новую породную группу свиней - прикамскую. И если бы после института он не ушёл в птицеводство, кто знает, может, и стал бы доктором наук в области свиноводства.

Но. С прямой свиноводческой дорожки Петра Степановича увела его молодая жена, с которой он учился в одной группе. Свадьба у них состоялась вместо выпускного вечера. Аллочка была с птицесовхоза, который позже превратился в птицефабрику «Комсомольскую». Петру оставалось полгода до армии, и жена предложила ему это время пожить у её родителей. И ещё раз подтвердилась народная мудрость, что нет ничего более постоянного, чем временное.

Бельков поддался на агитацию родителей жены и стал птицеводом, о чём никогда не жалел и не жалеет.

О ВЕЗЕНИИ

Ему всегда везло с людьми. Хотя, скорее всего, это вовсе не везение, а лишнее подтверждение известной истины, что хорошее притягивается к хорошему.

Практику после третьего и четвёртого курсов института Пётр Степанович проходил в родном совхозе «Тюшевском». Хозяйство было очень крупное: более тысячи голов крупного рогатого скота, пять с половиной тысяч голов свиней, пять тысяч гектаров пашни. Полугодовую практику после четвёртого курса он вообще прошёл в качестве главного зоотехника - так решил директор совхоза Иван Григорьевич Белоусов.

Отличную школу прошёл он и на птицефабрике «Комсомольской», которой руководил Герой Социалистического Труда Герман Пантелеевич Сергачёв.

Здесь Пётр Степанович трудился сначала бригадиром, а затем зоотехником. А в 1974 году, в возрасте двадцати пяти лет, был назначен директором строящейся птицефабрики и возводил её с первого колышка. Первое время коленки тряслись, но быстро освоился и ввёл в строй три очереди новой птицефабрики, которая была объединена с уже действующей. В результате слияния родилась крупнейшая в Пермской области птицефабрика яичного направления. Пётр Степанович шутит, что трудовую деятельность начал с возведения памятника самому себе. А заодно стал заместителем директора объединённой птицефабрики, возглавил которую Борис Петрович Лисафьев.

Белькова быстро заметили наверху, и добровольно-принудительно он пошёл на повышение - был назначен заместителем директора областного объединения «Птицепром» по производству. Там с руководством ему повезло ещё больше.

Объединение тогда возглавлял Эдуард Омерович Аблекимов. Птицеводческие дела в области в то время шли ни шатко ни валко: среди восьмидесяти восьми регионов Советского Союза объединение занимало не самое почётное пятьдесят седьмое место. Однако за пятилетку удалось вывести его в пятёрку лучших в стране! За это директор объединения был награждён орденом Трудового Красного Знамени, а Пётр Степанович - сначала медалью ВДНХ, а позже - орденом «Знак почёта». Причём орден «догнал» его в 1986 году, когда он уже работал в Чайковском, куда напросился сам, имея опыт руководства и желая работать на прямом производстве.

А помогло Петру Степановичу то, что тогдашний директор птицефабрики Николай Петрович Мартюшев, проработавший на ней семь лет, ушёл на повышение в РАПО (районное агропромышленное объединение). Замену же ему подобрать не могли - не соглашался никто! Этим-то Пётр Степанович и воспользовался.

Отпустили его из «Птицепрома» по-доброму, хотя поначалу довольно эмоционально «благословили» не совсем парламентскими выражениями как отступника и т.д. Но, в конце концов, оформили смену места работы как решение бюро обкома партии по укреплению кадров на селе, дали подъёмные в размере шести окладов и оставили за ним в Перми четырёхкомнатную квартиру.

В Чайковском нашему герою в очередной раз повезло, и он в который уже раз встретил на своём пути прекрасных руководителей - первого секретаря горкома КПСС Михаила Николаевича Назарова и председателя райисполкома Николая Васильевича Беляева.

Назаров распорядился, чтобы Белькову выделили квартиру. Семья из шести человек полтора года жила в обычной «двушке». Затем ему разрешили построить дом - по нынешним временам совсем маленький - на улице Чайковской. Имея достаточный опыт строительства, он использовал белый кирпич и применил так называемую «липецкую» кладку. Здесь в районе такого ещё не видели: силикальцитный кирпич, полутораэтажный дом и особая кладка, благодаря которой тот казался выше... Естественно, добрые люди тут же накатали жалобу в районную партийную комиссию. Там её рассмотрели, и Назаров резюмировал: «Радоваться надо! Раз человек дом построил, значит, оставаться здесь собирается».  А когда у Михаила Николаевича, приехавшего по делам в обком, поинтересовались: «Как там наш Бельков поживает?», то услышали в ответ: «Видимо, тут у вас в Перми шикарно с кадрами, раз вы таких людей от себя отпускаете!».

СТАРТ

Времена тогда были и трудные, и интересные одновременно. Деньги у птицефабрик водились, можно было строить. А делать это Бельков умел и любил. И он продолжил начатое первым директором строительство жилья.

Того в своё время остановили под предлогом, что он распыляет средства, и ещё наказали. А Бельков с высоты областного опыта хорошо знал, что если бы руководители пермских предприятий боялись ответственности, то в областном центре не было бы ни Театра оперы и балета, ни Дворца культуры завода имени Свердлова. А построил их директор завода Анатолий Григорьевич Солдатов. Правда, и за тот, и за другой он получил по партийному выговору, но дворцы-то стоят по сей день.

И началось строительство. До тридцати квартир в год сдавали. Всё было лимитировано, фондов не давали. Приходилось идти напрямую к начальнику Воткинскгэсстроя Евгению Николаевичу Косованову, искать и находить с ним общий язык.

Много чего не было - гаража, кормоцеха, инкубатора. Точнее, инкубатор был - он размещался в деревянном доме в центре Фок, рядом с детским садом. Утром туда везли детей, а оттуда - цыплят.

Строили и производственные корпуса, и жильё. Возводили даже брусчатки. Договорились с Рябининским рейдом в Соликамске и возили брус оттуда. Кирпич везли из Аверят. Было трудно, но всё равно строили. Жизнь кипела!

Параллельно строительству развивали птицефабрику, технологию перерабатывали. Занимались вопросами содержания, выращивания птицы, повышения её продуктивности. И подняли практически под потолок - до уровня мировых стандартов. Но для этого пришлось здорово потрудиться.

Известно было, что в птицеводстве Венгрия ушла далеко вперёд в технологическом плане. Бельков съездил туда вместе с другом в 1992 году. Карманных денег у него было пятьдесят долларов, которые один банкир подарил другу Белькова на пятидесятилетие. Поскольку мадьяры приняли гостей очень хорошо, а главное, бесплатно, то эти деньги Пётр Степанович в основном потратил на подарки для детей друга. Но, что гораздо важнее, узнал много нового и полезного для будущего развития птицефабрики.

Выяснилось, что венгерские птицеводы давали птице витаминов в десять раз больше, чем российские! Поэтому Бельков договорился с гостеприимными хозяевами о поставке так называемых премиксов - сухих смесей, в состав которых входят разнообразные витаминно-минеральные комплексы и биологически активные добавки. Когда чуть позже Пётр Степанович сделал об этом сообщение в Екатеринбурге, на семинаре специалистов российского «Птицепрома», то это произвело эффект разорвавшейся бомбы.

В том же 1992 году после поездки в США, где птицеводство - мощнейшая отрасль, на фабрике при фасовке продукции начали использоваться лёгкие и удобные пенопластовые подложки.

Цех переработки организовали в помещении столовой, куда сотрудники, несмотря на удешевление питания, стали всё реже заглядывать. Там и начали выпускать колбасу. Сказать это оказалось гораздо проще, чем сделать. В то время и технология была, и ТУ были разработаны, а колбасу из мяса птицы не выпускали!

С той поры птицефабрика «Чайковская» стала настоящей лабораторией новшеств - в кормлении птицы, её содержании и выращивании, производстве готовой продукции. И остаётся таковой до сих пор.

ТРИДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Сравнивать ту птицефабрику, тридцатилетней давности, и нынешнюю, некорректно - это просто небо и земля. Как этого удалось добиться?

-              Не мной придумано, что кадры решают всё, - подчеркнул Пётр Степанович. - И я собирал специалистов, хотя совсем не просто было «вытащить», например, шестерых спецов с самой крупной и лучшей на сегодня птицефабрики «Пермской». Мы проповедуем такую точку зрения, что нужно создавать работникам нормальные условия для работы и жизни. Тогда и результаты с них можно соответствующие спрашивать!

Радио - казалось бы, мелочь. Но как приятно, когда люди на работу и с работы, на обед идут под хорошую музыку, которая звучит на территории. Настроение повышается.

На самом деле мелочей в нашем деле нет. У нас работает здравпункт, где можно подлечиться. Открыта парикмахерская. В счёт заработной платы по себестоимости отпускаем работникам собственную продукцию на сумму тысяча восемьсот рублей. На три тысячи они могут взять продуктов в наших магазинах в Фоках.

Деревня есть деревня. Я сам вырос на этом, поэтому мы всячески помогаем нашим работникам в содержании их подсобных хозяйств. Бесплатно пашем огороды, сено они тоже могут взять на фабрике в счёт зарплаты. Сколько домов мы построили на улицах Чайковской и Молодёжной -            и все с хозпостройками. Весной организовывали машину, обустраивали её и по заявкам закупали в колхозах поросят.

У нас есть свой клуб и спортивный зал. Для организации торжеств -              свадеб, юбилеев и так далее - своё кафе. Всё рядом. Если свадьба масштабная - можно устроить всё в том же спортзале.

Мы живём одной большой семьёй!

С высоты прожитых лет я понимаю, что даже солнце всех не обогреет. И я всё объять не могу, хоть и очень стараюсь. Да и с каждым годом люди хотят всё большего, что естественно. Поэтому на всех собраниях я говорю сотрудникам: «Товарищи, зарплата - это заработанная плата! Поэтому давайте зарабатывать - всё наше будет!».

МЕЧТЫ

Ну, не может человек жить только сегодняшним днём, тем более руководитель такого масштаба, как Пётр Степанович.

И выяснилось, что Бельков-директор мечтает превратить птичник в настоящую современную птицефабрику. Удивительно, но Пётр Степанович считает, что этого ещё не произошло, потому что нет предела совершенству. И шутит, что есть у реконструкции начало, но нет у реконструкции конца.

Фабрика растёт, и у роста есть свои издержки. На модернизацию того же комбикормового цеха потрачено сорок восемь миллионов, но нужно ещё семь, чтобы он соответствовал сегодняшнему уровню. И так по каждому объекту.

Известно, что эффективность производства не зависит от формы собственности и политических предпочтений руководителя, а исключительно от его профессионализма и порядочности. Но я не мог не спросить у Петра Степановича, до какой черты должна простираться забота о человеке, чтобы она не порождала иждивенческие настроения? Где та грань, которую нельзя переходить? Как её уловить?

Оказалось, понимание этого, ощущение - сродни искусству. Времена и взгляды меняются, приходится к ним приспосабливаться. Это трудно даже с моим опытом, признался Пётр Степанович. Но его когда-то учили, а теперь он сам учит этому других, что всё равно надо делать добро. Даже если этого не оценили. Если ты пришёл руководить коллективом, значит, ты за него отвечаешь и должен для него делать всё!

Всё сразу стало на свои места, когда Бельков сказал, что его знак Зодиака - Близнецы. Понятно теперь, как в нём прекрасно уживаются два совершенно разных человека: один придерживается гуманистических, патриотических и прочих традиционных для русского человека взглядов, а другой - применяет на практике жёсткие рыночные методы, внедряет современные технологии, стремится к новому и прогрессивному, перешагивая через старое и отжившее.

Ну, а Бельков-человек мечтает достойно прожить жизнь:

-              Когда-то я мечтал доработать на птицефабрике до выхода на заслуженный отдых, подняв её до какого-то высокого уровня. И сделал это, несмотря на множество лестных предложений перейти на другую работу.

Сейчас я мечтаю, точнее, ставлю перед собой цель оставить наследникам - сыновьям Владимиру и Алексею - такую фабрику, чтобы мне не было стыдно за дело рук своих, чтобы мне вслед не говорили, что я сделал что-то не то.

В конце концов, всё остаётся людям. Как тут не вспомнить бессмертные строчки, написанные Хафизом: «Эй, богач! Загляни в глубину своей нищей души! Горы злата, монет, самоцветных камней - не навечно. Видишь надпись на своде сияющем: «Всё на земле, - Кроме добрых деяний на благо людей, - не навечно». Я слушал рассказ-исповедь Петра Степановича и думал о том, как же нам за последние четверть века задурили головы расплодившиеся в нашей стране болтуны всех мастей. Как истово они нам доказывают, что человек каждые пять лет должен менять место работы, точку приложения своих интеллектуальных и физических сил; что это, мол, крайне необходимо для его нормальной жизни. Видимо, все люди вкладывают в это понятие свой смысл, но что бы мы делали без людей, посвятивших всю свою жизнь однажды выбранному любимому делу и добившихся в нём весомых достижений. И достойнейшим их представителем является Пётр Степанович Бельков.

Николай ГАЛАНОВ.

 

Библиография:

  1. Бельков, П. С. На победной волне : беседа с пред. Чайковской гор. Думы Петром Степановичем Бельковым / записал Александр Белов // Огни Камы. – 2006. – 18 февр. (№ 34–37). – С. 4.
  2. Бельков, П. С. "Мы работали ради людей!" : беседа с Петром Степановичем Бельковым, директором птицефабрики "Чайковская» / беседовал Николай Галанов  // Огни Камы. - 2014. - 17 окт. (№ 242-246). - С. 5. - (К 20-летию Чайковского парламента).
  3. Габдушева, А. Путь от совхоза до птицефабрики / А. Габдушева // Огни Камы. – 2006. – 2 июля. – Спец. вып. : Любимому городу – 50! – С. 15.
  4. Галанов, Н. История счастливого человека / беседовал Николай Галанов // Огни Камы. - 2016. - 25 марта (№ 61-65). - С. 4-5.
  5. Камов, Т. Петр Бельков награжден золотой медалью : директор Чайковской птицефабрики Петр Степанович Бельков награжден золотой медалью за вклад в развитие АПК / Тимур Камов  // Огни Камы. - 2015. - 12 июня (№ 126-130). - С. 1.

 

ßíäåêñ.Ìåòðèêà Ðåéòèíã chaiknet.ru